Павел Соловьёв

Павел Соловьёв

Все стихи Павел Соловьёв

  • Life is too short
  • Время
  • До не бес
  • Ещё
  • Злободневное, или Антикопперфильд
  • Знаки
  • Ловец
  • Мой разноцветный город
  • Оркестрик
  • Почти полувечное
  • Уличный музыкант
  • Этот город
  • Я список кораблей

Life is too short

 

Life is too short. Жизнь слишком коротка.

Запомни это, парень, на века:

Как будто день один и ночь одна,

А утром смоет ярая волна.

И заруби на носике, подруга:

Пляши, порхай, покуда всё упруго,

И жемчуг доставай из сундука.

 

Life is too short. Жизнь слишком коротка,

Чтоб замуж выходить за мудака

Или жениться на красивой дуре;

Хотя порой кафтан не по фигуре,

Но не сомбреро украшает Сеньку –

Мы так стремимся к небу по ступенькам,

Но достигаем только чердака.

 

Life is too short. Жизнь слишком коротка, – 

Выводит неуверенно рука,

Где в руслах вен – лишь вязкие чернила.

Эвтерпа твой сценарий сочинила,

И Терпсихора пляшет danse macabre,

И выпевает вьюжистый декабрь

Позёмками тягучий нонаккорд...

Жизнь слишком коротка. Life is too short.

 

2015

 

Время

 

Медленно, мерно перебирая лапками по стеклу,

Время-Арахна нас истирает, нас превращает в золу.

Лучшие люди уходят быстрее, лучшие там в цене...

Время играет в нас – в лотерею. Время сгорать в огне,

Время тонуть в отравленных водах, прыгать в небесную синь,

Время вставать, водить хороводы подле сожжённых осин.

Время не вымерять счётчиком Гейгера. Время спускать корабли,

Но, отплывая, не видишь берега с той стороны земли.

 

Лучшие люди уходят быстрее, худшие небо коптят.

Худших бы должно вздёрнуть на рее, чтоб прямиком – в ад.

Хочешь вглядеться в зеркало мира, высмотреть горний свет –

Ветер уносит твоих кумиров, время заносит след.

Зеркало мира – точная мера времени и тебя,

Ведь справедливость – просто химера. Радуясь ли, скорбя, 

Ты понимаешь: ещё до заката время тебя сотрёт...

ритм сегидильи 

запах муската

время

идти

 

2010

 

 

до не бес

 

дотянуться бы до небес

и струною звенеть в ночи

что естественно то не бес

бес случайностей бес причин

басовито гуденье струн

как мохнатый полёт шмеля

что ты милая я не вру

я люблю тебя веришь мне

отлипаем от друга друг

распрямляем пружины тел

только тук – пауза – тук

в темно/пусто/мес те

 

2015

 

Ещё

 

Я так давно родился и живу

В том городе с ажурными мостами,

Где флюгеры, собравшиеся в стаи,

По вечерам над крышами взлетают,

И небо превращается в канву,

Расшитую стеклярусом комет

И ароматных трубочек корицы.

Часы на башне отбивают тридцать,

И на пушистых липовых ресницах

Колышется фонарный тёплый свет.

 

Вся жизнь моя на этих площадях –

Наполненная смыслом бесконечность:

Струится и пытается утечь, но,

Истлевшим чёрствым временем чадя,

Века меня не тронут, пощадят,

И я взмахну распахнутым плащом

От этих стен, так тягостно знакомых,

Вдоль цветников на кованых балконах,

Над будками сторожевых драконов

В далекое манящее «ещё».

 

2017

 


Поэтическая викторина

Злободневное, или Антикопперфильд

 

Пропаганда пробирается в мозг, как Дэвид Копперфильд:

Сел за комп, раз – и зомбирован, мыслить инако не моги!

Впору повесить на монитор испытанный сетчатый фильтр

И натянуть на голову привычную шапочку из фольги,

Да не забыть про кактус – лучше два, с обеих сторон,

Чтоб излучение не разжижало серое вещество...

Вот тогда ты сядешь на пятиколёсный кожаный офисный трон

И протянешь к экрану дулю: «На-кося, выкуси! Во!”

 

2015

 

Знаки

 

Ежеминутно набегающей на берег

Морской воде

Не дотянуться, не стереть

Тех странных знаков,

Которые сегодня мы с тобой,

Дурачась, написали на песке

Чуть выше линии прибоя.

Они застынут, затвердеют

Среди морских прибрежных отложений,

Переживут любые катаклизмы,

И будут найдены спустя тысячелетья,

И, может быть, найдётся Шампольон,

И надписи придаст какой-то смысл.

 

Вот так сегодняшняя наша

Забава может стать

Причиной выдающихся открытий,

И наши отдалённые потомки

Не будут знать, кого благодарить

За принципы мгновенных путешествий,

Координаты обитаемых миров

И драников рецепт аутентичный.

 

2014

 

Ловец

 

По бульвару поэта Пушкина

Он идёт, неуклюж и нелеп:

Серый зонт, пальто, и в наушниках

Неизменная «Death on two legs».

Да какие там ночи в опере,

Да какие на скачках дни,

Если вечер – тягучий опиум,

Если ветер полощет нимб.

Шерстяные перчатки без пальцев,

Крылья спрятаны в рукавах,

И в карманах пересыпаются

Нерифмованные слова.

 

Доставая звонящую Нокию,

Вдруг просыплет горсть или две.

 

И забавные люди у ног его

Будут их подбирать в траве,

Притирая-рифмуя друг с другом,

Проверяя на ритм, на слог,

На звучание, на упругость,

На песок полночных дорог,

И, развесив строчки на ветках,

С лёгким сердцем оставят висеть.

 

Если ты ловец человеков –

Ты на них набрось свою сеть.

 

2017

 

Мой разноцветный город

 

Мой разноцветный город стоит на спине кита.

В маленьких тихих двориках – тень от его хвоста, 

А на базарной площади – гомон и суета.

 

В городе бьют фонтаны солёной морской водой,

Зеркало дна прозрачное, выложено слюдой.

Рядом – торговцы всяческой мелочью-ерундой.

 

Ратуша, рынок, площадь с платанами по краям.

Вместо брусчатки – серая с проседью чешуя.

Вдаль убегает нитка, трамвайная колея.

 

В парке – кофейня; столики, кофе, безе, ирис.

Листьями ламинарии в кронах играет бриз.

Стайки летучих рыбок, чуть слышимый рыбий свист.

 

Плавно плывёт по морю кит, дует в китовый ус,

А на спине фонтаны и лавочки, прочий груз,

Только неведом жителям странный китовый курс.

 

Мимо плывут Аквариус, Рыбы и Эридан,

Мерно ведут алхимики счёт световым годам,

Мирно дрейфуя в небе, мой город плывёт туда,

 

Где города на спинах другие несут киты,

Где, на окраине стоя, ты глядишь с высоты...

На середине неба мы встретимся – 

я и ты.

 

2011

 

Оркестрик

 

В предосеннем парке звучит оркестрик,

Местечковый уличный диксиленд,

И танцоры кружатся в разнопестрье

Надувных шаров и бумажных лент.

 

На эстраде медью тромбон и туба,

А над ними с карканьем вороньё,

Шелестят листки на афишных тумбах:

«Отдаю», «Нашёлся», «Сниму жильё»,

 

А оркестр играет «О соле мио»,

Пары держат ритм, и глаза горят,

И горят огни, и летят над ними

Десять дней, оставшихся до сентября.

 

2013

 

 

Почти полувечное

 

Я выхожу на балкон, щурюсь на колкое солнце, выдохом – «Да!»

Где-то за многоэтажками вьётся моё полувечное дао,

По нему то детишки на самокатах, то пустынные корабли.

Путь в двадцать тысяч лье начинается с первого ли.

 

Спустился по лестнице, вышел во двор, повернулся налево, там

В цветущей сирени узкий проход – раскрашенный солнцем эстамп,

Ярким жёлтым пятном пробежало и на пыльную землю легло,

Хочешь увидеть всё – смотри через бутылочное стекло,

Через засвеченную фотоплёнку, через дурашливость детских лет,

Через бельё на верёвках, песочницу, формочки, велосипед,

Урчание голубей на асфальте, скользящую поступь кота.

Из формочки сыплется наземь песок, шуршит пустота:

«Встань и иди. Там, впереди, любят, примут, простят».

У меня за спиной нет крыльев, лишь мои почти пятьдесят.

 

2018

 

Уличный музыкант

 

Ветер несёт по улицам палые листья.

Хмурому небу и местным голодным котам

Он на баяне в проулке играет «Misty»,

Плавно перетекающую в «Summertime».

 

Редкий прохожий, знакомую тему услышав,

Бросит в потёртую кепку пару монет.

Солнце садится. Киксуют коты на крыше.

Тихо на слабую долю скрипит табурет.

 

В луже напротив искрит, догорает небо.

Музыка, ветер, хмурый осенний драйв...

Он доедает последний кусочек хлеба

И начинает наигрывать «Take five».

 

2010

 

Этот город

 

Этот город – жёлтый и красный, двери-окна размеров разных и на башне шпиль несуразный – очаровывает меня. Здесь прямые линии редки. На скамейках – бабки и дедки, а в пруду – цветные монетки, и по берегу – малышня. Этот город – сине-зелёный, словно созданный для влюблённых, под резными листьями клёнов проезжает резной возок, здесь полны русалок фонтаны, здесь цветки роняют каштаны, и доносится из шантана невесомый лёгкий джазок. 

 

Этот город, словно у Фрая, на границе яви и рая, здесь звенит бубенчик трамвая, басом вторят колокола, здесь у ратуши часовые, здесь из стёклышек мостовые, и зовут проулки кривые прогулять всю ночь досветла, заходить в ночные кафешки, покупать бриоши и кешью, медитировать на полешки, что трещат в каминном огне... 

Я сижу. В камине, как в раме, вижу пропасть между мирами, где съедает, танцуя, пламя мир (и чёрт с ним!), куда возвращаться 

совсем 

не хочется 

мне

 

2011

 

Я список кораблей

 

Я список кораблей. Я – летопись столетий,

Скрещение дорог, хитросплетенье рек,

Я лев и водолей, огонь, земля и ветер,

Близнец и козерог, и свет, и зной, и снег.

 

Я – руки на плечах, я – выпуклые вены,

Биение сердец, дыхание не в такт,

Я – выстывший очаг, я – трещинки по стенам,

Я – сумрачный банкрот, я всё всегда не так.

 

Я – капли по стеклу, я – воск, и я стекаю

По лезвию свечи на блюдце, и сейчас

Я тенью на полу. Я падаю, я камень.

Ты только не молчи. Достаточно для сча...

 

2015