Салих Гуртуев

Салих Гуртуев

Салих ГуртуевБалкарский поэт, переводчик, общественный деятель (р. 1938). Автор более 20 книг стихов, литературных эссе, переводов. Заслуженный работник культуры Кабардино-Балкарии; обладатель премии им. Желюка (Украина), премии Министерства культуры КБР, награждён Грамотой Верховного Совета Грузии. В настоящее время является президентом Межрегиональной общественной организации «Клуб писателей Кавказа».

 

Салих Гуртуев – настоящий народный сказитель, продолжающий в своём творчестве национальную поэтическую традицию, заложенную безымянными импровизаторами-акынами и развитую Кязимом Мечиевым и Кайсыном Кулиевым. При всём разнообразии тем, которые отзываются в нём стихами, все они связаны с земными проявлениями, с реальной – не умозрительной, а настоящей – жизнью. Мать и отец, родные места и родной народ, испытания, выпавшие на их долю, любовь к женщине, к детям, к семье – вот основные интересы его творчества. Его стихам свойственна притчевость, песенная интонация, злободневность, рассматриваемая через призму философского осмысления. Читая стихи Салиха Гуртуева, так и хочется сказать: «Вот стихи, а всё понятно, / Всё на русском языке», хотя, конечно же, поэт пишет на балкарском языке, и его стихи доступны русскоязычному читателю только в переводах. Здесь простота не синоним примитивности, но сознательно выбранная позиция, та самая пастернаковская «немыслимая простота», к которой кто-то идёт годами, а кому-то она даётся просто и естественно.

Детство, обычно самая золотая пора человеческой жизни, сложилась у поэта как череда испытаний и потерь. Одним из важнейших событий, определивших его судьбу, и одной из главных тем его творчества стала Война. Обращаясь к воинам, отдавшим жизнь за родину, он размышляет, достойны ли мы немыслимых жертв, которые были принесены ради того, чтобы нынешние поколения могли жить и свободно говорить – каждый на своём языке:

 

Сумеем ли любить, как вы любили?

Сумеем жить, как вы умели жить?

 

Преданность самой высокой пробы – это преданность мёртвым, тем, кто уже не может ни помочь, ни защитить, но… может, всё-таки – помогает – оттуда? Неразрывная родовая память, связь с предками – это тоже отличительная особенность творчества народных сказителей, которая ярко и отчётливо прослеживается в стихах Салиха Гуртуева.

Образ погибшего на войне отца в его стихах вырастает, трансформируется в образ эпического героя, защитившего детей – будущее своего народа: «Во имя нас, во имя нас, детей, / Отцы ушли из жизни молодыми». Личная боль становится общей и не утихает со временем, ведь каждую ночь «В почётный караул встаёт луна / Над скорбными могилами героев».

В поэме Салиха Гуртуева «Хранитель леса» я нашла удивительно точное, простое, беспафосное определение, что такое солдатский подвиг:

 

И он совсем не виноват, солдат Муса,

Что не сумел-таки свершить там чудеса.

А просто полз и в полный рост вставал,

Когда к атаке подавал сержант сигнал.

И он совсем не виноват, что часть пути

Он до победы из-за ран не смог пройти.

 

Преодолеть инстинкт самосохранения, и встать в полный рост, зная, что каждый миг может стать последним, – это и есть ежедневный подвиг рядового солдата, за который не дают медалей и орденов, но без которого невозможна победа.

Поэт родился в 1938 году. В год, когда началась война, ему исполнилось всего три года. Ко дню Победы – 7 лет. Но между этими датами есть ещё одна, ставшая для него и для всех балкарцев незаживающей раной. О чём я говорю, сразу же поймёт каждый кавказец. Для остальных поясню. 8 марта 1944 года весь балкарский народ был депортирован в Среднюю Азию. Я сознательно пишу об этом событии, избегая эмоций, ибо чудовищность этого злодеяния говорит сама за себя. Так к Войне добавилось Изгнание, длившееся тринадцать лет. Салих Гуртуев вернулся в родные края уже выросшим, а если учесть всё, что пришлось испытать на чужбине, то смело можно сказать – взрослым человеком.

Невозможно без волнения читать его стихи и поэмы, написанные о страшных годах изгнания, о голодающих детях, о выбивающихся из сил женщинах, об убитых горем и несправедливостью стариках. Тема изгнания является постоянной, сквозной темой в творчестве Салиха Гуртуева, это тот «пепел Клааса», который не прекращает стучать в его сердце.

Рассуждая о судьбах своего народа в поэме «Месяц Апостола», поэт приходит к простой и ясной формуле человеческого счастья:

 

Пусть живущий встретит смертный час

Там, где колыбель его качалась.

 

Как это похоже на слова Льва Толстого: «Счастлив тот, кто счастлив дома»! Мудрость не имеет национальности, она приходит после долгих лет упорной духовной работы. Мудрости смирения учится поэт у своего народа:

 

В горчайших бесконечных поездах,

Где каждый – горя общего частица,

Всё было – и неверие, и страх,

Лишь злобою не искажались лица.

 

Истоки смирения – в понимании того, что воля Создателя превыше человеческой, в доверии к Отцу Небесному:

 

За гордыню, Господи, прости,

Замыслы Создателя могучи.

Что ж роптать на жизнь, коль на пути

Ждут нас Им предписанные кручи.

Научи нас мудрости, Коран,

Негасим твой свет в борьбе со тьмою.

А Земля – дрейфующий корабль

С вечными штормами за кормою.

Но какой бы ни был ураган,

Наша жизнь – дорога к вечной Мекке,

И любовь к родимым берегам

Мы, балкарцы, сохраним навеки.

 

Балкарский народ вернулся в родные места. Не знаю, уместно ли здесь говорить о восстановленной справедливости, но время, как всегда, расставило всё по своим местам и назвало жертвы – жертвами, героев – героями, а злодеев – злодеями. Балкарцы сохранили главное, что делает население – народом: язык:

 

Я жив – покуда жив язык родной.

Полк не погиб, пока сохранно знамя.

 

А поэт, прошедший вместе со своим народом через страшные испытания, заслужил право сказать: «Есть родина, и, значит, счастье есть».

Нельзя не отметить ещё одну, сейчас особенно важную, характерную черту творчества Гуртуева. По словам поэта Алексея Ивантера, «в двадцатом веке появилась такая замечательная вещь, как эстетика правды… слово в шаг от правды — искусства нет». Стихи Салиха Гуртуева основаны на фактологической правде и достоверны с первого до последнего слова. «Ни слова не таю, / не лгу ни запятой» – гордо заявляет он своё жизненное и творческое кредо и, не отступая от него, пишет о том, что сам лично пережил и перечувствовал. В этом проявляется его уважение к читателю и его уважение к слову.

 

Лера Мурашова

Подборки стихотворений