Сергей Дышловой

Сергей Дышловой

(Опыт автобиографии)

 

Сергей ДышловойОднажды, в декабре 2003 года, я натолкнулся на сайт Алексея Верницкого, представленный в «Сетевой Словесности», да так там и остался по сей день…

А позже узнал, что поэтический альманах «45-я параллель» приглашает авторов формулы «Две строки – шесть слогов» составить подборки из 45 тематических танкеток или же сгруппировать их в три блока по 15 текстов в каждом. Стихов я раньше не писал, а вот идея-45, что называется, зацепила. Поэтому и представил на рассмотрение редколлегии свой цикл 3 х 15. Надеюсь дождаться премьеры…

A первая моя премьера – на сцене нашего городского народного театра в Силламяэ (Эстония) – состоялась, когда мне было всего 13 лет. Это, как я помню, были 1972-1973 годы. Мы играли пьесу «Именем революции» Михаила Шатрова. А я исполнял роль Петьки. Трёхчасовой спектакль. С ним мы побывали и в Таллинне, и в Ленинграде, и в Обнинске, и в Электростали. Однажды даже выиграли на конкурсе народных театров «Театральная Весна» в Эстонии. И мне присудили премию – 25 рэ!!! – за лучшее исполнение детской роли. Тогда папа с мамой добавили денег и купили мне… мою мечту – велосипед «Школьник», который у меня угнали через месяц… Затем было много других спектаклей. А под «занавес» десятого класса я довольно напряжённо решал, куда мне податься: в артисты или в моряки. Выбрал море.

По образованию я морской радист. В литературе – в отличие от морей-океанов! – замечен не был, хотя и пытался что-то писать. Но дальше дневниковых записей для жены из рейсов дело не пошло.

В 1999 году я уверовал в Бога, обрёл основание и, к лету 2000 года, окончил Библейский Колледж. С тех пор являюсь членом одной из эстонских (русскоязычных!) протестантских церквей, и теперь, слава Богу, продолжаю, шаг за шагом, в вере, заполнять пробелы…

Любопытной считаю и такую деталь характера вашего виртуального визави. Отца моего Валентином звали. А меня на флоте соответственно – Валентиныч. Мне было очень приятно в свои двадцать с небольшим ходить в Валентинычах. Приятно, но без зазнайства. Но теперь это уже не актуально. Так как после моего искреннего уверования все близкие друзья и братья с сёстрами в церкви как-то, не сговариваясь, стали называть меня Сергием. У протестантов «отцов» в иерархии нет. У нас все – «братья» и «сёстры». Так меня и зовут – «брат Сергий». Мне нравится! А пацаны, которые мне в дети по возрасту годятся, – на работе и в быту – так и просто Серёгой кличут. Я не обижаюсь и не поправляю. Пускай, раз уж считают себе ровней. Так мы друг к другу ближе…

С другой стороны, не скрою, мне нравится старая добрая флотская традиция называть друг друга по имени-отчеству. Ибо видится в этом некое особое уважение к человеку через почитание имени его отца. К сожалению, теперь всё выхолащивается на иностранный манер – просто имя, просто фамилия. Отсюда легко свалиться в панибратство. И более того – «отчество» и «отечество» одного корня слова. Отвергая (опуская) отчество, только ли человека отвергаем? Впрочем, таково моё личное отношение к этому вопросу. Я на нём не зацикливаюсь, но мне нравится называть людей полным именем и на «вы». К примеру: мой сынишка, Гоша (ему – восемь лет), очень любит, когда я называю его Георгий Сергеевич и на «вы».

А танкетки стали для меня той возможностью высказать своё отношение к жизни, людям, ситуациям, Богу, которой нельзя пренебречь.

Ибо они (танкетки) имеют силу обращать на себя внимание. А поскольку я знаю, что всё доброе исходит от Бога, и дар слова и языка также даны людям от Него, то и не пренебрегаю, по данной мне благодати, обращать сердца людей к Богу.

 

Таллинн

Поэмы, новеллы и стихи в прозе