Вадим Сидур

Вадим Сидур

Вольтеровское кресло № 4 (388) от 1 февраля 2017 г.

Подборка: Искушенье зеленью

Реквием

 

Небо плачет

Третий день не выходим из дома

В окна смотрим

Глазам поверить не можем

Умерло Лето

 

Осень Лету

Пышные похороны готовит

В последний путь провожает

Земли чёрной гроб

Золотой парчой покрыла

У деревьев её украла

 

Стоят у могилы Лета

Яблони

Берёзы

Осины

Плакальщицы босые

 

Мутные глаза Неба

Бельмами на Землю смотрят

Население планеты пугают

 

Умрут все

Никто не воскреснет

Только Лето вернётся

Если войны не будет

 

Маленькая девочка

В сером байковом платье

Стриженная наголо

Иногда я

Украдкой гладил

Бархатную шёрстку

На её круглой голове

Мы сидели рядом

В детском саду

Тайно держась за руки

Под столиком

Я любил её безумно

 

Женского начала

Элементарная частица

С обнажённой прелестью

Ослепительно светясь

Залетала в моё Подземелье

Излучая кванты желания

С интенсивностью

Теоретически невозможной

Голенькая под своей мини

С трусиками в сумочке

Чтобы не тратить времени

На сближение

Сразу вступить

В сильное взаимодействие

Слиться со мной воедино

Превратиться в атомный котёл

Огромной энергии

Сиять голубыми глазами

Освещая тьму Подвала

Содрогаться

Стонать

Змеиться золотыми волосами

Взорваться воплем

Отторгнуться от меня

И улететь в пространство

Сквозь Землю

Оставив навсегда

Незаживающую рану

В памяти

Моего

Тела

 

Целую светлую чёлку

Маленький лоб без мыслей

Два глаза серых

Покрытых тонкими веками

Короткие реснички

Тёплые губы

Слабую шею

Косточки ключиц

Подмышек впадинки

Красные крошечные сосочки

На груди безгрудой

Стучащее сердце

Под гибкими ребрами

Пупка ямку

На животе впалом

И

Останавливаюсь

На середине

На бугорке

Золотым пушком покрытом

С другого конца начинаю

Целую

Шевелящиеся тонкие пальчики

На узких ступнях

Гладкие голени

Покалывающие моё лицо

Невидимыми волосками

Коленей розовые чашечки

Ласковых бёдер нежную кожицу

Белую прозрачную шелковистую

И

Останавливаюсь

На середине

На огнедышащей щёлке

Ведущей внутрь тела

Так

Никогда

Не смог

Расцеловать

Свою

Длинную

Возлюбленную

Всю

Целиком

Сразу

Всегда

Останавливаюсь

На

Середине

 

Она

Вышла

В

Туалет

Я

Услышал

Звон

Струйки

И

Умилился

 

Диван наводящий на размышления

Огромный

Старый

Грязный

Синхрофазотрон

Стоит в моём Подвале

Вдруг

Я с изумлением вижу

На этой дряхлой развратной развалине

Белобрысую девочку

С двумя косичками

Она бойко говорит о чём-то

Но смысл звуков не имеет значения

Озарение откровения оглушает

Это частица Мироздания

С прелестью

Открытой только мне

Мною

Для меня

Давайте танцевать

Говорит беленькое юное существо

Не умею

Отвечаю я

Уже вступивший в пору осеннего цветения

Я вас научу

Говорит пучеглазенькая

Берёт меня за руку

И я чувствую особый аромат

Странности

Очарования доверчивой невинности

Этой посланницы Вселенной

Я слишком долго ждал её появления

И теперь не верю своим глазам

Начинаю вращаться

Вокруг неуклюжей девочки

Со всё возрастающей скоростью

Губы невинной целуют меня

Нестерпимо горячие

Они прикипают к моим

Навсегда

С тех пор мы так и пляшем

Прижавшись друг к другу

Уже целую вечность

Превратившись в протон

Распадающийся только раз

В 6,5х10 в тридцать первой степени лет

Что намного превышает

Предсказание простейшего варианта

Теории великого объединения

 

Мамина школа

 

Телевизионная передача

Врач демонстрировал

Чудеса воскрешения

Младенцев

Искусственным дыханием

И массажем сердца

Но ребёнок-кукла

Осталась мёртвой

Как все

Убитые ранее

Дети Европы

Похороненные

У меня

В Подвале

 

Я раздавлен

Непомерной тяжестью ответственности

Никем на меня не возложенной

Ничего не могу предложить

человечеству

Для спасения

Остаётся застыть

Превратиться в бронзовую скульптуру

И стать навсегда

Безмолвным

Взывающим

 

Солнце встаёт на Востоке

На Западе солнце заходит

Тёплый ветер Европы

В Алабине нас согревает

 

Дмитрий Абрамыч

Вы уже шапку надели

Говорит сосед

Валентин Петрович

И я хорошую шапку имею

Но от вас не скрою

Носить боюсь

Оторвут с головою

 

Пасмурная погода

Солнце исчезло с неба

Но солнечным светом сияет

Золотая деревьев одежда

Скоро листву они сбросят

Мороза не побоятся

Золотом землю прикроют

Предстанут пред нами нагими

 

Золото слоем

Землю покрыло

Золото сапогами топчем

Золото гребём лопатой

Золотые сооружаем горы

 

Непорочно наше богатство

Другая пора настала

Земля покрылась серебром

А золото пропало

 

Яблоням холодно голым

Стоят на ветру нагие

Предвестницы новой скульптуры

Чудеснее девушек голых

 

Теперь мы обедаем в доме

И лежит у меня на кровати

Старая серая шапка

Но если получше вглядеться

Это совсем и не шапка

Спит у меня на постели

Старая серая кошка

 

Над Алабином Небо

Фиолетовым брюхом

О рыжую землю трётся

Языками туч

Тело Земли лижет

Желание в ней пробуждает

Похоть Неба

Огромна как Небо

Соитие длится веками

Содрогаются оба тела

Исступленно друг к другу стремятся

Когда оргазм наступает

Небо изливает семя своё на Землю

Вода – сперма Неба

Думаю я

Быть желая

Небом и Землёю

Одновременно

 

Дождь прошёл

Деревья бриллианты надели

Прямо на голое тело

Глаз отвести невозможно

 

Неожиданно острый

Укол любви

Испытал

Выглянув в окно утром

Увидел свою собственную жену

Шагающую от калитки к дому

В платке цветастом

На голове носастой

В телогрейке чёрной

Похожую на дятла

В руках

Белого молока банка

 

Самая счастливая осень

 

Скрылись из Москвы

Канули в воду

Спрятались в Алабино

Выбрали свободу

 

Алабино – мама

Алабино – папа

Алабино – дом неказистый

Алабино – дуб многолистый

Алабино – диких трав чаща

Алабино – дворика нашего чаша

Алабино – счастье земное воочью

Алабино – крик алкоголика ночью

Алабино – наша любимая кошка

Алабино – Юля

Солнце в окошке

 

Мы невежественны и ленивы

Жнём но не сеем

Растений названий не знаем

Только восклицать умеем

О Боже как тут красиво

 

Завтрак обед и ужин

Чаепитие на полянке

В окружении старых елей

Застывших в зелёных ливреях

На плечи наших лакеев

Садятся райские птицы

Дятлы сороки синицы

Их музыка не пугает

К Баху они привыкли

И нас они не бояться

Угощаются с наших тарелок

 

Влюблённости воспоминание

Лета солнечного картинка

Ромашка Зарема

Маленькая осетинка

Глаза голубые

На носу веснушки

На пальчиках заусенцы

Сбитые коленки

Дачница Зарема

В трусиках и майке

Закричала – «Дядя Дима!»

Пробежала мимо

 

Слабеет тело

Меркнет разум

Голова понять не может

Неугасимости вожделения

Что с детства

Меня томило

 

Алабинское лето

Зеленью искушенье

Зелен лес

Зелены сада деревья

Зелены нежные травы

Зелена злая крапива

Сквозь зелень

Зелёных листьев

Яблок зелёных

Зелень

 

Что такое

Зеленью искушенье

Я этого не понимаю

Сказала Юля

 

Многим нас жизнь искушает

Женщинами

Вином

Деньгами

Меня на старости лет

Зелени цвет ласкает

Голову опьяняет

Покоем платит

 

Теперь понимаю

Сказала Юля

 

Алабино

Лес погибающий в муках

Островок обречённый

Между шоссе и железной дорогой

Где стальные твари

Рвут живое тело деревьев

Терзают землю

Жизнь убивают

 

Принял меры

Все выпил лекарства

Необходимые мне теперь

При любом напряжении

Физическом

Духовном

Любовном

Лестницу поставил

Полез на крышу

Покрасил ендову

 

Это что за зверь

Не знаю такого слова

Сказал мне сын Миша

 

Самое главное место

Соединение двух крыш одного дома

Прохудиться ендова

Тогда беда

Объяснил отец

 

Плюнул бы ты на неё папа

Лучше бы полежал

Фантастику почитал

Посоветовал отцу сын огромный

Глядя на меня

Со своей высокой толстоты аспиранта

Сквозь красивые очки

 

«Женское начала» начало

Поленница дров в сарае

Печь не топлю дровами

В каждом полене вижу

Будущую скульптуру

 

На прогулке

Встретил пожилую собаку

Она играла

Щепку

Подбрасывала и ловила

Вела себя неподобающе

Это было неприглядное зрелище

Наверное и я

Отец Гроб-Арта

Выгляжу так же странно

Когда играю в бадминтон

С Юлей

 

Тяжкий труд

Головы «Пророков»

Из брёвен берёзовых

Извлекаю

Радостное искусства бремя

Мой алабинский отдых

Летнее время

 

Абрамыч

Ты старик какой

Всё гуляешь с клюкой

Я тебя старее

Клюки не имею

Каждый раз меня встречая

Говорит Сухоруков Ванюшка

Всегда весёлый и пьяный

Это он летом

Огурцы продаёт

Юле

 

Часто соседи

Зовут меня Абрам Яковлевич

Имени моего запомнить не могут

Но отца имени не забывают

Юлю

Называют иногда Зинаида Ивановна

Так мою маму звали

Говорят про моих стариков

Хорошие люди были

Мы даже у них учились

 

Папа и мама

Двух старых берёз тени

Тихо появляются рано утром

Целый день передвигаются терпеливо

Пока не заглянут в моё окно

Потом они исчезают

И наступают сумерки

 

Давно стемнело

С улицы вопль раздаётся

АНДРОПОВСКИЕ ЖИЗНЕННЫЕ ВОПРОСЫ

СТАЛИНСКИЕ ПОРЯДКИ

ВСЕХ ПОСАЖАЕТ

СТРАНУ СОВЕТОВ ПРОДАСТ ЗА ГРАНИЦУ

Домой возвращается плотник Мишка

Такой у него бред пьяный

Останавливается у каждой калитки

Всех обличает

Поджечь грозится

Моя мама его называла

Мишель Дебре

 

Каждый алабинский вечер

Наша кухня полна уюта

Юля ставит на джинсы заплатки

А я слагаю про это сагу

 

Время уже за полночь

Электричество мигает

Юля – ночная птица

Вторую жизнь начинает

На кровать по-турецки садится

На плечах шерстяная фуфайка

Новый роман сочиняет

«Двое на чёрной лужайке»

 

Всю ночь мне снилось

Самое важное

Единственное

Объясняющее

Зачем жил

Почему родился

Я наслаждался

Ясностью и простотой

Истины

Проснулся

Ничего не мог вспомнить

Понял

Больше никогда не узнаю

Смысла

Прожитой мною жизни

 

Еду на велосипеде

Сквозь лес

По шоссе из бетона

Глядеть надо в оба

Не задавить кого бы

То паук

Маленькое тело длинные ноги

Путь мне пересекает

То сонная осенняя муха

Ползёт еле-еле

Правила движения нарушая

 

Павел Ольховников

Пьяный

Мочился

На голую

Ей отвратительно было

В страхе столбом стояла

От брезгливости умирала

Молча позор терпела

Яблоня

Топора

Боялась

 

Во саду ли в огороде

Ехала милиция

Задирайте девки юбки

Будет репетиция

 

В год дымной мглы

Наш алабинский дом

Был ограблен

Много вещей пропало

Нас потрясло

Похищение риварочи

Без прибора

С итальянским именем

Самочувствие ухудшалось

Давление крови повысилось

Сосуды мозга разбухли

Череп изнутри распирало

Жизнь была невозможна

 

Вора обнаружили скоро

Им оказался

Наш сосед

Юноша

Лёшка Брусов

Зачем ты наш дом обчистил

Спросил я соседа

Вы долго не приезжали

Думали вы все перемёрли

Вот мы вещи ваши и спёрли

 

Теперь Лёшка отец семейства

Женился дважды

Выпивает

С кем этого не бывает

Сегодня у Брусова день рождения

Нам его гостей видно и слышно

Оголились деревья

Листва нас не разделяет

Гости поют и пляшут

Веселятся на высокой ноте

 

Что ж вы девки не поёте

Я старуха всё пою

Что ж вы девки не даёте

Я старуха всем даю

 

В алабинском сельпо

Нашем поселковом универсаме

Осенью ос полосатых засилье

Продавщицы право сильного уважают

Насекомых не трогают

И осы продавщиц не кусают

Чувствуют себя на равных

По прилавку снуют деловито

 

Много на моей памяти продавщиц

сменилось

Я пятерых помню

Все пьющие были

Всех звали Тамары

К нынешней Тамаре через день хожу

за хлебом

Тамара деликатно Юлю обо мне спрашивает

Кем вам этот мужчина бородатый

Мужем или отцом приходится

Не говорит про меня старый

Юлю обидеть не хочет

Четверть века мы этот вопрос слышим

Было время Юлиным дедом меня считали

 

Ты неправильно написал

Сказала Юля

Про магазин я лучше знаю

Это мухи снуют по прилавку

А осы пожирают продукты

 

Листьев нет на деревьях

Стало доступно взору

То чего не было видно

Крыши чужие

Соседей заборы

 

Жёлтый берет с помпоном

Красная куртка

Зелёная юбка

Длинная девочка в очках собирает букет

из кленовых листьев

Сама на осенний листок похожа

Очки на лице сверкают

Каплями росы осенней

 

Странны её движенья

Заплетаются руки

Спотыкаются ноги

Лицо дебилки в блаженной улыбке

 

Радуется неразумная дева

Листу с кленового древа

А мне чудится Ева

 

К девочке этой длинной

Чувствую я влеченье

Чую души её притяженье

Испытываю к ней нежность

 

Дебилки восторг разделяя

Воображаю себя

Её отцом

Братом

И даже Адамом

 

Душ наших родство несомненно

Кленовый лист с земли подымаю

Неразумную одарить собираюсь

Но смущения одолеть не умею

 

Лист опавший

Райского яблока не заменит

Так думаю я безумный

Но никто этого не узнает

Просто идет старик седой бородатый

В руке авоська с хлебом

 

В нашем дворе

Растут у забора

Две молодые ёлки

Каждый год

Осенью

Алабино покидая

За красавиц наших страшимся

Много тут всяких ходит

Каждый зарезать

Может

 

Празднуя

Христа

Рожденье

Верующие

Христиане

Добрые

Прихожане

Жертву

Приносят

Миллионам

Невинных

Младенцев

Горло

Режут

Маленьких

Покойников

Обряжают

Вокруг

Зарезанных

Пляшут

Счастья

Друг

Другу

Желают

А

После

Торжества

Христова

Трупы

Убитых

Ёлок

Долго

Гниют

На

Помойках

 

О если бы души вещей могли рассказать

О том что помнят и знают…

Написала в начале века одна гимназистка

Ставшая потом моей мамой

Я слушал рассказы отца и матери

Недостаточно внимательно

Иногда неохотно

Испытывая порой внутреннее сопротивление

Теперь страдаю

Мучительно сознание

Непоправимости

Безвозвратности

Некого спросить

Узнать

Уточнить

Забыты имена

Перепутаны события

Ничего не исправить

Всё кончено

 

Осень в Алабине – пора костров

Ритуал сожжения золотых листьев

Уничтожения огнём умерших растений

Старых досок

Мятых картонных коробок

Всё что может превратиться в пепел

Домашний крематорий

Осень в Алабине – время выбрасывания в лес

Отслуживших летом

И теперь ненужных людям вещей

Стекла осколки

Бутылки

Консервные банки

Детские игрушки

Старая обувь

Части велосипедов

Детали мотоциклов

Холодильники

Газовые плиты

И прочее

И прочее

И прочее

Образуют стихийные свалки

Обширные и богатые

Гуляя по лесу не могу миновать ни одной

Именно здесь

Я нашёл множество предметов

Выразивших потом

Моё отношение к миру

Головы ЖЕЛЕЗНЫХ ПРОРОКОВ

Все составляющие

ГРОБ-МУЖЧИНУ

ГРОБ-ЖЕНЩИНУ

ГРОБ-ДЕВУШКУ

ГРОБ-РЕБЁНКА

Я сделал великое дело

Очистил лес

И создал

ГРОБ-АРТ

 

Мёртвые куклы

Выброшенные на помойки

Расплющенные

Растерзанные

Расчленённые

С выколотыми глазами

Распоротыми животами

Снова убитые

Дети Европы

 

Старые ржавые железные лопаты

Собранные мной на свалках мусора

Напоминают большие осенние листья

Похожие на человеческие лица

Несчастные в своей ненужности