Татьяна Крещенская

Татьяна Крещенская

Четвёртое измерение № 7 (427) от 1 марта 2018 г.

Подборка: Начитывать стихи легко и отрешённо…

* * *

 

Начитывать стихи бесстрастно, безучастно,

Чтоб автор проступал, переступив черту,

Чтоб вдохом правил он меж запятых и гласных,

И паузы держать, как леденец во рту.

 

Чтоб размыкался круг, не чувствуя начала,

И двигался поток, не ведая чтеца,

Чтоб слышал, но не слух, а то, что в нас настало,

И проступало вдруг от первого лица.

 

Начитывать стихи легко и отрешённо,

Вполголоса, нутром, как ведать, как дышать,

Как считывать скрижаль, как понимать законы

Природы, естества, как пятерню разжать.

 

* * *

 

Услыхала с порога

В этом памятном сне:

Ты рассказывай Богу,

Не рассказывай мне.

В каждом слове есть тайна,

И зарубка – в строке,

Ничего не случайно,

Даже спичка в руке.

То, что есть – не утрата, –

Только то, что лишь есть,

Пусть не больше карата

Эта жизнь, эта песнь,

Ничего нет важнее

Этой ночи и дня,

Это смерти – нежнее

И страшнее огня.

Не потворствуй и слогу,

Что звучит, как вчерне,

Ты рассказывай Богу, –

Не рассказывай мне.

 

* * *

 

Единожды шагнув навстречу,

Спустивши слово с поводка,

Скорей всего, лишишься речи,

И дрогнет над листом рука.

 

Подступит глухота паучья, –

И фальшь перегрызает нить,

И задыхаются созвучья,

И ничего не изменить.

 

* * *

 

Когда опускается вечер на плечи,

Окутав своей тишиной,

Тогда начинаются тихие речи

Меж небом вечерним и мной.

 

О том, как ни в чём не избегнуть усилья,

Как жизнь эта всё ж хороша,

Что, если порою в земном и бессильна,

То в вечном всесильна душа.

 

* * *

 

Поскольку пристало мне больше молчать,

На Музы призыв не всегда отвечать,

То сколько могла – я молчала.

 

А смерть, что прошла между нами босой,

Как росчерка знак, со слепящей косой,

Навеки нас вновь обвенчала.

 

* * *

 

Есть место, где носятся демоны боли

И холод крадётся голодный и гулкий,

И нет им покоя, их – тьма или боле

В скрещении шпаг сквозняков переулков.

 

И тело земное их вечно прельщает, –

У смерти в любимцах помощники эти,

Есть в городе место, и смерть там живая,

Где носятся демоны боли и ветер.

 

* * *

 

Время не лечит, время калечит и губит,

время утюжит, время – оно монолитно,

это застывшее что-то – никто не разрубит,

нет ничего в нём – ни смысла, ни жизни, ни ритма.

Мёртвое что-то, но мы его мыслим дискретно,

временем суток, сезонами, памятью, снами,

мраком ночным и дневным ускользающим светом,

тем, что ещё почему-то случается с нами.

Время и мысли становятся равны друг другу,

надо ведь жить ради тех, кто родился, кто умер,

время подобно и счастью, и сну, и недугу,

круг циферблата – всегда несмолкающий зуммер.

 

* * *

 

Ты крутись-вертись, ты крутись, земля,

Пусть в душе вмещаются ад и рай,

Есть ещё и хлеб, и горячий чай,

Двадцать одно зёрнышко миндаля.

 

Всё едино здесь, Бог Он – Бог

И метафора, и глагол,

И стезя, и высокий во тьме порог,

Всяк при свете наг, а точнее – гол.

 

И одежда-кожа твоя легка,

И сума пуста, и её отбрось,

А строка ведёт в облака,

Не помогут на земле ни ключи, ни трость.

 

Ключ в руках всегда не от той двери,

Дом – не дом всегда, лишь набор вещей,

Даже если ты один – говори,

Даже если свет в груди, он – ничей.

 

Нет планеты зла, ты крутись, крутись,

Мы твои дожди, мы твоя трава,

Мы твои снега, твои смерть и жизнь,

Но, у нас, прости, не твои слова.

 

* * *

 

Сны опять из жизни не моей,

Не из этой, – будущей ли, прошлой.

Я – другая в них. Что нужно ей

В этой моей жизни, мной заброшенной?

 

Ей как будто любопытно здесь,

В снах моих, пришедшей ниоткуда,

Чужды ей стихи и эта песнь,

И поэтов явленное чудо.

 

Крутится сансары колесо.

Савана ли, майи покрывало...

Неужели я забуду всё,

Как уже однажды забывала.

 

3 апреля 2017

 

Что стало бы с Мариной или Анной,

Когда б они прошли иную сеть,

Что стало бы с прекрасным Мандельштамом…

У всех времён и пряник свой, и плеть.

 

Здесь вызревает глухота паучья,

Здесь куклятся и множатся стихи,

Сквозь паутину падают созвучья,

Беря свои фальшивые верхи.

 

Наверное, бывает в мире время,

Когда слова глубинным снам под стать,

И ветер тот – другое дуновенье,

И полночь та, да нечего сказать.

 

Смотрю в окно, где утро не умыто,

Вскипает день на медленном огне,

И знаю я, что есть такое сито

Из тех имён, что дороги так мне.

 

* * *

 

Не благодушествуй, не мудрствуй, не клянись,

Всему виной не наша смерть, не жизнь,

И нет печали в том и нет вины, –

Корабль отчалит от любой страны.

 

Не уповай на Бога, не лукавь,

Путь – не дорога, берег свой оставь,

Есть океан бытийности, где жизнь

Не знает смерти – за него держись.

 

* * *

 

Мы встретимся ещё на тех страницах книг,

Где мысли и слова запрятаны в созвездья,

Без ханжества и лжи людей, земных вериг, –

Средь таинства стихов есть вещи бесполезней.

 

Мы встретимся ещё в ночи, объятой сном,

В тиши библиотек и в памяти инета,

Энергия стихов – Поэзии – кругом,

Пронизывает всё неуловимым светом.