Виктор Хатеновский

Виктор Хатеновский

Все стихи Виктора Хатеновского

  * * *

 

Ах, Россия-матушка  – сумасшедший дом!

Сколько слёз замешано в голосе твоём!

По брусчатке каменной – загодя поплачь –

Вновь пройдётся каином молодой палач.

 

С грохотом да с хохотом гаркнет: «Что ж ты, мразь,

Возле места лобного мордой месишь грязь?!

Брось скулить, уродина!  Всё-таки не зря

Строила ты, холила спецконцлагеря!»

 

19.08.1991

 

* * *

 

Бессонницей сбита подушка. Некстати

Рука потянулась к перу и к тетради.

Взъерошены волосы. Муза, как кочет,

Глагольные рифмы средь ночи бормочет.

В гармонии с миром – то сверху, то снизу

Вибрирует, скачет, ползёт по карнизу...

Тревожно сомкнув воспалённые вежды,

Жизнь вновь расцвела парусами надежды.

 

5.10.1996

 

* * *

 

Благодарю Тя, Господи!

Господь, благодарю –

Её по Красной площади

Не вёл я к алтарю,

И радостью, обещанной 

В начале всех начал, 

Ты с этой дерзкой женщиной

Меня не обвенчал.

Благодарю Тя, Отче наш –

В стране грехов и грёз

Всё пройдено, всё кончено

Без крови и без слёз.

Доверившись сну вещему –

Слов попусту не трать...

Пролей на эту женщину

Любовь и благодать!

 

23.12.1992

 

* * *

 

Был дерзок я, как уркаган.
В бескровной схватке с вами –
Краснел, хватался за наган...
Мог землю грызть зубами.
От криков собственных оглох – 
Неистовствовал... Следом –
Раскрасил стихотворный слог
Прекрасным чёрным цветом.
Вам трудно мне не сострадать?
Бог – в помощь!  Рифмы эти
Грудной братве талдычит мать,
Весь день горланят дети.
Мой стих сильнее топора,
Страшней клыков вампира...
Довольно! Полночь. Спать пора.
Раскурим – трубку мира?!

 

02.08.2011

 

* * *

 

В две тысячи бесхитростном году,
Почти что став родного батьки старше –
Забронзовеешь, съездишь в Воркуту,
По Брахмапутре проплывёшь на барже,
Пройдёшь сквозь строй состарившихся лиц
На сквернословных ярмарках, вериги
Сорвёшь с души, вернёшься в Аустерлиц 
И жизнь вдохнёшь в неизданные книги.

 

31.12.2011

 

* * *

 

В окрестностях Джакарты,

Взбодрив судьбу штыком,

За жизнь сражался в карты

Тэрэлли с Левшуком.

Во вторник труп Тэрэлли

Швырнули в яму... Штук

Сто двадцать пять дуэлей

Смог выиграть Левшук.

 

Снабдил Господь талантом:

Шестёрка, туз, валет...

Левшук краплёным картам

Сказать не сможет: «Нет!»

В палаццо иль в бедламе

Жизнь выдохнется... Где?!

В Джакарте, в Амстердаме,

В Твери, в Караганде!

 

7.04.2011

 

* * *

 

В Рождественскую ночь, сквозь пелену печали

Пытаясь разглядеть второстепенный сон,

Нас как бы невзначай друг с другом обвенчали

Превратности судьбы. Очередной сезон

Закончился не так, как мыслилось когда-то...

Мы – прочное звено посредственной толпы.

Мы не обречены: хоть мы не влились в стадо –

Природа не спешит разгладить наши лбы.

Нас предпочла вражда объятьям Афродиты.

В грядущий год опять не нам баклуши бить.

Мы – загнанные псы. Нас грозное –  « иди ты!»

От сволочной судьбы не сможет защитить.

 

30.12.1998

 

* * *

 

Голос, взгляд, походка, жесты –
Слепок жизненный... В Белграде
Смерть, схватив костюм невесты,
Льнёт к кладбищенской ограде.

Под стеклом расправив спины,
Подвывая: «Все мы смертны»,
Розы, астры, георгины
Снова ждут сакральной жертвы.

Затхлый запах влажной тверди
Мозг взрывает криком: «Горько!»
Моцарт, Бах, Чайковский, Верди
Нагнетают страсти... Только

Оглашенным – страх неведом:
Растворившись на погосте,
Будешь – скомканным портретом –
Приходить к Отчизне в гости.

 

17.03.2012

 

* * *

 

Декабрь без снега – благодать.

На ветках – гроздья спелых почек.

Ты с каждым призраком в кровать

Ложишься спать без проволочек.

Затем, проснувшись поутру –

Всплакнёшь над свежим некрологом:

«Ведь я – когда-нибудь помру

И в гроб сойду в костюме строгом».

 

Твой мозг хандрит без топора.

Заправить снедь холодной водкой

Тебе – давно пришла пора;

И –  в путь скользящею походкой.

 

Так – день за днём, за годом год:

Трактир, трамвай, завод, берлога.

И чернь подвыпившая ждёт 

Очередного некролога.

 

5.12.2005

 

* * *

 

День вздыбился сугробами.

Мороз воскрес... Метель

Неистовствует – чтобы мы,

Как в прорубь, в канитель

Потешных игр с вакханками

Вгнездились, раздразнив

Асфальт, разбитый танками

Блиндаж-альтернатив;

Чтоб прошагать жизнь набело,

Не проклинать судьбу...

Чтоб курва власть не грабила

Страну и голытьбу.

 

28.01.2016

 

* * *

 

День груб, нервозен, обездвижен.

Сдружились с пылью ордена.

Взрывная терпкость спелых вишен,

Как лоб, к руке пригвождена.

Вгрызаясь в чувственную мякоть

С восторгом бешеным, готов

Конквистадор смеяться, плакать,

Пешком отправиться в Ростов,

В Солнечногорск, в Саратов к тётке,

В прохладный сумрак, в синеву –

Чтоб где-то там без слёз, без водки

Из сердца выскоблить Москву.

 

10.07.2014

 

* * *

 

День протрезвел от нашествия сплетен.

Сдуру расторгнув контракт с ремеслом,

Ты, словно мышь подзаборная, беден.

Дом твой давно предназначен на слом.

 

Вздорный оскал, властно-барские жесты,

Злую, всегдашнюю склонность к борьбе

Ты предпочёл страстным ласкам невесты,

Ставшей – скандально – ненужной тебе.

 

Время споткнулось в твоей монограмме.

К дерзким надеждам жизнь пригвождена...

Пьянствует вновь с сатанистами в Храме,

Впавшая в мерзость, родная страна.

 

23.02.2017

 

* * *

 

День уткнулся лбом в распятье.

За стеклом – горланят братья:

Костерят взахлёб судьбину –

Стерву ту, с которой – сгину.

Стерва взглядом гасит свечи,

Ноги мне кладёт на плечи

И с рыданьем: «Как ты беден!» –

В землю сеет зёрна сплетен.

 

3.09.1998

 

Диалог со Смертью

 

«Эй, юродивый!»

                        – О! Безносая?..

Ты пошто стоишь в стужу босая?
Али ждёшь кого? Не меня ли? Ой,
Ты ошиблась, Смерть! Щас черёд не мой!

Что ты ластишься, рвань заборная?!
Уж давно не лил водку в горло я.
Не пою,  не пью – мясо кушаю,
Да из форточки Бога слушаю.

А за стёклами – копоть, смрад и грязь.
Я кричу, задрав морду кверху: – Слазь!
Погляди – с вином, с песней, с плясками
Твой народ, как встарь, кормят сказками. 
           
Погляди, услышь – как на площади
Люд простой орёт в небо, –  «Господи!»
Как в церквах с колен на распятия
Смотрят матери, сёстры, братия...

Сколько горечи в тех глазах больных!
Сколько муки там, сколько веры в них!
И под стоны те с четырёх сторон
В унисон – шальной колокольный звон.

Но, как встарь, на клич в небо, –  «Господи,
Помоги хоть ты жизнь не скомкати!» –
Тишина в ответ, копоть, смрад и грязь,
И плевать Ему – что кричу я, – Слазь!

И с проклятьями, да с молитвами
Спим мы сутками, пьём мы литрами,
Век на привязи ходим, бродим мы...
Эй, безносая!..
                           – «Что, юродивый?!»
 

04.05.1987

 

Диалог со Смертью

 

«Книг, картин, стихов и песен –

Здесь не надобно. Как тесен

Дом-острог?!.. Страдальцу тут 

Вскрыться старцы не дадут...

Но своим стать на погосте –

С радостью помогут…». 

                                    – «Бросьте!

Пусть – обхаявший Европу –

Ваш язык примёрзнет к нёбу».

«Безрассудный, разве в Польше,

Став любовником партнёрши,

Ты под вальс, под канонаду

Не подталкивал жизнь к яду?!

Оглашенный, разве – лето

Стать последним для поэта

Не пыталось?!. Вспомни!..»

                           – «Леди!..»

«Что?!  Провидцы – словно дети:

Так чувствительны!..» 

                                     – «О, Боже!

Как Вы в бешенстве похожи

На...» 

      – «Кого?..» 

                – «Земную твердь».

– «Так каков твой выбор?»

                – «Смерть!»

 

23.02.2013

 

* * *

 

Дурная наследственность, взгляд исподлобья;

Бесстрастно, бессмысленно, жуликовато

Хрустят под стеклом бессловесные хлопья,

Как взрывы в подследственном штате Невада. 

Всё так же – в зашторенность чопорных зданий

Прицелившись – ластится зверь високосный

К взволнованным планам народных восстаний...

Ты слышишь – как плачут кремлёвские сосны?!

 

16.01.2016

 

* * *

 

Жизнь непроста.
Смерть многогранна.
С верой в Христа
Спит Дона Анна.
Спит Командор.
Скромно и смело
Спят с давних пор
Гамлет, Отелло.
В гроб Дон Гуан
Снёс васильковый,
Модный кафтан.
Для Казановы –
Дочка, жена,
Сваха, невеста –
Где-то нашла
Тихое место...
Сколько их, Бог,
Тех, кто из блюдца
Выпив, не смог
Утром проснуться?!
Выскоблив лбы
Жизненным стажем,
Скоро и – мы
Где-нибудь ляжем.

 

* * *

 

Жизнь, как бы невзначай,
Заглядывает в стёкла.
И вздорная печаль
Берёт тебя за горло.
Ты – в ужасе. Душа,
Предвидя час разлуки,
Над бездной чуть дыша,
Стихами греет руки...
Растоптан, позабыт,
В предчувствии подвоха,
Ты вновь почти навзрыд
О смерти просишь Бога.
 

31.01.1996

 

* * *

 

Жизнь, как камни раскидала 
Нас. Пресытившись хлыстом,
Тяжкой поступью вандала
Входит память в старый дом.
Без фанфар, без песнопений
Одолев промозглый тлен,
Входит, бродит... Чьи-то тени
Отделяются от стен.
Прорастает память телом:
Камнем высветлив версту,
Батька в платье чёрно-белом
Грудью тянется к кресту...
Прокричав веселью: «Трогай!» –
Слёзы вытравив из глаз,
С повседневною голгофой
Мать смирилась ради нас...
Злая память сердце гложет:
Ощетинившись, как зверь –
Просчитает, подытожит
Горький перечень потерь.
Жизнь вбивает ногу в стремя,
Грудь рубцует мошкара...
Ах, как сладко пахло Время
В предвкушении добра!

 

* * *

 

Жизнь, как камни раскидала 
Нас. Пресытившись хлыстом,
Тяжкой поступью вандала
Входит память в старый дом.
Без фанфар, без песнопений,
Одолев промозглый тлен,
Входит, бродит... Чьи-то тени
Отделяются от стен.
Прорастает память телом:
Камнем высветлив версту,
Батька в платье чёрно-белом
Грудью тянется к кресту...
Прокричав веселью: «Трогай!»,
Слезы вытравив из глаз,
С повседневною Голгофой
Мать смирилась, ради нас...
Злая память сердце гложет:
Ощетинившись, как зверь –
Просчитает, подытожит
Горький перечень потерь.
Жизнь вбивает ногу в стремя,
Грудь рубцует мошкара...
Ах, как сладко пахло Время
В предвкушении добра!

 

30.06.1997

 

* * *

 

М. Цветаевой

 

За неженскую

Мощь и силищу

Твоим словом я

Воздух вымощу.

За талант в крови – 

На глазах – толпы

Я слезами Вам

Ноги вымыл бы.

 

31.08.1983

 

* * *

 

Здесь весною пахнет кедром.

Здесь, споткнувшись об кистень,

Убаюканная ветром,

Безмятежно дремлет тень

Проходимцев в платьях рваных;

Тень – зарывшихся в пески;

Тех, кто выполз из нирваны

В –  «просветлённые мозги».

Здесь щекочет воздух ноздри.

С громким криком топора

Здесь прогнётся сумрак пёстрый

Под предательством – Петра.

Над распятьем – свет багровый

Скорбь небес закрутит в жгут.

Весть Благую Иеговы –

Если чтят – то только тут.

 

24.04.2000

 

* * *

 

Злых дум – невпроворот.

Не сводня, не служанка,

Мне от срамных щедрот

Ни холодно, ни жарко.

Без слёз, без медсестёр

Скорбят зловеще тени,

Швырнув судьбу в костёр

Дурных хитросплетений.

 

22.05.2017

 

* * *

 

Клокочет злость – к счастливцу молодому,

С которым ты в пургу, в буран, в метель

Лыжню протопчешь к собственному дому,

Разделишь хлеб и брачную постель.

Жизнь не столкнёт нас с ним при абордаже.

Под гром чужих блистательных побед –

Привык в пропахшем кровью камуфляже

В оглоблях спать сто тридцать девять лет.

 

16.02.2012

 

* * *

 

Колёса на рельсах вальсируют. Близко

Глухие задворки вечернего Минска;

Где я, театральный пройдоха и урка,

Впервые залягу под скальпель хирурга.

Вокзал, чертыхаясь, злословит от боли;

Всевышний настойчиво в уши глаголит:

«Блаженный, не дрейфи! Без слёз и без торга

Тебе ещё, знаешь, лет сорок до морга!»

 

04.11.2008

 

* * *

 

Кончается лето. До рвоты обрыдло

Элитное чванство, чванливое быдло,

Работа до пота;  и – желчью раздуты –

Входящие в моду объятья Иуды.

 

Кончается лето. Что ж, в запахи моря –

Вплетём отголоски прошедшего горя.

И с чревом, раздутым, как свадебный улей,

Ты, слёзы глотая, заснёшь в Барнауле.

 

И если за брань – ту, что Господа крыл я, –

У лайнера вдруг не развалятся крылья

На взлёте, в полёте – торжественно, гордо

Приеду – тебя отучать от аборта.

 

Приеду... А, впрочем, зачем мне всё это?!

Остужено ветром, кончается лето.

И осень играет натруженным прессом:

«Пусть выскребут чрево холодным железом!»

 

24.08.1990

 

* * *

 

Лишилась жизнь привычного уклада:

С надрывом встретив високосный год,

Во вторник днём во время снегопада

Скончался мой сибирский старый кот.

Болезнь и старость празднуют победу.

Смыв пыль и грязь с нательного креста,

Как человека, сродственника – в среду

Сроднил с землёй я – доброго кота.

 

27.01.2012

 

* * *

 

Между борьбой и миром

Не выровняв балласт,

Он вздорным конвоирам

Полцарства не отдаст.

Жесток, немногословен,

Бесстрашен, как бандит,

Нуждой взращённый воин

Весь мир поработит.

Вгрызаясь дерзко, слепо

В кремлёвский перепляс –

Громил врагов в Алеппо,

С землёй сровнял Кавказ.

Он врос в легенды. Даже 

Был свят, как божество...

И жизнь – без камуфляжа –

Промчалась сквозь него.

 

15.10.2016

 

Монолог Христофора Колумба 

 

Даже крысы к плаванью готовы.

Свежий ветер с парусами груб.

За спиной – «соломенные вдовы»:

«Образумьтесь, Христофор Колумб!»

 

Соскоблив, размыв помёт крысиный,

Век нахрапом заглушает плач, –

«Образумьтесь!»  – Нет! Толкает в спины

Нас кошмар житейских неудач.

 

Только – знаю: поздно или рано

(Недоступен, справедлив и строг)

За труды – ключи от Океана

Возвратит нам всемогущий Бог.

 

Вот тогда – зализывая раны,

Вспомнив порт, отравленный уют,

По волнам в заснеженные страны

Корабли с добычей поплывут.

 

Образумьтесь?..  Сразу после мессы,

Злой фортуне заглянув в глаза,

Крикну я:  «Вперед,  головорезы!»

Ах, как Время вгрызлось в паруса!

 

18.02.1995

 

* * *

 

Набычив лоб, сойдя с ума
И умертвив в октавах звуки,
Вновь расторопная зима
Ребёнком просится на руки.
Она предчувствует разлад...
Кричит: «Юродивый, покуда
В грехах замешкался Пилат
И от судьбы бежит Иуда –
Твори!» Пытаясь мне помочь,
Деревья вскакивают с места...
Вот только странно в эту ночь
Смерть разодета – как невеста.

 

* * *

 

Набычив лоб, сойдя с ума,
И умертвив в октавах звуки,
Вновь расторопная зима
Ребёнком просится на руки.
Она предчувствует разлад...
Кричит: «Юродивый, покуда
В грехах замешкался Пилат,
И от судьбы бежит Иуда –
Твори!»  Пытаясь мне помочь,
Деревья вскакивают с места...
Вот только странно в эту ночь
Смерть разодета – как невеста.

 

8.09.1994

 

* * *

 

Над колыбелью зыбкой –

Оранжевое солнце.

Взгляни на жизнь с улыбкой,

Достойной стихотворца.

С судьбой смирись, как с небом:

Средь распрей бытовых

Господь блаженных хлебом

Подкармливать привык.

Твой мозг в тени черешен

Тревожит стук копыт?..

Не так уж мир безгрешен,

Чтоб ты был им забыт.

 

8.07.2000

 

* * *

 

Не юродствуй, не остри!

В ночь – без вдохновения –

Буду час, час тридцать три

Размышлять на фене я.

Сможешь ты без трескотни, 

Без словесной патоки –

Скукой вскормленные дни –

В Брахмапутре, в Ладоге

Скрыть от шквального огня;

Чтоб узнать смог точно я –

С кем ты выскоблишь меня,

Страсть моя порочная.

 

15.02.2017

 

* * *

 

Нервотрёпкой день разбит,

Стёрт. Без инструктажа

Саван для взрывных обид

Сшит из камуфляжа.

В разродившийся костёр

Дров подбросив, «Браво!», –

Вскрикнет банда медсестёр,

Проходимцев... Ржаво

Дрязг постыдных круговерть

Вздрогнет... И – Зазноба –

Будет гнать шальная Смерть

Жизнь под крышку гроба.

 

25.05.2017

 

* * *

 

Нет – на сердце зла.

Осень скверным бытом

Души растрясла.

Чтоб не быть забытым,

Взвыв от эпиграмм –

Братство каждый вечер

В церковь или в храм

Ходит ставить свечи.

 

Чтоб не грянул гром,

Ты в костюме строгом

Кровным серебром

Расплатился с Богом

За тяжёлый труд

И за жизнь в ненастье.

Люди часто мрут

От любви и счастья.

 

01.11.1999

 

* * *

 

Ночь бьётся грудью об карниз.

В обшарпанной восьмиэтажке

Не Пётр, не Виктор, не Борис

Коньяк пьёт из литровой фляжки.

 

«Свершилось! Львы – разведены.

Ты – здесь. Она – везде, как птица», –

Шесть дней талдычат со стены

В портреты втиснутые лица.

 

30.09.2013

 

* * *

 

Ночь рассвирепела от вздорной премьеры.
Бескровный триумф под цветастым платком
К столбу прислонился. В расцвете карьеры
Звезда, сжав гранёный стакан с коньяком,
В мечтах примеряет роль из Маскарада...
Мозг в рифмы вплетает изысканность строк
В то время; как сверху с усмешкой Сократа
Звезде рукоплещет строптивый пророк.

 

21.10.2013

 

* * *

 

Нуждой взращённый воин

Злорадствовал, как смерд:

«Сентябрь – немногословен,

Октябрь – жестокосерд;

Бесхлебье в прах растёрло

Ноябрь,  декабрь,  январь...

Довольно! Руки с горла,

Бесстрастный календарь!»

 

13.10.2015

 

* * *

 

Ой, отстань, отстань, цыганка!

С чёрствой, сволочной хандрой

Расплююсь, добив подранка

Иль взлетев над Тебердой.

Согреваясь водкой в слякоть,

Смалодушничал я?!  Что ж,

Будет жизнь смеяться, плакать,

Сжав в кармане вострый нож.

 

30.08.2017

 

* * *

 

Октябрь. Слякоть. Листопад
Флиртует с ветром. День обвалом
Надежд отмечен. Двое спят,
Укрывшись плотным покрывалом.
Ночная мгла не так страшна
Содружеству... В застенках рая
Жена, как смерть, ему нужна;
Ей нужен муж, как боль зубная.
Так – было, есть. Так будет впредь.
Вновь умертвив в октавах звуки,
Она рискует – растолстеть,
А он – состариться от скуки.

 

 

* * *

 

Отстрадано. Зима в окно

Швырнула горсть кораллов.

Мы разошлись бы всё равно;

Без драк и без скандалов.

Мы были больше чем дружны.

Но, смерть зазвав на ужин,

То Вы мне не были нужны,

То я Вам был не нужен.

 

Бахвалясь фразой прописной, 

Железом руки стёрла,

Разлука влажной пятернёй

Берёт меня за горло:

«Ну вот и всё! Зима в окно

Швырнула горсть кораллов.

Вы разошлись бы всё равно;

Без драк и без скандалов».

 

04.10.1994

 

* * *

 

Передёрнув затвор беспросветной печали, 
К ремеслу пристегнув взвод соломенных вдов,
Как младенца, шесть дней в колыбели качали 
Расторопные улицы злых городов
Неустроенный быт, заскорузлость... Саратов,
Красноярск, присмирив к верху поднятый кнут,
В обездоленность лиц, в заторможенность взглядов
Даже видимость жизни уже не вдохнут.

 

17.10.2013

 

* * *

 

М. Анищенко

 

Плач выскоблил рты от Самары до Йорка.

Невзгод не страшась, никуда не спеша,

Расслабилось тело в объятиях морга;

Над телом, прощаясь, зависла душа.

 

Пророк умерщвлён. Лица скорбью распяты.

Вгрызаясь лопатой в промёрзшую твердь,

В расхристанный день не жиды, не кастраты –

Россия провидцу сосватала смерть.

 

Прикормлена совесть овсом из ведёрка.

Не корчась, не злобствуя, не ворожа,

Расслабилось тело в объятиях морга;

Над телом, прощаясь, зависла душа.

 

26.11.2012

 

* * *

 

Прижавшись лбом к прохладному стеклу,

Разрушив жизнь нашествием бессонниц,

Пустынник в страсть к больному ремеслу

Готов вложиться. Скомканный червонец 

Хрустит в ладони. С губ не храбреца –

По крутизне несладострастных танцев –

«Быть иль не быть?!». Сатрапы у крыльца

Вердикта ждут кремлёвских чужестранцев.

 

28.05.2015

 

* * *

 

Разверзлась ночь. Войдя в калитку,

Вбив в домофон прозрачный код,

Судьбой назначен был навскидку

Для зверской страсти «круглый год».

Промчалось лето. Стёрлась осень.

Зима не вгрызлась в полный рост...

Страсть, на висках увидев проседь,

Вприпрыжку скачет на погост.

 

03.06.2017

 

* * *

 

Разделавшись с бесом

Поездками в Талеж,

Ни Брик, ни Дантесом

Ты точно не станешь,

Строптивая. Впрочем,

Ты сможешь для дряни

Чуть-чуть напророчить

Судьбу – Модильяни.

 

11.12.2016

 

* * *

 

Распластанный зажравшейся Москвой,
Отвергнутый благопристойным Минском,
Клятвопреступник с крупной головой
Юродствовал пред мрачным обелиском.

Глумилась над пространством чехарда.
Неистовствовал вздор. В мертвецкой хмуро
В застиранных халатах ждут – когда
Под пальцы приплывёт клавиатура.

 

22.06.2013

 

* * *

 

Рассеялась мгла над безрыбьем.

С утра – подвернув рукава –

Мы снадобья вздорного выпьем

За жертвенность слов. Такова

Расценка пророчеств... Сегодня,

Взбодрив злобных недругов рать,

Судьба – расторопная сводня –

Прольётся стихами в тетрадь.

 

17.04.2016

 

* * *

 

С гортанным криком «Быть, не быть?»

Разгромлен дней порядок строгий.

Мне вновь не терпится забыть

Про страсть к прекрасной недотроге.

Невзрачность жизни просветля,

Скорбит с рефреном звук неробкий:

«Ведь ты не предназначен для

Взрывной, всегдашней нервотрёпки».

 

29.05.2017

 

* * *

 

С жизнью возрастною

Не ввязавшись в бой,

Не больна ты мною.

Скверно мне с тобой.

Злой, дурной, отважный –

Вновь, как гренадёр,

Сброшу день вчерашний

В жертвенный костёр.

 

26.05.2017

 

* * *

 

С разнузданной страстью к погромам – не споря,

Жизнь растормошив, ты бросаешься в море

Подследственных чувств. Твои бёдра, твой взгляд

С бесстыдством – о ласках земных говорят.

 

Медведь, впавший в спячку, и тот был разбужен

Твоим восхитительным возгласом, –  «Нужен

Мне ты!». В Дюссельдорфе, в Атепцево, в Минске 

В честь – вздорной любви – расцветут обелиски.

 

05.12.2016

 

* * *

 

С утра расцвела придорожная ива.

Возможно, чужую предчувствуя боль,

Природа сегодня так красноречива,

Что я над собою теряю контроль.

 

Забыты тревоги, бег в поисках хлеба;

Надуманный страх безвозвратно исчез.

Мне только бы видеть бездонное небо,

Рассвет и с туманом флиртующий лес.

 

14.01.1997

 

* * *

 

Сегодня вновь, как тридцать лет назад,

Мы будем петь дурными голосами

Про чёрствый хлеб и про вишнёвый сад,

Про заскорузлый быт в смердящем храме;

Про то, как сброд зажравшихся господ

Златым тельцом раздавлен и разрушен;

Про то, что русский коренной народ

Своей стране давно уже не нужен.

 

20.09.2010

 

* * *

 

Сентябрьским днём иль сентябрьской ночью,

Не встретившись с дерзкой вакханкой воочью

В бесхозных, в разросшихся зарослях вишен,

Ты сломлен; ты, как террорист, обездвижен.

Ты – жертва, мишень для спецназовской пули...

А впрочем, в Москве, в Катманду, в Ливерпуле

Всем тем, кто безвременьем на кол подсажен,

Восторженный скрежет бессонниц не страшен.

 

07.09.2016

 

* * *

 

Сжав стакан густой отравы,
Расчехлив блудливый глаз,
Вновь сегодня, Боже Правый,
Я готов пуститься в пляс:
В нервный, громкий, одинокий,
Нужный – как собаке кость.
Приковала к танцам – ноги
В сердце вспыхнувшая злость.
 

15.01.2010

 

* * *

 

Сказать по правде – мне, родная, некогда

Ни голосить, ни плакать над тобой.

Лежит печаль на застеклённых веках. Да

Народ с утра торопится в забой.

 

Смирилась Русь с наследием иудиным.

Москва – бомжатник. С некоторых пор

Мне всё равно – с Медведевым иль с Путиным

Ты добровольно ляжешь под топор.

 

2.10.2009

 

* * *

 

Маме, Нине Павловне

 

Сколько непритворных слёз,

Бедствий, стрессов нервных

Отпрыск ваш Вам преподнёс,

Будучи, во-первых, –

Хворым, хрупким, щипцевым,

Вздорным... С колыбели –

Плакальщицы стадом злым

Над блаженным пели:

«Для тебя под Минском вы-

Выдолблена яма!..»

Где б я был, когда б не Вы,

Дорогая мама?!

 

4.10.2012

 

* * *

 

Смирившись с бурною судьбой,

Подкармливая жизнь разбоем,

Ты был в стране своей родной

То отщепенцем, то изгоем.

Разбилось зеркало... Портрет –

В слезах, в цветах. Без аллегорий 

Тебя, подследственный поэт,

Свезут в ближайший крематорий

Все те, кем твой нескромный лоб

Ещё вчера мог быть разрушен...

В России нужно сдохнуть, чтоб

Понять – кому и как ты нужен.

 

02.06.2014

 

* * *

Татьяне Костандогло


Среди прочих напыщенных львиц ты, бесспорно, 
Выделяешься запахом кожи. Звук горна 
Твоего – как набат, предвещающий – вскоре
Эту землю волной смоет в Чёрное море.

Я – которого страх грозным скрежетом стали
В предстоящем бою обезглавит едва ли;
Я, который познал вкус борьбы, запах крови,
Трепещу, когда ты сводишь тонкие брови.

Обескровлен, сражён, припечатан к веригам 
Тихим голосом, взглядом пронзительным, криком:
Из тибетских пещер повылазив, Атланты
Твоим недругам рвут причиндалы и гланды.

 

31.10.2000

 

* * *

 

Сто тридцать восемь дней душа

Хандрит, безмолвствует. Нерезкий

Квартирный взмах карандаша

Раздвинет в полночь занавески.

Сроднившийся с корчмой невроз,

Рассеяв мрак прослойкой света,

На вновь поставленный вопрос

Не даст правдивого ответа.

Сквозь ржавый скрежет пустоты

Роскошным, мощным апперкотом,

Как лермонтовский Демон, ты

Судьбу поздравишь с Новым Годом.

 

5.12.2014

 

* * *

 

Страна, над убогим страдальцем не плачь:
Закончилось время – сплошных неудач.
Сегодня меня, в крайнем случае завтра,
Согреет в объятьях своих Клеопатра.

Отныне прижизненной славой – согреты
Сократовский лоб мой, стакан, сигареты,
Московский коньяк в привокзальном буфете
И даже мои – не рождённые дети.

 

23.03.2010

 

* * *

 

Н. Рубцову

 

Судьба, поэт, предрешена.

Признав в тебе единоверца,

Когтит – строптивая жена

Твоё взволнованное сердце.

Взрастёт победа на крови:

Увековечит встреча с бесом

Рождённую не для любви

И ставшую твоим Дантесом.

 

11.10.2012

 

* * *

 

Так много потеряно сразу!

Над пеплом остывшим скорбя,

Я вспомнил зловещую фразу:

«Любить не мешайте себя».

Не сбагрить её, не заямить,

Бессонницей не утомить...

Наотмашь бьёт дерзкая память:

«Себя не мешайте любить!»

 

23.09.1994

 

* * *

 

Так это – всё?!  А где – под грохот сбруи –
Проклятья, ласки, слёзы, поцелуи?
Где монолог: «Как долго, в самом деле,
Должна я ждать тебя в своей постели?!»
Где взрыв эмоций? Где – ответь мне быстро –
Французской водки полная канистра?..
Постель согрев, ждёшь агнца, Клеопатра?
Помру – сегодня. Ты погибнешь завтра.
 

25.02.2011

 

* * *

 

Тусклый блеск ночного бра,

Кот мурлыкающий; склизкий

Канделябр из серебра;

Кружки, купленные в Минске.

Тёплый плед, качалка; смех,

Раздразнившей водкой губы

Расстрелявшей слово «грех»

Соблазнительной Гекубы.

Жизнь бессонницей растре...

Растревожив – на рассвете

Скромно встретим в сентябре

Бунт на флагманском корвете.

Тварь, продрогшая насквозь,

Вряд ли смертного разбудит

Верой призрачной в – авось,

В как-нибудь и в будь что будет.

 

18.12.2014

 

* * *

Т. К.


Ума не приложу – кому всё это надо?!
Вы – благородны. Я – эстетствующий хам,
Зачатый впопыхах и изгнанный из стада,
И потерявший счёт засаленным грехам.

Я – скопище червей, я – выблюдок клозета,
С восторженностью злой бичующий волхвов.
Ну как же Вы смогли узреть во мне поэта?!
Ну как ошиблись Вы, любимица Богов?!

 

14.06.1993

 

* * *

 

Хватит дрыхнуть, хватит спать! Хоть ещё не утро,  
Расколол вечерний сон колокольный звон. 
Егеря почти в упор расстреляли Зубра, 
Обложив его со всех четырёх сторон. 

Кожу с мясом от костей отдирали, рвали 
И бросали через стол злым собакам в пасть.
Бабы прыгали на стол, на носки вставали, 
Позволяли на себе даже кофты рвать. 

Хохот, топот, злобный  лай – пьяная потеха 
Водку вёдрами лила в рот дырявый… Вдруг 
От трёхсотого стакана поперхнулось эхо, 
И стальные топоры выпали из рук. 

И заглох надсадный лай озверевшей своры, 
Шлёт веселье пузыри аж со дна реки; 
И, забыв про рудники, сбив со ртов запоры, 
Развязали мужики злые языки:

«Пусть  на  Кронверкском  валу захлебнёмся кровью, 
Пусть в сибирских лагерях  околеем – всё ж 
Мы заткнём гнилую пасть светскому злословью, 
Окунём святую ложь в старческую дрожь! 
 
Титулованная мразь балуется раем,
Мы, под красный календарь, чтя Господень гроб, 
Пашем, сеем, спины гнём, отдыху не знаем,
Да от злости зверю в лоб запускаем дробь.
 
Хватит дрыхнуть, хватит спать! Громом с колоколен, 
Въевшийся в печёнки страх, враз – под топоры! 
Звонари, давай, давай! Не жалей ладоней!.. 
Тихо, бабы! Это ж вам не хухры-мухры…» 

Бабы  в слёзы, бабы – в плач: « Ой, землёй могильной
Вас на Кронверкском валу забросают!»  Но   
По дороге столбовой, по дороге пыльной  
Без боязни мужики вышли за село.
 
Всё ж традициям верны мужики… К тому же 
На груди рубахи рвать, чай, не привыкать…
Потоптались за селом в придорожной луже,
Погорланили и вновь – тишь да благодать.
 
Хватит, бабы, глотки драть! Не тяните жилы! 
В равелине кровь со стен смоете не вы:
Звонари в блевоте спят кротки, как могилы, 
Мужики в стаканах топят буйные умы.
 
Племя жалкое рабов, что вам клич Свободы!  
Так и будете всю жизнь в страхе спины гнуть. 
Взвыли трубы – егеря снова сводят счёты…
Вся надежда на авось да на как-нибудь.
 

03.07.1989

 

* * *

 

В. Маяковскому

 

Что ж ты сердцем лёг на дуло?!

Страсть дурная в рог согнула?..

Лучше б ты без слёз, без криков

Расстрелял семейство Бриков!

 

25.12.2009

 

* * *

 

Я не люблю тебя. Давно

Об этом знают шкаф, булыжник,

Кровать, французское вино,

Лыжню насилующий лыжник,

Гламурно выкрашенный рот,

Небрежно сказанная фраза...

Об этом знает даже тот,

Кто в Минск привёз тебя с Кавказа.

 

12.06.2010