Валерий Прокошин

Валерий Прокошин

(26.12.1959 —17.02.2009)

 

Валерий ПрокошинДикорос. Поэт русской провинции. Поэт-пророк и поэт-судья. С одинаковой страстью писавший не только ярчайшие традиционные стихи, но и прозу, стихи и сказки для детей, хайку, танкетки... Современный язык, молодёжный жаргон и интернетовский сленг, которые он органично вводил в свои произведения, создают иллюзию непосредственного присутствия автора здесь и сейчас. А читатель становиться свидетелем, собеседником, соучастником, другом, переживающим вместе с автором эту жизнь...

Валерий Прокошин жил в небольшом, некогда «закрытом», городке под Москвой — Обнинске (Первый наукоград России, город Первой атомной станции). Родился, жил, умер и похоронен в Калужской области (деревня Буда – Обнинск – Обнинск– Ермолино).

Лауреат поэтических премий имени Марины Цветаевой, Валентина Берестова, дважды дипломант Волошинской премии. Публиковался в журналах «Новый берег» (Дания), «Крещатик» (Германия), «Флорида» (Америка), «Дети Ра» (Москва), «День и Ночь» (Красноярск), в сетевом альманахе «45-я параллель», «Словесность», «Новый мир» (Москва, посмертно)….

Автор трёх поэтических книг и трёх книг для детей (под псевдонимом Евгений Козинаки).

Наиболее известная прижизненная книга, ставшая своеобразной визитной карточкой неповторимого прокошинского слога, — «Между Пушкиным и Бродским» (Санкт-Петербург, 2006; Геликон + Амфора). После смерти Валерия, благодаря друзьям, менее чем за три года было издано две его поэтических книги — «Не кружилась листва» (Обнинск, 2011; Оргтехпринт) и «Ворованный воздух» («Библиотека журнала «Современная поэзия» под редакцией А. Новикова и А.Коровина – Москва, 2012, Арт Хаус медиа).

Многие литераторы считают творчество Валерия Прокошина одним из самых значительных явлений в русской поэзии последнего двадцатилетия.

 

 

ЦИТАТЫ из СЕТИ:

 

*

Вячеслав 18.02.2009 17:15:39

Вчера, 17 февраля 2009 года,

умер пронзительный поэт Валерий Прокошин.

Похороны завтра в г. Ермолино Калужской области.

Вечная память!!! И вечная жизнь его стихам!!! 

 

*

Владимир Монахов 18.02.2009 08:19:58

Умер замечательный поэт Валерий Прокошин.

Борис Херсонский написал только что: 

 

* * *

 

В.П.

 

Там, во тьме – справедливость Твоих судов:

плач и скрежет зубов.

Так скрежещут зубами в детстве, во сне,

Особенно – ближе к весне.

 

Там, во тьме, ни одна звезда не горит,

тем более – не говорит.

Молчит Вселенная, знаешь, она

сказала всё, что должна.

 

Так молча стоят на углу, на ветру,

Особенно – поутру.

Так дышат в ладони, троллейбуса ждут,

в зубах сигаретку жгут. 

 

*

«Родители Валерия Прокошина перебрались в текстильный посёлок Ермолино. Там, в фабричном бараке, и прошли его детство и юность. “Я – обычный советский пацан, алкаша и уборщицы сын”. Жизнь предписывала “пить под гармошку адский самогон, разбавленный церковным серебром”. Серьёзно занялся литературой уже после армии». 

 

*

«Прокошин поражает не только пронзительностью поэта, чувствующего голос русской провинции, но и откровенностью эротического высказывания, балансирующего на грани “постклассического” или «высокого” порно, как он сам это определяет: “Горькой полынью – а что ты хотела? – / Пахнет твое обнажённое тело. / Соль на губах, на сосках и в промежности – / Солоно… Я умираю от нежности…”» 

 

*

«Валерий Прокошин пришёл к читателю из Интернета, точнее – благодаря Интернету. Как бы иначе мог дотянуться к читателям в разных концах света поэт, практически безвыездно живущий в городе Обнинске Калужской губернии? Благодаря Интернету состоялось и знакомство автора с издателем его книги “Между Пушкиным и Бродским”». 

 

*

«Но не было бы поэта Прокошина и без его экстремального новояза, когда в ход идут привычные в обыденном разговоре интернет-термины, которыми прочие поэты в литературной речи брезгуют: “Я сам себе юзер в безмолвном раю, / И часто не ведаю, что говорю, / Когда повторяю: Аз буки… / Прости меня, Господи, правда, прости / За трафик полночный, за мышку в горсти, / За чёрную кошку в гестбуке”». 

 

*

«Если имя Валерия Прокошина известно только друзьям и близким, то детский писатель Евгений Козинаки (литературный псевдоним) может, кому-то и попадался на глаза. Вышло три детских книжечки, а в прошлом году поэт стал даже лауреатом литературной премии имени Валентина Берестова – за книжку для дошкольников “Озорная азбука”». 

 

*

«На юбилейном торжестве снова (в девятый раз, начиная с 1998 года) была вручена ежегодная областная литературная премия имени Цветаевой. Лауреатом её стал Валерий Прокошин, обнинский поэт, автор многих прекрасных произведений, в том числе последнего сборника, только что вышедшего в Петербурге, “Между Пушкиным и Бродским”». 

 

*

«…мы настоятельно рекомендуем всем любителям поэзии открыть для себя стихи Валерия Прокошина. Они стоят того. “Я не Мартин Идеен”, – написал однажды поэт. Как знать». 

 

*

«Валерий Прокошин – один из лучших современных поэтов… Пишет замечательные стихи. В основном рифмованные. Стихи Прокошина, на первый взгляд, простые, без излишней демонстрации версификационных мускулов. Но – настоящие. В них много мудрости, доброты и самоиронии… Российская провинция переживает сейчас настоящий поэтический бум. Одно из свидетельств этому – поэзия Валерия Прокошина». 

 

* * *

 

Бог в сердцах перерезал бытия артерии.

Кровью смыло Христа заржавелые гвозди.

Бич прижался к тёплой ещё батарее

И взмолился: «Спаси хоть себя, Осподи!» 

 

Март-2007 февраль-2009

 

Попутные размышления о том,

что место русского поэта в Интернете –

между Пушкиным и Бродским

 

Прочитал в сетевом дневнике Евгения Степанова:

«…приезжал Дима Григорьев из Питера. Остался ночевать… Попросил книжки... Стал читать. Кричит:

– Старик, какой хороший поэт Валерий Прокошин! Надо же – я его раньше не знал.

Я обрадовался. Валера Прокошин из Обнинска в самом деле поэт настоящий».

А я Валеру Прокошина знаю с мая 1997 года (надо же, почти десять лет прошло!). Мы встретились в Обнинске, читали друг другу стихи, гуляли улицами города, пили вино и курили… А он рассказывал мне о Боровске как самом русском, самом красивом старинном городе мировой провинции, куда он должен завтра поехать по служебным делам, и потому наша новая встреча не могла состояться…И куда я так и не смог доехать все эти десять лет, хотя знал о Боровске почти все и годы спустя даже написал верлибр.

 

Россия задохнулась

От продолжительного бега

За экономическими достижениями

Запада и Востока,

Улеглась между ними,

Демонстрируя особый способ

Наложения красок Боровска,

В который я так и не приехал.

Пешая жизнь по древнему городу

Замирает перед скважиной неба.

Из тюбиков звездного чрева в замкнутое пространство

Пейзажа среднерусской полосы художник

Владимир Овчинников выдавливает краски,

А затем мазками проталин рисует весну,

По итогам которой богатый урожай огурцов

Соперничает с космическими замыслами Циолковского,

А Николай Фёдоров регулярно думает

Будущим воскрешать постоянное прошлое,

Чтобы поэты вслед за колесом истории

Гоняли колесо рифмы

И спорили до хрипоты абзаца:

А доедет это колесо до будущего

Или не доедет?

Трудолюбивый художник, нанятый красотой,

Как заправский маляр, закрашивает стены города

Сюжетами прошлого, настоящего и будущего, с раннего утра

Вписываясь душой в опасный поворот будней заспанной провинции,

Где толпа с наступлением темноты плотно садится у телевизоров,

На экранах которых бурным потоком гонят сериал за сериалом

Засвеченного враньём бытия кино.

И не подозревает народ, что их настоящее

Крепко спит по ночам в тюбиках художника…

И лишь писающий мальчик перед уличной фреской

На случайной фотографии корреспондента «Огонька»

Заставляет очнуться на время Боровск,

У которого на заднике покоится изящное.

 

С тех пор с Валерием общаемся письменно: короткие электронные записки, обмениваемся редкими книгами, чаще попадаемся рядом на страницах современных журналов и антологий. Мы авторы и одновременно рабы Сети, к которой сами себя добровольно приковали, как к всемирной галере интернет-месива, надеясь на интернет-МЕССИЮ.

Но это благодаря Сети Валерий Прокошин стал известным. Хотя популярность его не носит всемирного телемасштаба. Популярность в Интернете не тождественна телевизионной, потому сеть ещё нужно уметь читать. Всё скромнее, ведь весь мир нарастающего ЧЕЧЕНОвечества опоясан всеохватной телецивилизацией, которой Валерий тоже посвятил немало лет жизни, работая на местных каналах ТВ, как и автор этих строк.

И кому, если не нам, не знать, что чем больше в мире телевизоров (аппаратов), тем меньше у цивилизации телевиденья (как явления социального творчества). Количество включённых экранов не переходит в качество производства творческого и рационального позитива. Мир активно глупеет перед экраном: включил телевизор – и ты в толпе перекормленных развлечениями! Но тем не менее телевидение набрало в мире такое влияние, такой оборот, что меня не удивит, когда однажды выйдет слащаво улыбающийся во вест рот ведущий программы и торжественно провозгласит: «БОГ – В СТУДИЮ!» Точно знаю, что это будем не мы с Валерием, хотя не исключаю, что всё-таки модный поэт.

Валерий Прокошин родился в 1959 году в деревне Буда (сам поэт смеясь шутит: Лабуда – с ударением на у) Калужской области. Живёт в Обнинске. Но работает в Боровске и любит этот город, поэтому о нём его стихи и книги, фотографии и все помыслы.

Попробовал себя в разных профессиях: от дворника и санитара в психиатрической больнице до журналиста и директора ресторана (поэт уточняет – официанта). В начале 90-х выпустил за свой счёт две тоненькие книжечки стихов «Поводырь души» и «Провинция. Боровск», которые по сути представляли его читателям как традиционного русско-советского поэта. Вместе с Эльвирой Частиковой выпустил сборник стихопереписки «Новая сказка про рыбака и рыбку», которая в самые непоэтичные годы конца ХХ века выходила дважды. Второй раз – по заказу немецкого спонсора, планировавшего на примере современной поэзии учить немцев русскому языку. Печатался в «Литературной газете», «Континенте», «Крещатике», «Дне и Ночи». Большая подборка вошла в московскую антологию «Приют неизвестных поэтов».

Но широкая известность в узких кругах пришла после многочисленных публикаций в Интернете. Список опубликованного в сети зашкаливает за сотни страниц. Самые известные подборки стихов размещены в «Сетевой словесности», «Византийском ангеле», в ЖЖ, «Футурум-АРТе», «Детях РА», «Флориде», «Вечернем гондольере», «Две строки / шесть слогов». Составил антологию лучших танкеток и объявил, что больше этой поэтической минималистикой заниматься не будет. И слову своему верен. Победил в сетевом конкурсе «Поэты третьего тысячелетия». Стал лауреатом литературной премии имени Валентина Берестова и финалистом «Ильи-премии», международного Волошинского конкурса. Американский русскоязычный журнал «Флорида» назвал его лучшим поэтом года. Впрочем, обилие литнаград не ухудшило качества поэтического письма Валерия.

Общепризнано: самая нашумевшая книга Прокошина вышла в прошлом году. «От Пушкина до Бродского». О ней пишут, говорят, её читают, за неё поэт удостоен премии имени Марины Цветаевой. Газета «Эклибрис» писала после выхода в свет книги: «Прокошин – первый, наверное, поэт, написавший поэму об Интернете. Его “Мать-и-матрица” … ещё будет вызывать бурные споры, но факт остаётся фактом – теперь в русской литературе Интернет стал частью поэтической мифологии». Сам Прокошин навсегда останется поэтом русской провинции, жителем своего Обнинска, потому что не видит смысла в перемене мест: «Отсюда уезжать – какой корысти ради, / Сжимая чернозём в отравленной горсти? / В Венеции – чума, блокада – в Ленинграде, / И Бог глядит в глаза – и глаз не отвести», этими строками ещё раз доказывая, что мы не безбожники – мы первое обезБоженное поколение поэтов.

А своё место в литературе Интернета поэт всё же определил так –

 

МЕЖДУ ПУШКИНЫМ И БРОДСКИМ.

 

Подозреваю, что каждый пишущий, наверное, мыслит о себе по известной классической формуле: «Я – царь: живу один!», хотя выживает только в Слове, активно шпионя за словами. Поэтому у меня вызрело внутреннее ощущение, что все русские поэты плаги-АРТ из Александра Сергеевича Пушкина. Только Иосиф Бродский «наше всё» недолюбливал и больше ценил Баратынского. Бродский тоже плаги-АРТ Пушкина, чего бы он о себе ни мыслил. И это наблюдение всего лишь мой частный случай, и потому под словами Валерия Прокошина о месте действующего поэта в рабочем строю между двух гениев подписываюсь…

 

Владимир Монахов

 

Февраль–март 2007 года

Братск

 

Земная жизнь мала…

 

У поэта всегда есть вопрос, на который пока нет ответа», – заявил в начале своего творческого пути Валерий Прокошин. Но словно поиграв словами, он тут же добавил: «У поэта всегда есть ответ, на который пока нет вопроса». И тем самым обозначил свой диапазон.

Ему, на мой взгляд, интереснее всего писать, полагаясь на интуицию, о том, чего не знает и не может знать. Лишь чувствовать. Таинственность предмета требует от него углубления, поиска языка для описания неописуемого. Именно на поиске строится поэтическая эстетика этого поэта.

Интригующие сюжеты, отточенность формы, блестящие парадоксы используются им столь умело, что всегда работают на читателя. Оставаясь самим собой, Валерий Прокошин позволяет себе быть ещё кем угодно. Одна-единственная земная жизнь ему определенно мала. Ну, а почему бы не попробовать прожить одновременно ещё несколько параллельных?

 

Эльвира Частикова

 

Февраль 2007 года

Боровск

 

Иллюстрация:

Валерий Прокошин читает свои стихи;

 автор фотографии Анатолий Степаненко

 

«45»: рекомендуемые ссылки –

Сергей Смирнов. «Общество мёртвых поэтов»  

Наталья Никулина. «Февраль: реальная мистика»

Подборки стихотворений

Репортажи, рецензии и обзоры