Семён Раич

Семён Раич

Все стихи Семёна Раича

  • 1828 года Августа 25
  • 3 отрывка из поэмы Арета
  • Весна
  • Вечер
  • Вечер в Одессе
  • Грусть на пиру
  • Друзьям
  • Жаворонок
  • Жалобы Сальватора Розы
  • Зависть
  • К Лиде
  • От переводчика
  • Перекати-поле
  • Песнь Мирзы
  • Песнь на пирушке друзей
  • Песнь соловья
  • Прощальная песнь в кругу друзей
  • Соловью

1828 года Августа 25

 

Ерусалим! Ерусалим!

Тобою очарован, -

Семь лет к твоим стенам святым

Я мыслью был прикован; -

Те годы для меня текли,

Лились, как воды Рая...

Их нет!.. Но память на земли

Осталась их живая;

Она отрадой будет мне

В глухой пустыне мира,

Пока в безвестной тишине

Моя подремлет лира.

 

Подремлет?.. Небо! Как узнать,

Что мне готовишь в мире?

Быть может, боле не бряцать

Моей несмелой лире;

Дни вдохновенья для меня,

Быть может, пролетели:

Нет в сердце прежнего огня,

Мечты охолодели

И впечатления уже

Не так, как прежде, живы:

Бескрылы в тесном рубеже

Поэзии порывы.

 

Но если снова для меня

Расширятся пределы, -

Я снова, лиру оструня,

Как бы помолоделый,

Взыграю, - и тогда опять

Мне красен мир подлунный:

Отчизны славу рокотать

Живые будут струны;

Я тени предков пробужу,

Полузабытых нами,

И обновлю и освечу

Их память меж сынами.

 

1828

 

3 отрывка из поэмы Арета

 

[1]

 

Я помню золотые годы,

Когда в объятиях природы,

Свободный от мирских сует,

Я издали смотрел на свет

И отвергал его зазывы.

Тогда Поэзии порывы

Теснилися в душе моей,

Я весь был в ней, я жил для ней.

 

Я помню золотые годы,

Когда с беспечностью свободы,

В разливе полном бытия,

Мечтой переносился я

В края Италии заветной, -

И дни мелькали незаметно;

Тогда я счастьем был богат, -

 

Его Виргилий и Торкват

Мне напевали, навевали...

Но эти годы миновали,

И что от них осталось мне? -

Воспоминания одне!

И вот теперь у них на тризне,

Ненужный гражданин отчизны,

С охолодевшею мечтой

Сижу безродным сиротой.

 

[2]

 

Бородино! Бородино!

На битве исполинов новой

Ты славою озарено,

Как древле поле Куликово.

 

Вопрос решая роковой -

Кому пред кем склониться выей,

Кому над кем взнестись главой, -

Там билась Азия с Россией.

 

И роковой вопрос решён:

Россия в битве устояла,

И заплескал восторгом Дон,

Над ним свобода засияла.

 

Здесь - на полях Бородина -

С Россией билася Европа,

И честь России спасена

В волнах кровавого потопа.

 

И здесь, как там, решён вопрос

Со всем величием ответа:

Россия стала как колосс

Между двумя частями света.

 

Ей роком отдан перевес,

И вознеслась она высоко;

За ней, пред нею лавров лес

Возрос, раскинулся широко.

 

[3]

 

Природа по себе мертва.

Вне сферы высшего влиянья

Безжизненны её созданья:

Она - зерцало божества,

Скрижаль для букв Его завета;

Ни самобытного в ней света,

Ни самобытной жизни нет.

Она заемлет жизнь и свет

У сфер, не зримых бренным оком.

Воображение - дитя,

Но если, крыла распустя,

В своём парении высоком

Оно проникнет в глубь небес

И там - в святилище чудес -

У самого истока жизни,

За гранью мертвенной отчизны,

Упившись жизнию, творит

По дивным образцам небесным,

Всегда высоким и прелестным,

И даст своим созданьям вид

Полуземной, полунебесный,

И душу свыше призовёт,

И эту душу перельёт

В свой образец полутелесный,

Полудуховный, - он пройдёт

Из века в век, из рода в род,

На мир печальный навевая

Таинственную радость рая.

 

1849

 

 

Весна

 

Слышишь - соловей беспечной

Под черемухою млечной

Песнь поет весне младой;

Видишь - роз душистых ветки,

Увиваясь вкруг беседки,

Дышат радостью живой.

 

   Наслаждайся! нам весна

   Не на долгий срок дана.

 

Посмотри, как белы крины

Над коврами луговины

Величаются красой...

Что грядущему вверяться?

Может быть, нам любоваться

Уж последнею весной!

 

   Наслаждайся! нам весна

   Не на долгий срок дана.

 

Там, качаясь на лилее,

Перла млечного белее,

Ранний воздух пьет роса.

Если жаждешь наслажденья, -

В нем сынам земного тленья

Не откажут Небеса.

 

   Наслаждайся! нам весна

   Не на долгий срок дана.

 

Дев прелестные ланиты -

Розы с лилиями слиты;

Серги перловы - роса...

Что надеждой долгой льститься?

Быстро-быстро юность мчится,

Скоро блекнет их краса.

 

   Наслаждайся! нам весна

   Не на долгий срок дана.

 

В цветнике благоуханном

С анемоном и тюльпаном

Прелесть-роза сдружена.

Научись у них быть другом,

С милыми делись досугом -

И - весна твоя - красна...

 

   Наслаждайся! нам весна

   Не на долгий срок дана.

 

Придет время, - зелень свянет,

Роза блекнуть, сохнуть станет...

Что до будущего нам? -

Видишь - стелется коврами

Зелень с юными цветами

По пригоркам и лугам.

 

   Наслаждайся! нам весна

   Не на долгий срок дана.

 

С сводов неба светлым утром

Сходят росы перламутром,

В ветрах дышит аромат...

Что за нами, что пред нами,

Не заботься! - дни с крылами:

Дунет ветр и - улетят.

 

   Наслаждайся! нам весна

   Не на долгий срок дана.

 

Розы блещут перламутром,

Воздух сладок - только утром;

День взойдет - и все не то;

Ароматы разлетятся,

Росы с розами простятся

И уйдут в эфир пустой...

 

   Наслаждайся! нам весна

   Не на долгий срок дана.

 

Придет лето - лето минет;

Придет осень и остынет

Кровь, играющая в нас -

И, - прости земли веселье! -

Мы пойдем на новоселье...

Насладись - пока твой час!

 

   Насладися! нам весна

   Не на долгий срок дана.

 

Вечер

 

Роскошно солнце заходило,

Пылал огнём лазурный свод...

Помедли, ясное светило!

Помедли!.. Но оно сокрыло

Лице своё в зерцале вод.

 

Люблю в час вечера весною

Смотреть на синеву небес,

Когда всё смолкнет над рекою,

Лишь слышен соловей порою,

И дышит ароматом лес.

 

Но грусть мне сердце вдруг стесняет,

Когда исчезнет свет от глаз:

Как будто дружба изменяет,

Как будто радость отлетает,

Как будто в мире всё на час!

 

1829

 


Поэтическая викторина

Вечер в Одессе

 

На море лёгкий лёг туман,

Повеяло прохладой с брега -

Очарованье южных стран,

И дышит сладострастно нега.

 

Подумаешь: там каждый раз,

Как Геспер в небе засияет,

Киприда из шелковых влас

Жемчужну пену выжимает,

 

И, улыбаяся, она

Любовью огненною пышет,

И вся окрестная страна

Божественною негой дышит.

 

1823

 

Грусть на пиру

 

Что ты замолк и сидишь одиноко?

Дума лежит на угрюмом челе!..

Видишь - бокалы с вином на столе!

Полно же мыслью носиться далеко!

Стукнем бокал о бокал и запьем

Мрачную думу веселым вином!..

 

- «Нет! други, если б и самая Геба

С светлой улыбкой младого чела

Нектару в дружний бокал налила, -

Верьте: и самий напиток бы неба

Прежней веселости мне не отдал...

Прочь от меня налитой мне бокал!»

 

Друг! у тебя навернулися слезы;

Что твое сердце сдавило тоской?

Здесь, пред друзьями, всю тайну открой, -

Горьки ль потери, судьбы ли угрозы,

Иль отравившая душу любовь?

Сдерни, сорви с нас сомнений покров.

 

«Други! видали ль вы в древней дуброве

Громом нежданным разбитую ель?

Зрели ль, когда, набежавший на мель,

Бренный челнок сокрушался в основе?

Легкие веслы и руль пополам...

Это ваш друг, обреченный слезам.

 

Долго не знал я на свете приюту,

Долго носила земля сироту,

Долго я в сердце носил пустоту...

Раз в незабвенную жизни минуту -

Раз я увидел созданье одно:

В нем было небо мое вмещено.

 

Русые кудри вилися струею,

Ластились к шее лилеи белей,

Зыбью ложились на перлы грудей;

Очи - играли моею душею -

Очи, чернее осенних ночей,

Майской у ней улыбались зарей.

 

С ней я зимой вечерами делился,

Ею одной - и дышал я и жил,

С нею блаженство потоками пил,

С ней... но довольно! я с ней... разлучился!..

Что еще слушать? я все досказал...

Дайте скорей налитой мне бокал.»

 

Друзьям

 

Не дивитеся друзья,

Что не раз

Между вас

На пиру весёлом я

Призадумывался.

 

Вы во всей ещё весне,

Я почти

На пути

К тёмной Орковой*) стране

С ношей старческою.

 

Вам чрез горы, через лес

И пышней

И милей

Светит солнышко с небес

В утро радостное.

 

Вам у жизни пировать,

Для меня

Свету дня

Скоро вовсе не сиять

Жизнью сладостною.

 

Не дивитесь же, друзья,

Что не раз

Между вас

На пиру весёлом я

Призадумывался.

 

Я чрез жизненну волну

В челноке

Налегке

Одинок плыву в страну

Неразгаданную.

 

Я к брегам бросаю взор -

Что мне в них,

Каждый миг

От меня, как на позор,

В мгле скрывающихся?

 

Что мне в них? Я молод был,

Но цветов

С тех брегов

Не срывал, венков не вил

В скучной молодости...

 

Я плыву и наплыву

Через мглу

На скалу

И сложу мою главу

Неоплаканную.

 

И кому над сиротой

Слёзы лить

И грустить?

Кто на прах холодный мой

Взглянет жалостливо?

 

Не дивитесь же, друзья,

Что не раз

Между вас

На пиру весёлом я

Призадумывался!

 

1826

 

Жаворонок

 

Светит солнце, воздух тонок,

Разыгралася весна,

Вьётся в небе жаворонок -

Грудь восторгами полна!

 

Житель мира - мира чуждый,

Затерявшийся вдали, -

Он забыл, ему нет нужды,

Что творится на земли.

 

Он как будто и не знает,

Что не век цвести весне,

И беспечно распевает

В поднебесной стороне...

 

Нет весны, не стало лета...

Что ж? Из грустной стороны

Он в другие страны света

Полетел искать весны.

 

И опять под твердью чистой,

На свободе, без забот,

Жаворонок голосистый

Песни радости поёт.

 

Не поэта ль дух высокий,

Разорвавший с миром связь,

В край небес спешит далёкий,

В жаворонке возродясь?

 

Жаворонок беззаботный,

Как поэт, всегда поёт

И с земли, как дух бесплотный,

К небу правит свой полёт.

 

1838

 

Жалобы Сальватора Розы

 

Что за жизнь? Ни на миг я не знаю покою

И не ведаю, где приклонить мне главу.

Знать, забыла судьба, что я в мире живу

И что плотью, как все, облечён я земною.

Я родился на свет, чтоб терзаться, страдать,

И трудиться весь век, и награды не ждать

За труды и за скорбь от людей и от неба,

И по дням проводить... без насущного хлеба.

 

Я к небу воззову - оно

Меня не слышит, к зову глухо;

Взор к солнцу - солнце мне темно;

К земле - земля грозит засухой...

Я жить хочу с людьми в ладу,

Смотрю - они мне ковы ставят;

Трудясь, я честно жизнь веду -

Они меня чернят, бесславят.

 

Везде наперекор мне рок,

Везде меня встречает горе:

Спускаю ли я свой челнок

На море - и бушует море;

Спешу ли в Индию - и там,

В стране, металлами богатой,

Трудясь, блуждая по горам,

Я нахожу... свинец - не злато.

 

Являюсь ли я иногда,

Сжав сердце, к гордому вельможе,

И - об руку со мной беда:

Я за порог лишь - и в прихожей

Швейцар, молчание храня

И всех встречая по одежде,

Укажет пальцем на меня,

И - смерть зачавшейся надежде.

 

Вхожу к вельможе я тупой,

С холодностью души и чувства;

В кругу друзей-невежд со мной

Заговорит он про искусства -

Уйду: он судит обо мне

Не по уму, а по одежде,

С своим швейцаром наравне...

Ценить искусства - не невежде!..

 

Я и во сне и наяву

Воздушные чертоги строю.

Я, замечтавшися, творю

Великолепные чертоги.

Мечты пройдут, и я смотрю

Сквозь слёз на мой приют убогий.

 

Другим не счесть богатств своих,

К ним нужда заглянуть не смеет,

Весь век слепое счастье их

На лоне роскоши лелеет.

Другим богатств своих не счесть,

А мне - отверженцу судьбины -

Назначено брань с нуждой весть

И... в богадельне ждать кончины...

 

И я... я живописец!.. Да!

На всё смеющиеся краски

Я навожу, и никогда

От счастия не вижу ласки...

Будь живописец, будь поэт, -

Что пользы? В век наш развращенный

Счастлив лишь тот, в ком смысла нет,

В ком огнь не теплится священный.

 

Что за жизнь? Ни на миг я не знаю покою

И не ведаю, где приклонить мне главу.

Знать, забыла судьба, что я в мире живу

И что плотью, как все, облечён я земною.

Я родился на свет, чтоб терзаться, страдать,

И трудиться весь век, и награды не ждать

За труды и за скорбь от людей и от неба,

И по дням проводить... без насущного хлеба.

 

1831

 

 

Зависть

 

«Что в лесу наедине,

Что, кукушка, ты кукуешь?

Ты, конечно, о весне

Удалившейся тоскуешь?»

 

«О весне тоскую? Нет!

Не люблю весны я вашей:

Только летом мил мне свет,

Лето знойное мне краше».

 

«Но весною всё цветёт,

Воздух сладок, небо чисто,

Нежно соловей поёт

Под черемухой душистой».

 

«Он поёт, но что поёт?

Негу страсти и беспечность,

Солнца красного восход

И блаженства скоротечность».

 

«Что же петь певцу весны

У весны на новоселье?

Он под кровом тишины

Счастлив и поёт веселье».

 

«Это больно для меня:

Он счастлив, а я тоскую;

Он поёт с рассветом дня,

Я с рассветом дня - кукую!»

 

1838

 

К Лиде

 

Лида, веселье очей распаленных;

Зависть и чудо красот несравненных,

Лида, ты лилий восточных белей,

Розы румянее, ясмина нежней, -

Млеть пред тобою - двух жизней мне мало...

Дева восторгов, сними покрывало,

Дай насмотреться на злато кудрей,

Дай мне насытить несытость очей

Шеи и плеч снеговой белизною;

Дай надивиться бровей красотою,

Дай полелеяться взорам моим

Отцветом роз на ланитах живым.

Нежася взором на взоре прелестном,

Я утонул бы в восторге небесном,

С длинных ресниц не спустил бы очей:

Лида, сними покрывало скорей!

 

Скромный хранитель красот, покрывало,

Нехотя кудри оставя, упало,

Млею, пылаю, дивлюсь красотам...

Лида, скорее устами к устам!

Жалок и миг, пролетевший напрасно;

Дай поцелуй голубицы мне страстной...

Сладок мне твой поцелуй огневой:

Лида, он слился с моею душой.

 

Полно же, полно, о дева любови!

Дай усмириться волнению крови, -

Твой поцелуй, как дыханье богов,

В сердце вливает чистейшую кровь...

Дымка слетела, и груди перловы

Вскрылись, и вскрыли элизий мне новый.

Сладко... дыхание нарда и роз

В воздухе тонком от них разлилось.

Тихий их трепет, роскошные волны

Жизнью несметной небесною полны.

Лида, о Лида, набрось поскорей

Дымку на перлы живые грудей:

В них неземное биенье, движенье,

С них, утомленный, я пью истощенье.

Лида, накинь покрывало на грудь,

Дай мне от роскоши нег отдохнуть.

 

От переводчика

 

Пересадивши в край родной

С Феррарского Парнаса

Цветок Италии златой,

Цветок прелестный Тасса,

Лелеял я как мог, как знал,

Рукою не наемной,

И ни награды, ни похвал

Не ждал за труд мой скромный;

А выжду, может быть - упрек

От недруга и друга:

«В холодном Севере поблек

Цветок прелестный Юга!»

 

Перекати-поле

 

Ветр осенний набежал

На Херсонски степи

И с родной межи сорвал

Перекати-поле.

 

Мчится ветер по степям,

И на лёгких крыльях

Мчит чрез межи по полям

Перекати-поле.

 

Минул полдень, и уже

Солнце погасало;

Ветр оставил на меже

Перекати-поле.

 

И, объято тишиной

Наступившей ночи,

Думу думает с собой

Перекати-поле:

 

«Тяжело быть сиротой!

Горько жить в чужбине!

Ах, что станется с тобой,

Перекати-поле?»

 

Вот проснулся ветерок

После полуночи,

Глядь - и видит огонёк

Перекати-поле.

 

«Дунь и прямо к огоньку

Принеси сиротку!» -

Говорило ветерку

Перекати-поле.

 

«Сдунь меня с межи чужой!

Брат твой - ветер буйный -

Разлучил с родной межой

Перекати-поле!

 

Что же мыкать мне тоску

Вчуже, без приюту?

Мчи скорее к огоньку

Перекати-поле!»

 

Вспорхнул лёгкий ветерок,

Пролетел полстепи

И примчал пред огонёк

Перекати-поле...

 

И пригрел уж огонёк

Трепетну сиротку,

И слился в один поток

С перекати-полем.

 

В бесприютной стороне,

Без отрады сердцу,

Долго ль мыкаться и мне

Перекати-полем?

 

1825

 

Песнь Мирзы

 

Ветер мая, воздыхая

В купах роз и лилей,

И крылами и устами

Тихоструйнее вей!

Тише порхай меж цветов!

Я пою мою любовь.

 

Месяц томный, ночи скромной

И сопутник и друг,

Светом чистым, серебристым

Осыпающий луг,

Улыбайся с облаков!

Я пою мою любовь.

 

Ток прозрачный, через злачны

Красны долы катясь,

Легкий ропот, сладкий шепот

В тихий полночи час

Разливай меж берегов!

Я пою мою любовь.

 

Пойте, птицы, до денницы,

До рассветных лучей,

Пойте слаще в темной чаще

Под наклоном ветвей.

Слей свой голос, соловей,

С песнею любви моей!

 

Песнь на пирушке друзей

 

Лей нам, чашник, лей вино

В чашу дружбы круговую,

Лучший дар небес, оно

Красит жизнь для нас земную.

 

В сердце юноши живом

Пламень страсти умеряет;

В сердце старца ледяном

Пламень страсти зажигает.

 

Искры светлого вина -

Искры солнца огневого;

Чаша - майская луна,

Прелесть неба голубого.

 

Дай же солнечным лучам

С лунным светом сочетаться!

Дни летят, - недолго нам

Красным маем любоваться.

 

Розы грустны, - минет день,

И красавицы увянут...

Соку гроздий нам напень -

Розы с наших лиц проглянут.

 

Соловей в последний раз

Песнь поет своей подруге...

Нам его заменит глас

Чаши звон в веселом круге.

 

Пусть несется день за днем,

Пусть готовит рок угрозы.

В день печали - за вином

Ветр обвеет наши слезы.

 

Лей же, чашник, лей вино

В чашу дружбы круговую,

Лучший дар небес, оно

Красит жизнь для нас земную.

 

Песнь соловья

 

Ароматным утром мая,

О подруге воздыхая,

О любимице своей,

Пел над розой соловей.

 

Дни крылаты! погодите,

Не спешите, не летите

Оперенною стрелой, -

Лейтесь медленной струей.

 

Мило в дни златые мая,

Песни неги напевая,

Мне над розою сидеть,

На прелестную глядеть,

 

Сладко чувства нежить утром:

Росы блещут перламутром,

Светит пурпуром восток,

Ароматен ветерок.

 

Минет утро, день настанет -

Ярче солнце к нам проглянет,

И жемчуги светлых рос

Улетят с прелестных роз.

 

День умрет, другой родится,

И прелестный май умчится,

И сияние красот,

И отрады унесет.

 

Мне сгрустнется, на досуге

Не спою моей подруге -

Розе нежной, молодой -

Песни радости живой.

 

Дни крылаты! погодите,

Не спешите, не летите

Оперенною стрелой, -

Лейтесь медленной струей.

 

Не умолишь их мольбою:

Непреклонные стрелою

Оперенною летят,

И за ними рой отрад.

 

Юность резвая, живая!

Насладися утром мая!

Утро жизни отцветет,

И на сердце грусть падет.

 

В светлом пиршестве пируя,

Веселись, пока, кукуя,

Птица грусти средь лесов

Не сочтет тебе годов.

 

 

Прощальная песнь в кругу друзей

 

Здесь, в кругу незримых граций,

Под наклонами акаций,

Здесь чарующим вином

Грусть разлуки мы запьём!

 

На земле щедротой неба

Три блаженства нам дано:

Песни - дар бесценный Феба,

Прелесть девы и вино...

 

Что в награде нам другой?..

Будем петь, пока поётся,

Будем пить, пока нам пьётся,

И любить - пока в нас бьётся

Сердце жизни молодой.

 

Други! Кубки налиты,

И шампанское, играя,

Гонит пену выше края...

Погребём в них суеты...

 

У весны на новосельи,

В несмущаемом весельи,

Сладко кубки осушать,

Сладко дружбою дышать.

 

Кто б кружок друзей согласный

Песнью цитры сладкогласной

В мир волшебный перенёс?

Кто бы звонкими струнами

Пробудил эфир над нами

И растрогал нас до слёз?

 

Песни - радость наших дней, -

Вам сей кубок, аониды!

В кубках, други, нам ясней

Видны будущего виды...

 

Мы не пьём, как предки пили.

Дар Ленея*) - дар святой;

Мы его не посрамили,

Мы не ходим в ряд с толпой.

 

Кубки праздные стоят,

Мысли носятся далёко...

Вы в грядущем видов ряд

С целью видите высокой.

 

Пробудитесь от мечты!

Кубки снова налиты,

И шампанское, играя,

Гонит пену выше края.

Так играет наша кровь,

Как зажжёт её любовь...

 

В дань любви сей кубок пенный!

В память милых приведём!

Кто, любовью упоенный,

Не был на небе седьмом?

 

Вакху в честь сей кубок, други!

С ним пленительны досуги -

Он забвенье в сердце льёт

И печали и забот.

 

Трём блаженствам мы отпили,

Про четвёртое забыли, -

Кубок в кубок стукнем враз,

Дружбе в дань, в заветный час.

 

У весны на новосельи,

В несмущаемом весельи

Сладко кубки осушать,

Сладко дружбою дышать.

 

1825

 

Соловью

 

Распевай, распевай, соловей,

Под наклонами сирени!

В час досуга, с ложа лени,

Сладко к песне роскошной твоей

Мне прислушиваться.

 

Распевай, распевай, соловей!

Ты судьбой своей доволен,

Ты и весел, ты и волен,

И гармония песни твоей

Льется радостно.

 

Распевай, распевай, соловей,

Под наклонами сирени!

Пробуди меня от лени

И любовь к песнопенью навей

На разнеженного.

 

Вдалеке от друзей и от ней,

От Алины вечно милой,

Не до песней мне уж было...

Пробуди же меня, соловей,

От бездейственности!

 

Распевай, распевай, соловей,

Под наклонами сирени!

И восторги песнопений

Перелей в меня трелью твоей

Рассыпающейся.