Сергей Прохоров

Сергей Прохоров

Четвёртое измерение № 1 (349) от 1 января 2016 г.

Подборка: Наследство

* * *

 

Любовью, болью и стихами

А в целом жизнью своей всей,

По капле крови я стекаю

Из ранок родины моей.

Зимою, осенью, весною,

В минуты горькие утрат

Они ещё саднят и ноют

И по ночам, и по утрам.

Пора бы уж поставить точку,

Свободно, радостно дыша,

Но кровоточит,

кровоточит

Неравнодушная душа.

 

Ветер

 

По дорогам пройденным

Бродит ветер Родины

Поутру, по полудню,

По ночной росе,

Где следы оставлены,

Как штрихи наскальные,

Ближние и дальние,

В средней полосе.

Бродит неприкаянно

По кварталам каменным,

По ступенькам скошенным,

По вчерашним дням.

В пустырях заброшенных

Бродит,  ищет прошлое,

Угольками крошится

В искорках огня.

 

Повторить, проторить

 

Взять и вдруг повторить

Географию лет

И опять проторить

Все дороги след в след,

По которым шагал,

На которых устал.

От судьбы в двух шагах,

В двух шагах от Христа,

Где летал, и плутал,

И терял, и нашёл

На обрывках листа

Строк желтеющий шёлк,

О такой же судьбе,

Или чуть о другой

О нелёгкой ходьбе

По дороге крутой,

Чтоб опять одарить

Географию лет –

Повторить, проторить,

Слово в слово, след в след.

 

Наследство

 

Крапива, лопух да ревень,

Где раньше хлеба косили,

Осталось от той деревни –

Кормилицы всей России.

Бурьян на тысячи миль,

Где мог золотиться колос.

И чудится сердцу милый

Родины детства голос.

И видится хата с краю

Деревни, бегущей в небо.

С мальчишками я играю

И бабу леплю из снега.

А хлопья летят и тают,

Под скрип журавлей колодцев.

И годы меня листают,

Как ветер вихры колосьев.

Давно уже нет деревни,

Пустынно предков наследство:

Крапива, лопух да ревень

Да сладкая память детства.

 

Когда я пишу…

 

Когда я пишу, то как будто спешу

На поезд уже отошедший,

Где слов запоздалых смолкающий шум

Прощанья любви сумасшедшей.

Скрипит по бумаге надрывно перо,

Копируя суть расстояний.

И жизнь тороплива, как шумный перрон –

Встреч, проводов и расставаний.

Скупые обрывки  растаявших фраз

Уносит житейское эхо.

Ложится на лист из обрывков рассказ…

Прочтётся ли кем-нибудь это?

 

Август 2015

 

В астрале

 

По капельке,  по капельке

Я жизнь свою растратил

И вот лежу под капельницей,

Душой уже в астрале.

И тело моё бренное

Не чувствует кушетки,

Палаты – стены бледные

Уходят рикошетом.

И я уже поверх домов

Встречь звёзд

            в немом смирении

Лечу, парю в неведомом

Пространстве,

Измерении…

И жутко мне и радостно

Увидеть мир иной,

Но кто-то рвёт меня из сна:

– Проснитесь же, больной!

 

Всякая всячина

 

Мысли, как голые

Ветки висячие.

Лезут мне в голову

Всякою всячиной.

Нужной, постылою.

Сколько их? – Тысяча.

Чешут затылок мне,

В уши мне тычутся.

Добрые мысли

Сменяются подлыми,

Будто бы мылили

Их руки потные.

Грустны, весёлые

В радости, панике

Мысли, как голые

Бабы в предбаннике.

Мечутся, тычутся,

Тычутся, мечутся

Мысли. Их – тысяча

На исход месяца.

 

Усталость

 

Вдруг занемог:

Какой недуг

Сражает нас.

Куда и деться?

Усталость ног,

Усталость рук,

Усталость глаз,

Усталость сердца.

Чего гадать –

Болезнь ясна.

Но сколь её

Ещё осталось?

Года, года –

Вся жизнь до дна.

На дне её

Одна усталость.

 

Живое мгновенье

 

Живу меж людьми,

Тихонечко с краю,

На вечности миг

Неспешно взираю.

Увидев вдали

Души омовенье,

Пытаясь продлить

Живое мгновенье.

 

В ранг макулатур

 

В который раз перебирая

Зело потрёпанный архив,

Всю жизнь свою в себя вбирая,

Переложу её в стихи.

И новый сборник сочинений

На полке среди старых книг,

Не  возбудив горячих  мнений,

Любви, завистливых интриг,

Найдёт пристанище до срока,

Где средь  житейских процедур

Её банально и жестоко

Отправят в ранг макулатур.

 

Октябрь 2015