Татьяна Ивлева

Татьяна Ивлева

Четвёртое измерение № 8 (320) от 11 марта 2015 г.

Подборка: Утлая лодочка в мутном потоке

Элле Крыловой

 

              …одно высказывание Будды меня очень неприятно

              поразило: «Большинство людей попадёт в ад».

                                                              Из письма Э. Крыловой

 

Я в китайский ресторан загляну,

Горстку риса и саке* закажу.

Сяду ближе к расписному окну –

Красный столик, золотой абажур.

 

Положу перед собою тетрадь,

Карандаш возьму и буду ждать слова –

Чтобы так же хорошо написать,

Как способна только Элла Крылова.

 

Заблестят глаза ночных фонарей,

Подмигнёт свеча – мой верный маяк:

На него летят и ямб, и хорей,

Мотылёк летит и муза моя.

 

Заклубятся над Москвой облака,

Просветлённые, как Будда в нирване…

Отошлю свои стихи Элле К.

С посвящением: от Ивлевой Тани.

 

Обнажись, душа, что девочка ню,

Отразись в строке, что ива в реке…

Я в столицу Элле К. позвоню –

Приглашу её на рис и саке.

 

А в раю цветёт и пахнет бонсай,

Там фонарь сияет красный – китайский…

Элла, Будда обещает нам рай –

Вот тогда и заживём мы по-райски!

 

---

* Саке – рисовая водка, рецепт которой пришёл в Японию из древнего Китая. В Европе считается элитным алкогольным напитком, подаётся во всех aзиатских ресторанах

 

1-е апреля 2013

Эссен – Москва

 

Элле К.

 

1

 

           …часто сижу на кухне с баночкой

           пива и плачу…

                                          Из письма Эллы К.

 

…не плачь российская сестра

нам встретиться пришла пора

заказан авиабилет

и приготовлен амулет

с кириллицей: храни Господь

тебя от тягот и невзгод

за банкой импортного пива

мы посидим с тобой красиво

прочь от столичной суеты –

стихи гитара я и ты…

безмолвно тихо ниоткуда

к нам явятся Христос и Будда

Басё в потёртом кимоно

в плаще пурпурном Сирано

и мы обнимемся как братья

и с вами стану горевать я

о судьбах Мира и Добра

и о поэтах – детях Ра

 

2

 

в пыльное оконце

дождь стучит с утра

не восходит солнце –

горе детям Ра!

в сквере у дороги

не видать бомжей –

ливень быстроногий

их прогнал взашей

тусклое оконце –

как в стенах тюрьмы…

не восходят солнце,

лики и умы

не видать свободы

не видать ни зги

замутились воды

души и мозги

серая стихия

море горьких дум

и слова плохие

мне идут на ум…

 

3

 

холодный дождик за окном,

а если точно – на окне,

точнее – он в жилье моём,

ещё точнее – он во мне…

ах, память сердца горяча,

не остудить её дождём…

по ком, по ком горит свеча?

душа печалится – о чём?

 

4

 

хриплый гогот рассёк

синий сумрак ночной –

это гуси Басё

попрощались со мной

неизменно верны

берегам и воде

той далёкой страны,

где их родина, где

над вселенной взойдёт

солнца шар золотой,

где никто нас не ждёт

на обещанный той*

 

---

* Той – праздник (тюркск.).      

 

Июль 2014

Эссен – Москва

 

К Щелкунчику

 

 

Владимиру Авцену

 

Щелкунчик, наши карты биты!

Нам неоткуда ждать защиты:

Воинственный крысиный род

Нам глотки вмиг перегрызёт.

Мы в меньшинстве: не в наших силах

Остановить поход крысиный.

Из всех щелей они ползут –

Страшней, чем самый страшный суд.

Им не нужны любовь и лира –

Им подавай ключи от мира!

Власть и богатство – их девиз.

Смердит крысиный парадиз…

А мы, Щелкунчик, небогаты,

И не солдаты, аты-баты…

Любовь, надежды и стихи –    

Вот наши смертные грехи.      

Но кровожадные невежды

Крадут последние надежды.

На Божий Свет по всей планете

Они набрасывают сети.

Нам дальше некуда бежать.  

Что ж, время сабли обнажать

И поднимать со Спасом знамя!   

Они грядут стеной цунами,

Ордой, лавиной и гурьбой…

Спина к спине мы примем бой! 

 

2014

Эссен – Вупперталь

 

Игорю Пиковскому

 

Уже две недели за окнами бьётся вселенский дождь.

Холодно. Сыро. Серо. Безвыходно. Бросает в дрожь.

Разброд в душе. Распутица от переизбытка вод.

Не попрощавшись, друзья уходят в небесный брод...

А те, кто остался, закручены в водоворот судьбы.

Висит, как дамоклов меч, вечный вопрос:

                                                           to be or not to be?

И меня, как утлую лодку без вёсел,

                                                           увлекает мутный поток.

Сопротивляюсь, потому что не знаю,

                                                           что будет потом.

На всё Его воля!  А нам остаётся наш смертный грех.

Утлая лодочка в мутном потоке расколется, как орех.

Быть может, песенку как-то можно ещё и допеть,

Но построить ковчег, хотя бы для чистых,

                                                           наверняка не успеть.

Или, на худой конец, лодку – для избранных,

                                                           для своих,

Ну, на бедность, одноместный плот,

                                                           а лучше бы  – для двоих.

Отчего молчишь, дружище Пиковский,

                                                           седая твоя голова?

Устрой дискуссию, на ошибки мои укажи –

                                                           скажи, что я не права.

А знаешь, на старом снимке

                                   ты щемяще на Пастернака похож.

В душе поэт,

            а в жизни пассажиров перевозишь через дождь.

Ты в своём таксо, словно в библейском ковчеге Ной.

Маяк не светит. Останови.

                                   Покурим. Поговори со мной.

Ответь, ну не всё ли равно, что же будет потом?

А может, ещё не поздно переплыть мировой потоп?

На счёт рая – не знаю. Но, может быть,

                                                           до Борнео и доплывём.

Зайдём в мечети, поговорим с Господом –

                                                           каждый о своём.

Купола мечетей в Брунее,

                                   будто луковицы русских церквей –

                                                           один в один.

Конфессий много, а жизнь, как известно, одна.

                                                           И Господь один.

Он – господин всех конфессий.

                                                И жизни нашей Он господин.

Он – творец всего, что дышит и обитает

                                                в обители гор, океанов, равнин.

Он – вершитель судеб, где бы мы ни были –

                                                на высоте или на самом дне.

Хотя  это слабо меня утешает,

                                                а если честно, то и вовсе не...

К тому же, в перевёрнутом этом мире, неясно,

                                                где вершина, а где дно.

В чём наказание, в чём испытание –

                                                знать никому не дано.

Всемирный, а может, вселенский кризис,

                                                и бедный Господь – банкрот?

Кто поможет Ему, если каждый не знает,

                                                что его самого ждёт?

Темно и фатально в мире, в природе,

                                                в душе и в судьбе.

Прости, но не получается

                                   что-то весёлое рассказать тебе.

Не получается жить, как по нотам,

                                                хотя их всего лишь семь.

Не получается. Ни-че-го. Совсем.

Холодно. Сыро. Серо. Безвыходно. Бросает в дрожь.   

Одно согревает, что на том портрете

                                                ты на Пастернака похож.

 

Февраль 2010

Дюссельдорф 

 

Колыбельная эмигранту

 

                        Как на наши именины

                        Испекли мы каравай…

                        Детская хороводная песенка

 

Не тоскуй, как по Мессии,

По родимой стороне.

Ты не нужен был России –

Ни внутри её, ни вне.

Синим небом не прельщайся,

За былое не держись.

С русским раем распрощайся,

В эмигрантский рай катись!

Там, под крылышком чужбины,

Как положено в раю,

Жизнь – сплошные именины!

Баю, баюшки, баю…

Сколько жизни той осталось,

Знать, конечно, не дано…

Тонкой нитью намоталась

Пряжа на веретено.

В кущах райского массива

Взлёт души познаешь ты,

Упакованный красиво

В гроб дубовый и цветы.

Рай советский. Рай немецкий.

А в итоге – Божий рай,

Где тебя, как в песне детской,

Ждёт на блюде каравай.

            (хор ангелов)

«Во-от такой вышины!

Во-от такой ширины!

Каравай, каравай,

Кого любишь, выбирай…»

 

Апрель 2003

Эссен

 

Путь

 

Дайте мне рубаху –

белую до пят,

путь ведёт на плаху

через райский сад.

Неба панорама –

Божьей смальты синь…

Здравствуй, ангел-мама!

До свиданья, сын!

 

2014

Эссен

 

Mamma mia

 

Mamma mia, Александра –

Как была ты хороша!

Королевская осанка,

Волонтёрская душа…

В праздник песни заводила,

Семиструнною звеня…

Mamma mia! Как любила –

Жизнь, гитару и меня!

 

2014

Эссен

 

Подкова

 

кузнечик-мастер выкуй мне подкову –

вот паутинки платиновой нить

честь смолоду дружок а платье снову

но пуще – счастья хрупкую подкову

я обещаю бережно хранить

 

2014

Эссен

 

Уличный музыкант

 

Чёрно-бархатные брюки,

Чёрно-шёлковый жилет!

Он берёт гитару в руки –

Обертон и флажолет…

Ахнет площадь: Что за пара!

Фантастический дуэт –

Эта певчая гитара,

Этот шёлковый жилет!

Дно потёртого футляра

Покрывает слой монет

Слишком жидкого навара –

Даром был хорош дуэт…

В спину лупит дождь несносно.

Кончен бал. Погашен свет.

Но сверкает судьбоносно

Чёрный лак его штиблет!

 

2014

Эссен

 

* * *

 

Листаю дни моей – ещё открытой – книги,

Мелькает список стран, событий, судеб, лиц…

Пока не прерван в ней ход жизненной интриги,

Но тонок правый пласт оставшихся страниц.

 

2014

Эссен

 

* * *

 

ты видишь меня

сквозь затемнённые стёкла

твоей дорогой машины

сквозь объектив модной камеры

сквозь мутное дно пивной кружки

сквозь обложку порножурнала

 

но если б ты мог меня видеть

как видит по утрам моё зеркало

без грима и без украшений   

 

как видит смятая ветка сирени

которую я подобрала

на раскалённом асфальте

 

как видит меня

старинная чашка

я пью из неё в одиночестве кофе

и думаю о художнике

изобразившем дивную птицу

на тонком фарфоровом донышке

 

как видит полночная сигарета

дрожащая в пальцах

когда я стою у окна

открытого в небо

и молча молюсь за живых

и за ушедших

 

как видит перчатка с левой руки

а с правой я потеряла

так и ношу только одну

эти перчатки мне подарил

тот, кого я любила

 

как видит видавшая виды монетка

которую я привезла издалёка

иногда я гадаю на ней – «орёл» или «решка»

 

если б ты мог меня видеть

глазами одушевлённых вещей

то мы бы с тобой не расстались

 

2010

Эссен

 

Предсказание Кассандры

 

Валерию Рыльцову

 

                  На буйном пиршестве задумчив он сидел.

                                                                    М. Лермонтов

 

– Мой брат, какая грусть туманит очи?

Какою сердце полнится тоской?

– Зачем, сестра, на площади пророчишь,

Кляня и обрекая род людской?

 

Зачем твердишь безумными устами:

«Земная твердь покроется водой,

Но прежде твердь покроется крестами…»

– Я вижу, брат мой, это – знак худой:

 

Троянский конь… Осада милой Трои…

Тела героев, павших за неё…

Здесь рухнут все духовные устои –

И сердце остановится моё…

 

Но в этот миг над гиблыми местами,

Откроется нам ангел огневой,

Укроет нас нетленными крылами

И выхватит из бездны роковой!

 

2015

Эссен