Варвара Монина

Все стихи Варвары Мониной

  • Бред с Голгофой
  • В чёрносиних глянцах...
  • Две раковины - уши у меня...
  • Луна и голос петуший и большая пустыня
  • Не в пригороде ...
  • Не звонкая - глухая - бор! - шумит...
  • Пускай как в детстве: сонно и тепло...
  • Сей - дом...
  • Снег. Дом. Двор...
  • Что же, мы знаем, как, волнуясь запахом...

Бред с Голгофой

 

Мы не живем - мы спорим

С Богом, с землей, со стрельбой

Каждой радостью, каждым горем,

Каждой судьбой.

Ты жестокость и нежность запутал, Боже,

Отсчитал дыханье, как серебро.

И воин, - тогда - на Тебя похожий,

Нам с Тобою вместе пронзал ребро.

Но буду помнить Тебя, умирая,

Целовать дыханье твое за всех,

Чтобы каждому снова ночь огневая

Танцевала на колесе.

 

1919

 

В чёрносиних глянцах...

 

В чёрносиних глянцах

Ночи сонной,

Возникая, как дождь, летучим бобриком,

Стрекозку пенсне - росу смахнув словно,

Спишь, цветок колесованный,

Разбойник добрый!

Усталый ручеек руки,

Теплый, едва сознавая,

Впадает в глубокое озеро тоски, цветки

Озерные лелея, лебедь, лаская.

Спи-спи - ты - весь - здесь...

Что за музыка глянцевое горлышко,

Перекинувшее тебя - мне, лилии - воде,

чёрносиние зори -

Ночи подзорной.

 

1926

 

 

Две раковины - уши у меня...

 

Две раковины - уши у меня,

Два розовых коралла на груди,

Двух красных рыбок грусть - мои уста,

А слезы - соль возлюбленных морей.

 

Мне ветер шум на голос обменял

И огненною сетью победил,

Чтоб человек любил скользящий стан

Наследницы морских царей.

 

О, синеокий - юноша - жених!

Как в раковину воздух, вдунь мне стих,

Мне музыку земли так сладко знать, -

 

Но родиной моей была вода,

Творцом - песок. С тобою - навсегда.

А если нет - волной мне снова стать...

 

1919

 

Луна и голос петуший и большая пустыня

 

Мой друг

По тьме и стихам -

Луны люк -

Недалек от разлук

Ночи и петуха.

Не просто пустым -

Мой друг.

Не в пропасть гремя -

Мой друг,

Но громом кормя,

Щедротой пустынь

Широкой

Мой друг.

        Итак -

        До завтра!

        Прости.

 

1924

 


Поэтическая викторина

Не в пригороде ...

 

Не в пригороде как,

Подзывая с крылечка месяц,

Встречая суровый декабрь, -

Не как девица - невеста, -

 

Краснея, перебирая

с щек на губы улыбку!

- Но хворостинкой, дотла сгорать

Задумана. Гибкостью - лыко,

 

Воздухотвердостью -

Обелисков каменный род.

Сосредоточенно, как отвертка

Жизнь повернет -

 

И ты, ты весь

Передо мною, как сок

На ладони. Тихой вестью,

как сон.

 

1925

 

Не звонкая - глухая - бор! - шумит...

 

Не звонкая - глухая - бор! - шумит

В пустынях жил. Дремотная. Мамаем

Кровь набегает кроткая. На миг

Неробкая, но громкая, пустая.

Не ластится, не пышный мех живой,

О мертвый мех! Гремит, пугая руку.

Луна! живая! мертвою рукой,

Зачем - живую - на разлуку!

 

1926

 

Пускай как в детстве: сонно и тепло...

 

Пускай как в детстве: сонно и тепло,

И мирный снег, как сторож на дворе,

Отговорит воров разбить стекло,

А солнце впустит только на заре.

 

И снова сердце вспомнит уголки,

И полки над роялью, и рояль,

И кровожадные латышские стрелки

Вдруг отойдут невероятно вдаль.

 

Пускай как в детстве: книги не любить,

Ногтей не чистить, платьев не стирать,

Не знать, что значит умирать и жить,

И дневники, волнуясь, запирать.

 

Июль-август 1918 г.

 

Сей - дом...

 

Сей - дом

На шелку снега лиловом -

Сноп подстрочных истом:

В бровь, в кровь электризован.

 

        Так что нельзя!

        Даже вне всех

        Хозяйств и обычаев -

        Серной в дверном крюке,

 

Как в твоей,

Хозяин,

Руке,

Живет

Электричество!

 

1923

 

Снег. Дом. Двор...

 

Снег. Дом. Двор -

Голубой. Бельевой. Не заморский.

Галка шагает. Над кровлей - ворон

Железножесткий.

С арфы крыльца

Ржавой - жаркой - зажатой

Глубью и гладью двора, -

Мысли ль моей вожатый?

Выси ль моей вожатый? -

Снегожаром я с арфы крыльца,

 

Что же

Скажешь?

 

1926

 

 

Что же, мы знаем, как, волнуясь запахом...

 

Что же, мы знаем, как, волнуясь запахом,

Трава росла. Как через озеро

Весна плавала на четырех лапах

Розовых дымок. Мало нам. Просим

 

        И еще оврагов, котловин, сучьев,

        Неба морского чарок и кружек.

        И рук не хуже - нет - самых лучших

        По дружбе и нежбе - звезд южных!

 

О, в сны ли только: хоть семь дней моря,

Рог Ай-Петри, спина полумрака

В Гурзуфе, хмурая, в буром уборе

(Пушкину - так любилось?) - и мрамор,

 

        Растепленный по морю. И - свежий трепет

        Мака в степи. И - дума пробковой

        Ветки дуба. А треск    на орехе?

        А жизнь? А счастье? Крепкое. Шелковое.

 

1923