Николай Ерёмин

Николай Ерёмин

Все стихи Николая Ерёмина

  • Ritratto di Monna Lisa del Giocondo
  • Автор пяти томов
  • Актриса
  • Амнезия
  • Белая горячка
  • Белое и чёрное
  • Бочка, полная вина…
  • Бродский в 1965-м году
  • Был случаен наш шалаш
  • Был я, парень молодой
  • Была любовь
  • Были жёлтыми одуванчики
  • Быль
  • В каждом
  • В оба зря
  • В округе и в душе – такая
  • В теле и в душе всё меньше сил…
  • В феврале начинается Таянье снега
  • Вдали – Меж небом и землёю
  • Вдруг
  • Вера
  • Ветеран
  • Вновь поэты – озноб по коже
  • Во имя
  • Во мне – Всё слышащий Бетховен
  • Вот опять – за разрядом разряд
  • Время
  • Всё Зависит от меня
  • Все твердят, Что смерти нет
  • Всё чаще говорят в твоём дому
  • Герань
  • Глаза
  • Горькой кажется сладкая водка…
  • Грузия
  • Девки сходят с ума от любви
  • Диалог
  • Диссиденту улыбнулся президент
  • До чего ж хорошо утро раннее!
  • Друг
  • Если бы
  • Жажда
  • Женский портрет
  • Жизнь одна
  • За что люблю я графоманов?
  • Закатилось солнце
  • Земля уходит из-под ног
  • И вот За новогодним поворотом
  • И опять я брожу меж людьми
  • И почему на просторах прогресса
  • И стали взрослые – как дети
  • Игра в 4 руки
  • Избушка художника
  • Извлечение квадратного корня
  • Иосифу Бродскому с любовью
  • К сожалению
  • Как с Царевною-лягушкой
  • Какое вкусное вино!
  • Камни
  • Когда поэт освободился
  • Колечко
  • Кто кого?
  • Куда ни глянь, повсюду
  • Кукольный театр
  • Кум королю
  • Лукавый
  • Любовь
  • Мантры поэта Кручёных
  • Механический соловей
  • Миллионер
  • Мне вчера пришлось напиться…
  • Мне жалко всех
  • Мне кажется, Что Бродский – это я!
  • Мои стихи нерукотворные
  • Молитва из романа «Прощай, спиртное!»
  • Моя душа обледенела…
  • Музыка Марриконе
  • Мы все грустим
  • Мы встретились в театре, в Роттердаме
  • На высотный дом, на крышу
  • На дворе – весна-красна…
  • На земле, Мечтой отмеченной
  • На Парнасе
  • На Парнасе – пьянка
  • На семи замках
  • На снимке
  • Над книгой «Поэты ХХ века»
  • Надежда
  • Начинающий поэт
  • Не называй стихи судьбою
  • Не плачь!
  • Некрофилия
  • Неутомимый оптимизм
  • Нужно
  • О немногом
  • О, Муза!
  • О, прекрасные мгновения!
  • Обученье во сне
  • Общая тема
  • Он сказал
  • От края до края
  • От поэта Остаётся только имя
  • Память
  • Память гибнет вместе с человеком
  • Пастух
  • Пасха
  • Перед встречей
  • Песенка про шляпу
  • Песенки под гитару
  • Петь просто так
  • Пир
  • По вечерам так хочется напиться
  • По курсу
  • Погоня
  • Под дождём
  • Под напряжением
  • Поездка
  • Посвящения
  • Почему Друзья-политики
  • Поэзии, увы, девятый вал
  • Поэзия бессмертна и прекрасна!
  • Поэтессы
  • Председатель жюри
  • Преображениие
  • Призрак счастья
  • Продолжительность жизни равна
  • Психиатр
  • Равновестие
  • Радость
  • Райское дерево
  • Река…
  • Реквием Мейерхольду
  • Родство
  • Россия при социализме
  • Россия – грусть, вино и водка…
  • Сад
  • Сам себя обманывал поэт
  • Самообман
  • Свет вечерний
  • Святой
  • Сегодня Мне хватило воли
  • Семейные тайны
  • Семени Миротворящая точка
  • Семья
  • Сколько весит душа?
  • Слово
  • Служащий
  • Смысла нет ни в чём
  • Солдаты
  • Сонет
  • Спасенье
  • Среди болот, лесов, морей
  • Старый психиатр
  • Стихи Губермана
  • Сумасшедшие – Хи-хи-хи!
  • Суперлуние
  • Супрематизм
  • Таинственный процесс
  • Там и тут
  • Томик Бродского
  • Трактат
  • Тракторист
  • Триптих
  • Труба зовёт
  • Ты без особенных причин
  • У женщин любовь к возрожденью
  • Форте-пианная песенка
  • Ху из ху
  • Чей голос временами
  • Через ночи тяжкие и дни
  • Читатель и поэт
  • Что было, сплыло и промчалось мимо
  • Чукча
  • Шепчу стихи…
  • Шторм
  • Я вспомнил
  • Я говорю Марине Саввиных
  • Я камни двигал над пустыней
  • Я многих видел корифеев…
  • Я не знал, Куда иду
  • Я устал от вранья
  • Я хочу Жить всегда и во всём
  • Ямб и хорей

Ritratto di Monna Lisa del Giocondo

 

Всё, что было случайным,

Стало вечным, увы –

Грустный взгляд

И печальный

Поворот головы.

 

Невозвратные годы

Всё милей и милей…

И улыбка Джоконды,

Моны Лизы моей.

 

Автор пяти томов

 

Всю жизнь считал себя поэтом –

И сладко пел, и сладко пил…

И даже счастлив был при этом,

Поскольку денег накопил

И с теми, кто просил: – Беда

Пришла! – делился иногда…

 

И пятитомное собрание

Себе издал он в оправдание,

Хоть знал, что разве только псих

Возьмёт и прочитает их…

 

 

Актриса

 

Актриса примеряет маски,

Легко снимая их с лица.

 

На всех – улыбки, точно в сказке,

Где нет начала и конца.

 

Но жизни роль – совсем не сказка,

Её лишь раз дано сыграть.

 

И на лице такая маска:

Не отделить, не оторвать.

 

Амнезия

 

1.

 

Ещё недавно

Пел он и плясал,

Себя от скуки и других спасал…

 

Но скука

Всех,

Ни много и ни мало,

И перепела,

И переплясала…

 

В саду Нескучном –

Что за времена! –

Над танцплощадкой – мрак и тишина.

 

2.

 

Я не помню,

Где родился…

Где крестился…

Где женился…

 

С кем, когда и где дружил…

И в какой стране я жил…

 

Ночью

И при свете дня,

Боже, помнишь ли меня?

 


Поэтическая викторина

Белая горячка

 

– Его жена была – гордячка –

Бела, как белая горячка…

 

И горяча, как белый снег

Во сне любви и страстных нег…

Он сам об этом говорил

И ревновал, что было сил…

 

И горевал, и горячился,

Покуда ум не помрачился…

 

Нас познакомила больница:

Он – пациент… А я – лечврач –

 

Принял болезнь его, хоть плачь:

Его жена мне ночью снится,

 

Любвеобильная гордячка,

Бледна, как белая горячка,

 

Умна, безумна без вина,

И ни в кого не влюблена…

 

Белое и чёрное

 

Беликов

В чёрной рубахе…

В белой рубахе – Черных…

 

Слышу я охи и ахи,

Нет мне покоя от них

 

Здесь,

Где Спаситель зовёт

С Этого света на Тот…

 

* * *

 

Бочка, полная вина…

Сердце,

Полное любви…

 

Были,

Были времена!

Полыхал огонь в крови…

 

Обручённые судьбой,

От души к душе –

Пожар,

 

Как плясали мы с тобой

Между скрипок

И гитар!

 

До сих пор я –

Боже мой! –

Слышу, как в ночи навзрыд

 

Между небом и землёй

Эта музыка

Звучит…

 

Бродский в 1965-м году

 

Тому полвека, – он простился с нами

Простыми гениальными стихами,

Которые «Пророчество» назвал,

Из коих видно: он, увы, всё знал,

Что в нас и вне правдиво и что ложно.

 

Без слёз читать их нынче невозможно…

 

* * *

 

Был случаен наш шалаш,

Рай, в который всякий вхож.

«Мой!», «Моя!» – какая блажь!

«Навсегда!» – какая ложь…

 

 

* * *

 

Был я, парень молодой,

Говорят, красавец…

 

А теперь я стал седой

И косой, как заяц.

 

Отличался добротой…

А теперь, не скрою,

Стал, как будто волк, я злой…

Что стряслось со мною?

 

Кто поможет взять мне в толк:

Для чего, в натуре,

 

Терпит – в шкуре зайца – волк

Зайца в волчьей шкуре?

 

Была любовь

 

Была любовь –

В красе и в силе,

Желанье  сделать жизнь красивей,

Когда,

Вменяемы едва ли,

Все пили,  пели, танцевали.

 

Но постепенно все устали,

Хотеть напрасно

Перестали.

Увы,

Увяла красота,

И стала жизнь совсем не та.

 

Была любовь!

Была в избытке –

И лёд, и жар, и бред в крови…

Остались жалкие напитки –

Бессильный

Суррогат любви.

 

* * *

 

Были жёлтыми одуванчики,

Стали белыми на лугу.

Здесь играли мальчики мячиком.

……………………………………

Сколько лет я его берегу!

 

Быль


Поэт, трудяга,
Не бездельник,
Всем юным гениям под стать,
Увы,
Работал ради денег –
И перестал стихи писать.

Зачем писать,
Когда в кармане
Капусты – куры не склюют,
И поэтессы
– Мани! Мани! –
Танцуя рядышком, поют…

У каждой –
В ушках погремушки:
Вот – самый клёвый из юнцов!
Зачем писать?
Когда есть Пушкин…
И Тютчев был, в конце концов!

И все зовут тебя красивым
И говорят:
Зачем писать?
Когда так просто быть счастливым:
Пить –
И «Цыганочку» плясать.

И он,
Как радостный бездельник,
Забросил творческий процесс
И жизнь прожил
Совсем без денег
С одной из бывших поэтесс,
Которая –
Вот их могила –
Лишь одного его любила…

 

В каждом

 

И вдруг я понял,

Боже мой,

Что в каждом грешном человеке

 

Поэзия была иной

Прекрасной –

В каждом прежнем веке.

 

Но всё-таки и мне,

Пусть малость,

От красоты её досталось.

 

* * *

 

В оба зря,

О, не зря

Я тебя разглядел!

 

Как заря,

Ты, горя,

Вдруг взошла между дел…

 

От тебя

Навсегда

Я тогда обалдел.

 

И теперь –

Сквозь года,

Восхищаюсь, Балда,

Как была ты красива

И молода!

 

* * *

 

В округе и в душе – такая

Ясь!

Не взвесить ни словами, ни весами…

Увы,

Биологическая связь

Всё меньше меж землёй и небесами…

Колеблются в сознании весы…

И тише, тише тикают часы…

 

 

* * *

 

В теле и в душе всё меньше сил…

Правду молвить – не хватает духу…

Девушка, которую любил,

Превратилась в древнюю старуху…

Долго-долго я иду домой,

Ах, запечатлевшись с ней в обнимку…

....................................................

Время, что ты сделало со мной?

Не могу поверить фотоснимку.

 

* * *

 

В феврале начинается

Таянье снега,

И меня достаёт непонятная нега.

Просыпается эрос

В солнечном свете –

Из таёжных берлог выходят медведи.

 

Бактерии безумия

Вырываются из лабораторий,

Превращая Украину в пылающий крематорий…

И волонтёры,

Мечтая о русском квасе,

За 1000 долларов гибнут в Донбассе.

 

Литераторы путают

Поэтику и политику

И ненормативно реагируют на любую критику.

И 2015-й год становится не годом литературы,

А годом халтуры

И макулатуры.

 

Ах, и сумасшедшие

Начинают слышать инопланетные голоса,

И Земля – плюс на минус – меняет полюса.

 

* * *

 

Вдали –

Меж небом и землёю –

Пылает горизонта нить…

 

И жизнь становится

Золою…

……………………………

И незачем огонь винить.

 

Горите ярче,

Грейте дольше,

Надежда, вера и любовь!

 

Пускай порвётся там,

Где тоньше –

Но воссоединится вновь!

 

Вдруг

 

В бегах от ужаса до страха, ты

Вдруг замечаешь: там и тут

Одни

Всю жизнь играют в шахматы…

Другие – в карты…

 

И живут,

В прекрасном параллельном мире,

Где ты играешь им на лире.

 

Вера

 

Не верь, не верь поэту, дева,

Его своим ты не зови.

Фёдор Тютчев

 

Поверь, поверь поэту, дева,

Меня

Своим ты назови!

 

Не надо нам

В объятьях неба

Страшиться праведной любви...

 

И пусть помогут нам скорей

Ямб,

Амфибрахий и хорей,

 

Священной  страсти  не тая...

О,

Муза милая моя!

 

Ветеран

 

Нам твердили,

Что цель нашей жизни –

И любой –

Впереди, в коммунизме

И указывали без виз

Точный путь:

Кому – вверх,

Кому – вниз…

 

В поднебесье – одни,

Боже мой,

А другие –

Давно под землёй.

Только я –

Как во сне, наяву –

До сих пор

Между ними живу.

 

* * *

 

Вновь поэты – озноб по коже,

Под диктовку, не зная сами,

Все поют про одно и то же,

Только разными голосами.

 

 

Во имя

 

Мы все  – преступники, с рожденья

Вдруг преступившие черту –

Живём во имя наслажденья

И воспеваем красоту,

Чтобы однажды всё забыть

И смерть в награду преступить…

 

 

Во мне –

Всё слышащий Бетховен,

Во мне –

Всё видящий Гомер.

 

Как все в округе,

Я греховен

И свят –

Художник и поэт,

И композитор…

 

Не секрет:

Другого рядом просто нет.

 

* * *

 

Вот опять – за разрядом разряд –

Искры с треском из пальцев летят

Днём…

 

А если взглянуть тёмной ночью,

То –

Из глаз…

 

Убедишься воочию,

Если срочно приедешь ко мне…

Побродить босиком при Луне –

 

По росе,

По колючей

Стерне…

 

Время

 

Время

Искажает зеркала,

Со стекла сдирает амальгаму.

 

Время – Бог.

Такие, брат, дела.

Мы всю жизнь разучивали гамму.

Камертоном проверяли слух,

Вглядываясь в зеркало упрямо.

Жаль, что звук иссяк

И свет потух.

В зеркале распалась амальгама…

 

* * *

 

Всё

Зависит от меня

И тебя, мой друг!

От сердечного огня,

От подруг вокруг…

 

От того, что все

– умы! –

Друг о друге скажем мы.

 

* * *

 

Все твердят,

Что смерти нет,

И друг друга утешают…

 

Отчего ж

На склоне лет,

Вдруг – не вдруг, а – умирают,

 

Кто твердил,

Что смерти нет…

И в объятиях обмана

 

Шёл сквозь Этот

На Тот свет –

Чтоб исчезнуть, как ни странно…

 

* * *

 

Всё чаще говорят в твоём дому,

Что ты, поэт,

Не нужен никому...

 

Уходят говорящие

В тюрьму,

Стихов не зная,

 

Все –

По одному...

Права нарушив тех,

Кто их судил:

 

Судья – макроцефал,

Судья – дебил...

Решётка и замок...

 

Ни там, ни тут

Стихов твоих свободных

Не прочтут...

 

Гордись, поэт!

В любые времена

Поэзия лишь избранным нужна...

 

И всё ж – читай,

Не выбирая, вслух,

Всем, у кого рассудок не потух...

 

Кто жив ещё...

И не покинул дом...

И может  понимать, хоть и с трудом...

 

 

Герань

 

Вот она –

Любви и счастья грань,

На окне семейная герань.

 

Посреди сомнений и забот –

Пышное цветенье,

Круглый год!

 

Только знай себе:

Не унывай,

Вовремя хвали и поливай.

 

Глаза

 

В стране, где всем до одного,

Увы, недоставало света,

Свет был в глазах лишь у него,

Всех просвещавшего поэта.

Но – мрак и свет, одно из двух.

Он их закрыл – и свет потух.

 

* * *

 

Горькой кажется сладкая водка…

И горчайшее пиво сластит…

И душа, как подводная лодка, –

В глубине… А на море штормит...

 

Грузия

 

Вино любви

И прегрешения...

Спасибо,

Солнечная Грузия,

За эту сладость предвкушения

И эту горечь послевкусия...

Которые

Всю жизнь со мной

В стране –

Увы, совсем иной...

 

* * *

 

Девки сходят с ума от любви

Или сводят с ума гармонистов…

 

Разыгрались гормоны в крови –

В хор сливаются страсти солистов…

 

Все играют,

И пьют, и поют –

Наливают

И выпить дают…

 

Ну, а кто не поёт и не пьёт –

Тот ведёт себя, как идиот…

 

Диалог

 

– Поэты,

Вас никто

Не слышит!

 

– Неправда!

Слышит –

Тот, кто пишет,

И уж, тем более,

Читает.

 

А есть и те, кто почитает!

 

А ты

Не слышишь?

Значит – псих,

Увы,

Среди слепоглухих…

 

* * *

 

Диссиденту улыбнулся президент:

– Как Россию изменить в один момент? –

И услышал: – Знаю, знаю, как с ней быть:

Не её, а ей лишь можно изменить!

 

 

* * *

 

До чего ж хорошо утро раннее!

И меня не тревожит уже,

Как замедлить процесс умирания

И в природе вокруг,

И в душе…

До чего же хорош поздний вечер!

Горизонт

Бесконечен и светел…

 

Друг


Друг
Мечтал о цианистом калии –
Как бы в шутку и как бы всерьёз,
И однажды
Собрал все регалии
И на рынок барыге отнёс.

И, представив счастливый финал,
Не торгуясь,
На яд обменял.
Принял дозу –
И тут же уснул…
Но барыга его обманул!

И мой друг,
Не достигнув небес,
Сам себе удивившись, воскрес
И сказал мне:
– Какой я чудак…
Жизнь прекрасна! Ну, разве не так?

 

Если бы

 

Однажды

В музыкальной школе

Я вдруг спросил себя:

 

Доколе

Мне гаммы нудные играть? –

И стал уроков избегать.

 

И до сих пор

От них бегу,

Остановиться не могу…

 

О,

Если бы

В то время в школе

Директор школы всыпал Коле, –

 

Теперь,

Не в шутку, а всерьёз,

Я был бы точно –

Виртуоз!

 

Жажда

 

Почему повсюду пьют,

Пропивая всё, что мило?

Потому что –

Мимо, мимо

Всё быстрее бег минут –

Жажда жить неутолима

На земле и там, и тут…

 

Женский портрет

 

У неё –

Синяк под глазом,

В мелких трещинках очки…

 

И сквозь них

Горят под газом

Вертикальные зрачки…

 

А она

Стакан берёт

И, как воду, водку пьёт…

 

И твердит,

Скрививши рот:

Скоро муж меня убьёт!

 

Если

Гороскоп

Не врёт…

 

* * *

 

Жизнь одна.

Другой не будет.

И – семь бед, один ответ –

 

Бог

Про всех про нас

Забудет.

 

Воскрешенье – это бред

Старой скрипки без смычка

Для Ивана-дурачка…

 

* * *

 

За что люблю я графоманов?

За то, что деньги из карманов

Рукою щедрой достают –

И всё, что пишут, издают…

И в альманахе Абаканском,

Раб вдохновенного труда,

Люблю на фоне графоманском

Я засветиться иногда…

Чтоб всех знакомых графоманов

(Поэт для них – авторитет)

Собрать под крышей ресторана

На поэтический банкет…

 

 

* * *

 

Закатилось солнце, даль померкла,

И стихов сюжет довольно прост:

Позади – порог, ведущий в церковь,

Впереди – дорога на погост.

 

* * *

 

Земля уходит из-под ног,

Вода и небо –

Из-под рук…

 

Я в том мире одинок –

Нет ни друзей

И ни подруг…

 

И, к сожаленью моему,

Ни предков,

Ни потомков нет…

 

Я вновь –

Не знаю почему –

Один гляжу на Белый свет…

 

Пустынно небо надо мной…

Кто я?

Откуда и зачем?

 

Дай мне ответ,

О, Боже мой!

Но Боже мой и глух, и нем…

 

* * *

 

И вот

За новогодним поворотом

Мы встретились!

И ты и я – с приветом…

Я с очень неожиданным вопросом…

Ты с очень неожиданным ответом…

К щеке – щека,

К руке – рука…

Чтоб прошептать:

Пока?

Пока!

 

* * *

 

И опять я брожу меж людьми

По отчизне – от края до края,

Чувство времени с чувством любви

Браком вечности сочетая…

А везде говорят: Это враки,

Что бывают счастливыми браки!

 

* * *

 

– И почему

На просторах прогресса

Я не имею, как все,  мерседеса?

И не умею водить мерседес? –

Не отвечают

Ни Бог и ни Бес…

 

* * *

 

И стали взрослые – как дети,

И в куклы начали играть…

…………………………………

Как хорошо на этом свете,

Когда с тобой отец и мать, –

 

Играть под солнечным лучом,

Не беспокоясь ни о чём!

 

Игра в 4 руки

 

Под крышкою концертного рояля,

Как будто фа-диез и си-бемоль,

Мы встретились,

Друг друга вдохновляя,

Чтоб выразить свою любовь и боль…

 

И вот –

Соприкоснулись вдруг, легки,

Четыре наши нежные руки…

 

 

Избушка художника

 

Здесь жил художник Масалов –

И балагур, и острослов.

Он акварели рисовал,

Со мной, бывало, выпивал…

…………………………………

Теперь никто здесь не живёт.

Пуста избушка круглый год,

И раскололась (грусть-тоска!)

Мемориальная доска,

Доска (о чём грустишь, поэт?),

Которой

Не было и нет…

 

Извлечение квадратного корня

 

Извлеки

Квадрат Малевича

Из ума Иван-царевича

 

И получишь

На века

Ты Ивана-дурака!

 

Иосифу Бродскому с любовью

 

вся вера есть не более, чем почта

в один конец

И. Б.

 

Привет, опальный друг Иосиф!

Пишу тебе, дела забросив,

 

По Интернету, на Тот свет…

Ведь ты заходишь в Интернет?

 

Хочу – не много и не мало –

Сказать, что кончилась опала

 

Стихов твоих, скажи на милость,

И всё в России изменилось.

 

По всей России там и тут

Тебя красиво издают.

 

Нельзя сказать, что почитают,

Но подражают и читают.

 

И вспоминают иногда

Те, кто завидует… Да, да!

 

И рады были бы стараться,

В суде представ за «тунеядство»

С тобой местами обменяться…

 

Но до сих пор «ТОТ – ЭТОТ СВЕТ»,

Таких обменных пунктов нет.

 

И каждый трудится, как может,

Обменивая Божий дар

У Дьявола на гонорар…

 

Скажи по чести, друг Иосиф,

Воскрес бы ты, дела забросив,

 

Чтобы вернуться навсегда

С Того на Этот свет, сюда?

 

Зайди хоть раз на Интернет,

Услышь! мне нужен твой ответ.

 

К сожалению

 

Вот наступила какая эпоха:

Только и жду, что мне сделают плохо…

 

Только и жду, что придут и обидят

Словом навылет, и жестом – навыверт…

 

Жду, что в округе знакомые лица

Могут внезапно, назло измениться…

 

И засыпаю, покою не рад,

И просыпаюсь, тревогой объят…

 

Помню, я был жизнерадостным психом

И не знаком был ни с горем, ни с лихом…

 

Каждому встречному я улыбался

И безоглядно в любви признавался,

 

И на любой отвечал я вопрос…

Долго ли, нет  продолжался психоз,

 

Но, к сожалению, всё изменилось…

Я изменился! Скажите на милость…

 

Сердце сжимается, хмурится бровь…
Где моя радость и к людям любовь?

 

Мимо проходит безмолвный народ…

Ах, от ворот моих, за поворот…

 

* * *

 

Как с Царевною-лягушкой,

Поутру и ввечеру

Вместе с ветреной подружкой

Был я счастлив на ветру…

 

На жаре и на морозе

Отражались год и два

И в поэзии, и в прозе

Наши грешные слова…

 

Были мы одни на свете,

Неподвластные молве…

Но внезапно стихнул ветер

В её милой голове.

 

Стих – не много и не мало –

Вдохновения восторг…

И она мне вдруг сказала,

Что я холодно-жесток…

 

И что знаки Зодиака

Нам не светят быть вдвоём:
Не Царевич я, однако,
И не стану я Царём…

 

Что мои напрасны ласки,

Что ей холодно опять –

И пора закончить сказки

Для кого-то сочинять…

 

Дунул ветер – и подружка

От меня ушла в бега…

И, припав к чужой подушке,

Мне наставила рога…

 

* * *

 

– Какое вкусное вино!

Бутылка первая, вторая…

.................................................

А помнишь, как давным-давно

Мы были изгнаны из рая?

Откуда только брали сил!

Ах, жизнь была – сплошная пытка…

.................................................

А помнишь, я тебя любил

Сильнее этого напитка?

 

Камни

 

Ах, до сих пор я забыть не могу...

А ведь давно позабыть бы пора мне,

Как

Для тебя

На морском берегу

Я собирал драгоценные камни...

 

Как

Подарил...

Чтобы ты – ну и ну! –

Бросила их в штормовую волну...

 

 

* * *

 

Когда поэт освободился

Из мест лишения свободы,

 

Он наяву преобразился,

Чтоб сбросить прожитые годы.

 

Но на свободе проживали

Те, кто его оклеветали.

 

Колечко

Песенка из романа «Прощай, спиртное!»

 

– Потеряла милая колечко… –

Распевал и я, совсем хмельной, –

Возвращайся,

Милое сердечко,

Муза, что ты делаешь со мной? –

 

Бросил пить,

Смиряя прыть и злость, –

И колечко сразу же  нашлось…

И с тех пор, тверёзый: – Ай лав ю! –

Я о счастье день и ночь пою:

 

– Хорошо, что ты его нашла

И меня вкруг пальца обвела…

Вновь

Не разлучит  житьё-бытьё

Ни твоё колечко,

Ни моё!

 

Кто кого?

 

На улицах – грипп.

Но я

Выхожу на крыльцо.

 

Мой голос охрип.

И ветер хрипит мне в лицо.

 

Над городом –

Сумрачный вид.

И мой собеседник сердит.

 

У каждого

Горло болит.

Ах, кто кого

Перехрипит?

 

* * *

 

Куда ни глянь, повсюду –

И молнии, и гром…

И в очередь  иуды

Целуются с Христом…

 

И всё ж,  открытый чуду,

Всем грешникам под стать,

Я грешного Иуду

Не стану целовать…

 

Кукольный театр

 

1.

 

Мальвина достаёт из сумки

Свои безумные стихи,

Свои безумные рисунки…

Глаза безумные сухи.

 

И всем безумцам в оправданье,

Меж куклами, как меж людьми, –

То грозно требует признанья,

То слёзно требует любви…

 

2.

 

Пьеро заостряет перо,

Приняв поэтический вид…

Стихи сочиняет Пьеро…

Читает и плачет навзрыд –

О жизни в театре, увы,

Похожем порой на тюрьму…

О неразделённой любви…

....................................

И хлопают куклы ему…

 

  * * *

 

Кум королю,

Кумы кумир,

Кто я такой?

 

Я экс Шекс-пир!

 

Прекрасен

Театральный мир!

Ау! –

Зову

Друзей на пир.

 

Нас ждёт

Веселье впереди.

Тот, кто услышал,

Приходи!

 

Лукавый

 

Поэт – лукавый вид –

Не пьян и не тверёз…

Неясно, говорит –

Шутя или всерьёз?

 

Гитару вдруг берёт

И песенку поёт

О том, как меж забот

Невесело живёт.

 

Что вновь душа пуста,

И денег не хвата…

А жизни суть проста –

Объятья для креста.

 

И, спев про тяжкий груз –

И память, и мечту,

Он лучшую из муз

Уводит в темноту.

 

 

Любовь

 

1.

 

Любовь –

От неба до земли

И глубже…

 

Любовь –

До звёздочек вдали

И выше…

 

До горизонта

Корабли

И дальше

Любовь мою несут.

 

2.

 

Целовались мы украдкой,

Чтоб никто не подглядел,

Поэтической тетрадкой

Прикрываясь, между дел…

 

Но зато, прочтите сами:

Ах, какая благодать!

Вот, для вас полна стихами

Эта самая тетрадь.

 

Мантры поэта Кручёных

 

Мантры Кручёных

Мозги прочищают,

К лику учёных меня причащают,

 

Где

«Дыр бул щыл
Убешщур скум», –

 

С радостью

Разум

Заходит за ум!         

 

Механический соловей

 

Трали-вали, увы… 

Тили-тили…

 

Жёны, дети, контракты, друзья

Постепенно певца превратили

В механического соловья

Без души…

 

Удивляйся, народ:

Бросишь денежку –

Он и поёт.

 

Миллионер

 

С цыганкой Азой укатить

На край земли – и с ней кутить!

Увы, влюблённым быть стараться

И потихонечку спиваться,

И подавать другим пример…

О, бедный я миллионер,

Раб золотого унитаза…

И бедная цыганка Аза!

 

* * *

 

Мне вчера пришлось напиться…

Ах, я – вынужден признаться –

Был не в силах уклониться

И не в силах отказаться…

 

Призывал я силу воли…

Но под тосты: «Будем живы!»

Растворились в алкоголе

Благородные порывы…

 

Почему? И сам не знаю…

А сегодня – еле жив –

Так мучительно страдаю,

Руки к сердцу приложив…

 

И мои хмельные братцы

Говорят мне, – вот беда! –

Что не будут напиваться

Так ни с кем и никогда…

 

* * *

 

Мне жалко всех,

Кто жил со мною рядом

И вдруг из поля зрения исчез…

……………………………….

Кто – мёдом отравил себя,

Кто – ядом,

Но, вопреки надеждам,

Не воскрес…

 

И смотрит на меня зовущим взглядом

Из глубины небес,

Где Бог и Бес.

 

* * *

 

Мне кажется,

Что Бродский – это я! –

Сказал поэт, –

И Байрон – это я,

Поскольку дважды при социализме

В бродскизме обвинён и в байронизме…

И доказал всей жизнью идиотской,

Что я, увы, не Байрон и не Бродский.

 

Но,

Доживая из последних сил,

Я рад,

Что славу с ними разделил.

 

 

* * *

 

Мои стихи нерукотворные,

О, Муза милая, прими!

И все мои сомненья вздорные

Пойми

    и нежно обними,

Как море

После всех истерик,  –  

Свой

Солнечный и лунный берег…

 

Молитва из романа «Прощай, спиртное!»

 

О, Боже,  избавь от греха и от стресса

Меня,  беззащитную жертву прогресса!

Не дай,  чтоб со мной приключился психоз...

Клянусь  на кресте, что – и  чист  и тверёз –

Не стану под градусом горькую пить...

А  стану  под радостным  парусом  плыть –

И петь над волной,   дух и тело  ценя...

О, Боже, спаси и помилуй меня!

 

* * *

 

Моя душа обледенела…

Твоя душа обляденела…

И я не знаю, как, любя,

Соединить с тобой себя.

 

Музыка Марриконе

 

Итальянец,

Музыкант в законе,

Гений композиций  и скрипач,

 

Всю-то ночь

Играл мне Марриконе

Посреди сибирских снежных дач...

 

И твердил,

Заметив, что я плачу:

– Николай, пожалуйста, не плачь...

 

Ты ещё вернёшь себе удачу...

Успокойся,

Ты ж – поэт и врач! –

 

И под  утро –

О, судьба моя! –

Был спокоен, как покойник, я ...

 

Только  тихо плакал

Об ином

Итальянский  ветер за окном...

 

* * *

 

Мы все грустим,

Когда поём:

Мол, нас не любят…

 

И все твердим,

Что – вот помрём,

И нас полюбят!

 

Не оттого ли

Грустный вид

Хранит девчонка?

 

– В стране с любовью

Дефицит

И напряжёнка!

 

Лови мгновенья

От крыльца

И до вокзала! –

 

И длится пенье

Без конца

И без начала…

 

* * *

 

Мы встретились в театре, в Роттердаме –

И я читал ей о Прекрасной Даме…

 

Но ей, как видно, было невдомёк,

Кто я, а кто есть Александр Блок…

 

Лишь через год узнал я из письма:

Она влюбилась – и сошла с ума,

 

В буквальном смысле, а не в переносном…

И, находясь, увы, в психозе остром,

 

У входа, в театральном Роттердаме,

Стихи читает о Прекрасной Даме…

 

И все её жалеют там и тут,

И всё же в психобольницу не берут…  

 

* * *

 

На высотный дом, на крышу,

Я поднялся –

Благодать!

Всё-то вижу,

Всё-то слышу,

Обо всём могу сказать.

 

На богов я не в обиде.

Только жаль,

Что на земле

Нас не слышат и не видят!

Все – в заботах о рубле…

 

 

* * *

 

На дворе – весна-красна…

Голова ясным-ясна…

На столе – вина – залейся,

Но не хочется вина.

 

Очень хочется опять

Песни петь, стихи писать…

И от радости – с тобою

Танцевать или плясать…

 

Ах, включи магнитофон!

Сердце рвётся выйти вон –

И от счастья замирает

Под гитарный перезвон…

 

В небе – солнце и луна

Вместе светят… Вот те на!

Славно мы повеселились,

Ах, какая тишина…

 

* * *

 

На земле,

Мечтой отмеченной,

Как туманом или дымом,

Каждый

Хочет быть замеченным

И – любить и быть любимым…

 

На Парнасе

 

Святый дух

Разрушает поэтическое грешное тело…

На регенерацию у поэта уже не хватает сил.

Он озирается и спрашивает то и дело:

Ну, молодые поэты, кто бы меня на руках поносил?

Надоело передвигаться в коляске,

Хочется хоть немного элементарной человеческой ласки!

Раньше мною командовала моя милая мама…

А теперь, к сожалению, генетическая программа… –

Говорит

Потусторонним голосом,

Уже почти что с Того света…

И снимает коляску с тормозов,

И машет ослабевшей рукой,

И шепчет, улыбаясь:

Стихи – это вам не хухры-мухры… –

И катится,

Подпрыгивая,

В пропасть,

В вечность,

В бесконечность,

В тар-та-ра-ры…

 

* * *

 

На Парнасе – пьянка, на Олимпе –

Пьянка…

 

           …И, полны индийской страсти,

Мы с тобой поём в видеоклипе

И танцуем…

            Это ли не счастье?

 

Ах, в моей руке – твоя рука…

Этот клип минутный –

На века!

 

На семи замках

 

Старушка, помню,

Девушкой была,

Любовь любила

И вино пила,

И дверь не запирала

На замок,

Надеясь,

Что заглянет к ней дружок.

 

Я, помнится,

Хорошим был дружком!

А нынче дверь

Украшена глазком,

И цепь гремит:

– Кто там? – увы и ах,

Перекликаясь

На семи замках.

 

На снимке

 

На снимке – Христос, Иуда,

А между ними – поэт.

Откуда печаль?

Оттуда,

Откуда возврата нет.

 

Я, может, сгущаю краски,

Но,

Сказочник-благодей,

Всё может, как в старой сказке,

В судьбе предсказать своей:

 

Предательство денег ради…

И смерть ради славы… Но

К чему предсказанья?

Сзади

И спереди – всё одно.

 

Печаль –

Без конца, без края,

Разлука, увы, и грусть.

Границы Ада и Рая

Предсказывать не берусь.

 

Над книгой «Поэты ХХ века»

 

1.

 

Какая даль в стихах!

Какая высь!

Превозмогая возраст и усталость,

Мои друзья на небо вознеслись…

Ни одного со мною не осталось…

Лишь эти пожелтевшие страницы –

Как тень

за тенью

пролетевшей птицы…

                                  

2.

 

Остановиться в вечности на миг,

Остаться навсегда одной из книг,

Которую хотя бы пролистали –

Об этом все тщеславные мечтали

И называли каждый миг судьбой…

 

И мы с тобой, мой друг, и мы с тобой…

 

 

Надежда

 

Увы,

Посмертное бессмертие –

Надежда всех,

Ещё живущих...

 

Начинающий поэт

 

– Хочу заняться умственным трудом,
Но только погружусь в себя, как тут же,
Как Бродского, грозят меня в дурдом,
Свезти, ах, чтобы не было мне  хуже.

– Устраивайся срочно на завод!
Вставай к станку, к звену поточных линий!
Трудись физически, как трудится народ,
И умственных не совершай усилий.

Живи, свою жену и власть любя,
Ценя до гроба занятое место…
Госдума будет думать за тебя,
Отдай свой голос ей, так будет честно!

А если снова умственным трудом
Займёшься – точно, отвезём в дурдом!
А там уж, хочешь смейся, хочешь плачь,
Тебя давно заждался Главный врач,
Поскольку должен он нести свой крест
По выполненью плана койко-мест.

 

* * *

 

Не называй стихи судьбою,

А небо – крышей…

 

Я знаю, почему с собою

Покончил Рыжий.

 

Поэты,

Где б вы ни спросили

Поэта-психа,

Увы, в Сибири ли, в России –

Почём фунт лиха? –

 

Молчат…

Но, если стих накатит

В родной отчизне –

За слово сказанное платят

Ценою жизни.            

 

Не плачь!

 

                                            Предвижу конец.

                                               Александр Матвеичев

 

1


Не плачь, не плачь, писатель,

Не унывай. Не плачь!

Придёт к тебе спасатель

И даст тебе калач.

 

А может, и Спаситель

Зайдёт на огонёк,

И Дьявол-Искуситель

Нальёт вина чуток.

 

И почтальон нагрянет

Тебе улучшить жизнь

И пенсию протянет –

Ты только распишись!

 

Пиши, пиши, писатель,

Романы и стихи –

Всем, кто тебе приятель,

Замаливай грехи!

 

Дождись погоды вешней

Сравни её с Мечтой,

И станет жизнь  – успешной,

Счастливой и простой…

 

Ты только лишь не плачь!

Советую как врач…

Открой для счастья дверь –

Всё сбудется,  поверь!–

 

И радуйся, как я, –

Улыбки не тая…

 

2

 

Матвеичев улыбку не таит,

И всё же сердце у него болит,

Поскольку он живёт среди злодеев,

Увы, и палачей, и прохиндеев,

Которые готовы за пятак

Снести башку…  А могут просто так.

Недаром же  зовут, в конце концов,

Посёлок  – «Памяти 13-ти борцов».

 

А я живу совсем в другом краю –

Где люди очень ценят жизнь свою.

И нет в округе злобных палачей,

А  много добрых кардиоврачей,

Которые – им только заплати! –

Излечат сразу, Господи, прости.

Поэтому я каждый день лечусь

У них и за Россию не боюсь.

 

И с кардиоврачами не шучу,

А чуть кольнуло – сразу им плачу.

И посреди сибирских докторов

Я – слава Богу! – весел и здоров.

 

Некрофилия

 

Мне

Давно уже известно:

Ненасытна волчья сыть.

 

На Руси

Из места в место

Любят прах переносить.

 

Оторопь берёт, не скрою,

В час, когда в руках судьбы

Проплывают над толпою

Сокровенные гробы.

 

Смотрят в прошлое живые –

И гуляет по губам

Тут и там

Некрофилия,

Вечная любовь к гробам.

 

* * *

 

Неутомимый оптимизм

Прошёл – и завладел умами

Неутолимый пессимизм…

Ах, что же завтра будет с нами?

 

Нужно

 

Ах, пока изливается страсть –

То в горячих словах

То в горящем взгляде –

Нужно жить,

Не давая себе пропасть,

Жить – и взгляда, и слова ради.

 

И, пока в сердце радость и грусть

Не перекипели

И не разорвали его на части, –

Слушать,

Не прерывая любимых говорящих уст,

И жить ради возможного счастья.

 

А когда уже нечего будет

Друг другу сказать,

Нужно попытаться сказанное вспомнить,

Чтобы

Вдвоём

Повторить опять

И себя воспоминаниями, как надеждами, наполнить…

 

 

О немногом

 

Живёт человек,

Убывает.

Жалея, увы, о немногом,

Себя и других убивает.

И вот, наконец,

Умирает,

Мечтая, воскреснув,

Стать Богом,

Поскольку,

Наивный нахал,

Себя он бессмертным считал!

 

* * *

 

О, Муза!

И в поэзии, и в прозе

Ты хороша, как водка на морозе.

 

* * *

 

О, прекрасные мгновения! –

Наших снов

Прикосновения,

Наших страстных слов и уст,

Без которых мир

Так пуст...

 

Обученье во сне

 

Снится древняя Греция…

Снится древняя Русь…

 

Я, проспав обе лекции,

На экзамен не рвусь…

 

Друг и враг прячут лица

За щитом, на коне…

 

…И всю жизнь будет длиться

Обученье во сне.

 

Общая тема

 

Ты с этими нынче,

А я нынче с теми…

 

И вот мы в привычной системе

«Не в теме»:

 

Не вместе.

Раздельно.

Правдиво и ложно…

 

А общая тема была так возможна!

 

Он сказал

 

1.

 

– Ни к спонсорам,

Ни к славе

Мы не пойдём вдвоём! –

Сказал он, –

 

Каждый вправе

Идти своим путём –

 

Назад или вперёд,

Домой или на взлёт… –

Кому как повезёт,

Кому как повезёт!

 

2.

 

На меня

Боятся писать рецензии

Те редакторы,

У которых есть лицензии

На отстрел поэтов во время охоты, –

 

Предпочитают более безбоязненные заботы…

 

Ну, а те, у кого нет лицензий,

И так не пишут никаких рецензий…

И поэтому со мною общаться

Не боятся…

 

* * *

 

От края до края,

И дальше, за край,

Звучи, моя музыка!

Лира,

Играй!

 

Пусть струны

В каком неизвестно году

От страсти

Порвутся,

Со мной не в ладу!

 

 

* * *

 

От поэта

Остаётся только имя.

 

От коровы и быка –

Большое племя…

 

От козла,

Который был на них сердит,

Ни рогов не остаётся, ни копыт…

 

Потому что их,

Увы, – зубами щёлк –

Съел,

Задрав козла,

Голодный серый волк…

 

Память

 

«Рояль вползал в каменоломню,

Его тащили на дрова…»

 

А дальше я стихов не помню.

О, память! Ты всегда права,

 

Когда, увы, от сих до сих –

Подсказываешь нужный стих.

 

* * *

 

Память гибнет вместе с человеком,

Чтобы больно не было уму…

 

Разрывая человека с веком,

Дарит Бог беспамятство ему…

 

Гибнущий пути не выбирает…

Путь один у всех, увы и ах…

 

И без сожаленья умирает

Человек с улыбкой на губах…

 

Пастух

 

Чем я лучше

Этого скота?

Он – по луже…

Я – за ним! Да, да, –

 

Он – болотом…

Я – за ним опять…

Так как – что там? –

Скот желает жрать!

 

Там он может

Сгинуть и – О-го!...

Я же – должен

Уберечь его.

 

Солнце… Тучи…

Просто красота!

Чем я лучше

Этого скота?

 

Пасха

 

Флейтист

Под шляпою немодной,

С полями от плеча к плечу,

Играл,

Холодный и голодный,

У памятника Ильичу…

 

И,

Гипсовой

Невечной лепки,

Заслушавшись, по-над рекой,

За ним

Ильич в немодной кепке

Стоял с протянутой рукой…

 

И я

Флейтисту

Христа ради

Пасхальный протянул кулич…

И тут же мне

Укор во взгляде

Безмолвно подарил Ильич…       

 

Перед встречей

 

1.

 

Я никуда не дену

Тоску свою и боль…

Бьюсь головой об стену,

Чтоб встретиться с тобой.

Ты ждёшь ли? Постепенно

Я всё-таки пробью

Уж ежели не стену,

Так голову свою…

 

2.

 

Ты мне пишешь, мол, «ку-ку» –

Отрастила когти

И хожу по потолку,

И кусаю локти –

Без тебя – с метлой, с клюкой,

На горе, на круче…

 

Что сказать? Я сам такой,

Только ещё круче!

 

Песенка про шляпу

 

В кандалах, но при шляпе, –

Как преступник любой,

На любовном этапе

Я столкнулся с тобой…

 

И сказал тебе: – Ах!

До чего ж вы милы! –

И рассыпались в прах

На сердцах кандалы…

 

Мы припали в ночи

К голове – головой…

Но развёл, разлучил

Нас под утро конвой.

 

И я шёл по этапу,

За пределами зла,

Рад, что сердце и шляпу

Ты на память взяла…

 

 

Песенки под гитару

 

1.

 

Как давно ты мне не пела!

Не играла на гитаре…

 

Веселись, душа и тело!

Вспоминай, о чём мечтали…

 

Тили-тили, трали-вали,

Веселей играй и пой!

 

Как давно не целовались

Возле моря мы с тобой…

 

Трали-вали, тили-тили…

Хорошо сегодня нам…

 

Как давно мы не бродили

До рассвета по волнам!

 

Всё сбылось, о чём мечтали –

Ни печалей, ни забот…

 

Как давно не заплывали

Мы с тобой за горизонт!

 

2.

 

Все вокруг играют роли
Днём и ночью, на износ –

То шутя, помимо воли,

То насильно и всерьёз…

 

Тили-тили, трали-вали,

Веселись, играй, душа!

Как шампанское в бокале,

Жизнь хмельна и хороша…

 

Не беда, что боль в затылке

И туманна пьесы цель…

Что кончается в бутылке

И выходит с газом хмель…

 

Арлекины, феи, тролли,

Тот такой, а тот сякой,

Отыграли в жизни роли

И со сцены – на покой…

 

Осень… Дождь стучит по крыше…

Но, марая новый лист,

Продолженье пьесы пишет

Вдохновенный сценарист…

 

Петь просто так

 

Петь просто так,

А не за деньги,

Когда без денег жить нельзя,

Когда

Родители и дети,

Жена, соседи и друзья

Твердят:

– Во всём и всюду – ложь,

И в том, что ты за так поёшь…

 

Пир

 

Под древом познанья

Был пир плодородия –

Чревовещания,

Чревоугодия…

 

Кто с братом, кто с другом –

Велик или мал –

Все пили по кругу…

Костёр полыхал…

 

И дети, и предки –

Умны  на подбор –

Древесные  ветки

Бросали в костёр,

 

Без меры – желанья

Добра или зла…

И древо познанья

Сгорело дотла…

 

* * *

 

По вечерам так хочется напиться,

Чтобы потом забыться и заснуть…

 

В по утрам так хочется влюбиться

В кого-нибудь… И с ней пуститься в путь…

 

Волшебно пьётся и неповторимо

Забвения вечернее вино…

 

А женщина, как жизнь, проходит мимо,

Случайным взглядом озарив окно…

 

По курсу

 

Вчера – святой,

А нынче – грешный,

По курсу доллара к рублю,

 

Люблю

Кедровые орешки…

И Кедрова стихи люблю.

 

Грехи исправить

И огрехи

Опять спешу туда-сюда…

 

И рад, что всё же на орехи

Мне достаётся

Иногда.

 

Погоня

 

Скоро ль мой Пегас догонит

Тень Троянского коня?

 

Конь уходит от погони,

Волю вольную ценя…

 

Неужели – вот беда! –

Он уходит навсегда…

 

Под  дождём

 

Куда

Идут дожди?

Туда,

Куда вожди

Зовут людей всегда:

Отсюда – в никуда,

Которое,

Конечно,

Бессмертно-бесконечно,

 

Где тяжесть лет

Легка,

А счастье – на века,

Где,

Если не тужить,

Нам всем придётся жить –

Заботами вождя

Укрывшись

От дождя…

 

 

Под напряжением

 

Был тронут я…

Михаил Мельниченко

 

Я тоже был когда-то тронут,

Взяв в руки оголённый провод…

……………………………………

Но, слава Богу! – жизнь ценя,

Хранитель Ангел спас меня…

 

И всё ж –

Я был под напряжением

С лица необщим выражением!        

 

Поездка

 

Ты свою озадачил невестку

И устроил мне эту поездку

В Барселону! В Афины! В Париж…

 

Погоди ж… Я устрою, в отместку,

И тебя проведу сквозь туман –

В Боготол! В Миндерлу! В Магадан.

 

Посвящения

 

Он посвящал стихи своей жене.

Он посвящал стихи чужой жене.

 

Игра была сознательной вполне –

Вина тонула в страсти и в вине.

 

Игра игрой.

Всё правильно.

И вот

 

Сперва разрыв,

Потом увы, развод.

 

Соседки за спиною:

Ха-ха-ха!

Игра без правил – следствие греха.

 

И, если разобраться, то – хи-хи! –

Во всём виновны

Пошлые стихи.

 

* * *

 

Почему

Друзья-политики

Не выдерживают критики?

 

Потому что –

Прочь беги! –

Все они давно враги.

 

* * *

 

Поэзии, увы, девятый вал

Нёс гибель всем,

Заплывшим за экватор.

Но мне стихов

Никто не диктовал!

Я диктовал их сам, поэт-диктатор.

 

И волн валы по чувству и уму –

Все – подчинились слову моему.

 

* * *

 

Поэзия бессмертна и прекрасна!

И всё же…

Всё же – времени подвластна…

И непременно

В разных временах

Становится иной, увы и ах!

 

Поэтессы

 

Поэтессы –

Славные,

Милые, тщеславные,

Бедные, богатые,

Стройные, горбатые

Глупые и умные,

Старые и юные,

Сдержанные, страстные, –

Все,

Увы,

Несчастные…

 

 

Председатель жюри


Читал я всю ночь
Между строчек
Стихи матерей-одиночек,
Непризнанных поэтесс.
Скажу вам:
Печальный процесс…


Мне жалко их было –
До слёз.
Они сочиняли всерьёз,
Страдали,
Как будто  о д н а,
За всех и во всех влюблена…

И я их жалел до зари
И сетовал членам жюри:
– Когда бы имел драгметалл,
Всем первое место б отдал!

А если б имел я гарем,

Всех взял бы туда, без проблем.
Любая их них – Боже мой! –
Достойна стать первой женой!

 

Преображениие

 

Ты зачем

Преобразилась в кошку

И, меня преобразив в кота,

Стала издеваться понемножку,

Говоря,

Что жизнь у нас –

Не та?

 

Ах, затем,

Чтоб, возвратившись в дом,

Мы остались кошкой и котом!

 

Призрак счастья

 

Призрак счастья взывает: «Лови!

В жизни нет без меня интереса…»

И желает – признанье в любви

Получить от меня поэтесса…

 

И, читая стихи, – вот те на! –

То краснеет она, то бледнеет…

Вижу я, что она влюблена

И скрывать своих чувств не умеет…

 

Разве ж в чём я её укорю

Под влияньем влюблённого взгляда?

И, смущаясь, в ответ говорю,

Что стихи у неё – «то, что надо!»

 

* * *

 

Продолжительность жизни равна

Свету мысли

И скорости света...

 

И конечно, не наша вина,

Что мы все

Забываем про это...

 

А когда вспоминаем –

Уже

Света нет ни вокруг, ни в душе...

 

Психиатр

 

– Всяк по своему сходит с ума…

А в итоге – сума

И тюрьма…

 

В лучшем случае – психобольница…

Где вокруг – сумасшедшие лица

Жизнь свою превращают в театр…

 

И на всех –

Я один,

Психиатр…

 

Равновестие

 

За известием – известие…

Боже,

Это что со мной?

Кто

Нарушил равновесие

Между небом и землёй?

 

Ведь вчера

Был жизни рад,

Я, ни в чём не виноват!    

 

Радость

 

Дайте мне гроздь винограда!

Будет душа моя рада.

 

Дайте бутылку вина!

Будет с ней радость хмельна…

 

Дайте бочонок мне рому!

Развеселите Ерёму.

 

Пир я устроить вам рад,

Я ведь – поэт, не пират.

 

Был бы пират, полный сил,

Сам бы отнял, не просил

 

 

Райское дерево

 

Я взобрался

На райское дерево,

Чтобы яблок наворовать…

 

Но подумал вдруг:

– Что я делаю? –

Когда начал их обрывать…

 

Подо мной

Подломилась ветка –

Я упал

И ударился крепко…

 

И с тех пор неспроста –

Видит Бог! –

Я по райским садам не ходок.

 

* * *

 

Река…

Полночные светила…

И я, один на берегу,

Могу представить то, что было,

А то, что будет, – не могу!

 

Реквием Мейерхольду

Всеволод Карл Казимир Теодор: 28 января (9 февраля) 1874 – 2 февраля 1940

 

Мейерхольд

Устроил

Фейерверк,

 

Да такой,

Что старый свет

Померк –

 

Всем чертям

И всем смертям

Назло,

 

Так, что стало вдруг

В Аду

Светло

 

И понятно,

Где – добро,

Где – зло.

 

Испугались

Черти,

Закричали,

 

И его

За это

Расстреляли,

 

И назвали

Райским садом

Ад,

 

Где никто

Ни в чём

Не виноват,

 

И где помнит каждый  человек,

Что такое

Театральный век,

 

И

Где в фейерверках –

Там и тут –

 

Ангелы

Невинные

Поют.

 

Родство

 

И я

Когда-то

Добрым был и бодрым,

Когда в ночи

Молился женским бёдрам –

И называл хозяйку божеством…

 

Но,

Всё

Переменив

Единым махом,

Я вдруг

Недобрым к бёдрам стал монахом –

И только с Богом

Чувствую родство!

 

Ко мне Он добр,

Когда на сердце грусть,

И лишь ему

Я по ночам молюсь…

 

Россия при социализме

 

В России

С любого секретного завода

Можно было вынести по частям

Танк – в течение года,

Или выкрасть ракету,

Чтобы на Марс улететь…

И никакие упрёки

Не могли действие возыметь…

Поэтому у каждого,

Кто работал на заводе,

Ракета или танк –

Под навесом, на огороде,

Стояли, готовые к бою или к полёту,

Пока рабочие

Хозяевами прогуливались по заводу…

 

* * *

 

Россия – грусть, вино и водка…

Ты хочешь жить?

Как бы не так!

 

Налево ждёт тебя чахотка,

Направо – рок,

По кличке рак…

 

Ты ж выпил –

И опять упрямо,

Болота, ямы – позади –

 

Идёшь, идёшь…

Всё прямо, прямо,

Не зная, что там, впереди…

 

Сад

 

Мороз рисует, ах, весенний сад

На стёклах

Запотевшего окна –

И я иду всё глубже

В сад утрат,

Туда, где речка под луной видна.

 

Где ждёт меня

Забытая любовь

И, как когда-то, обнимает вновь,

Чтобы исчезнуть

В капельках тепла,

Коснувшись лбом холодного стекла.

 

 

* * *

 

Сам себя обманывал поэт,

Что вопрос

Важнее, чем ответ…

 

И у моря, в волнах, между скал,

Воплощенье замысла искал…

 

Не нашёл… И грустно произнёс:

– Не ответ важнее,

А вопрос!

 

Самообман    

 

Стихи –

Какой самообман!

Какое самообольщение!

 

Ты без вина сегодня пьян:

Ты написал

Стихотворение!

 

И мне вина в стакан налил,

Чтоб я прочёл – и похвалил…

 

Свет вечерний

 

1.

 

Свет вечерний падает на лица.

Пролетает паутинки нить.

Тишина…И хочется смириться

И свою молитву сочинить.

 

2.

 

Свет вечерний

Промыл мне мозги.

Я грустил,

Я не видел ни зги.

Расступилась вечерняя синь.

Колокольчик в висках – динь-динь-динь…

 

Даль бездонна…

Зовёт Млечный путь…

И спокойно,

И страшно… чуть-чуть.

 

Святой

 

И когда

Стал я очень зол,

Дух Святой

На меня сошёл…

 

И тогда

Стал я очень добр,

И пошёл,

Вдохновенно-бодр,

 

Объясняя, –

Один среди всех, –

Что такое

Святость и грех.

 

* * *

 

Сегодня

Мне хватило воли

Снять приступ коронарной  боли,

Поскольку,

Милосердный Бог,

Ты мне в тот самый миг помог

На все причины

Кол забить

И о последствиях забыть.

 

Семейные тайны

 

1.

Меня ласкала

Жена Оскара…

 

2.

А в это время

Между скал

Оскар

Мою жену ласкал…

 

3.

Узнав о том,

Мы изумились…

Ну, а потом –

Переженились…

 

4.

И, разобравшись,

Что к чему,

Живём, по чувству

И уму…

 

5.

И – без  затей

И без проблем –

Растим детей,

На радость всем…

 

* * *

 

Семени

Миротворящая точка.

Имени

Первотворящая буква.

 

Человекотворящая кукла,

Тебе – сын,

А мне – дочка!

 

 

Семья

 

1.

 

Жена ворчит, собака лает

При свете солнца и луны –

А мои брюки выцветают

И превращаются в штаны…

 

2.

 

Полжизни я провёл – к жене

Лицом к лицу, спиной к стене.

 

Полжизни я провёл – к стене

Лицом, к жене – спиной к спине…

 

Всю жизнь была моя жена

Несокрушима, как стена…

 

3.

 

Банальности и пошлости повсюду…

Я вижу, как супруги бьют посуду…

Друзьями притворяются враги,

 

И вдруг друзья становятся врагами.

И гаснет солнца луч за облаками.

И тошно так, хоть из дому беги…

 

Сколько весит душа?

 

Ответ Александру Росину

 

– Сколько весит душа? –

Я учёного тихо спросил.

– А зачем тебе знать?

– Тяжело на душе! Нету сил…

И учёный Мудрец,

Дал мне спиритус вини сто грамм

И сказал: – Спи, отец,

Больше выпить тебе я не дам! –

А потом, ах, подлец,

На весы положил он меня…

И – какой молодец! –

Дал мне трубку, науку ценя…

 

Трубку сунул мне в рот

И добавил: – Теперь подыши! –

…………………………………….

А потом

              отключил кислород –

И оставил меня без души!

И душа полетела

из тела,

навеки пьяна…

И весы показали

Что весит сто граммов она!    

 

Слово

 

Сомневаешься –

И снова

Убеждаешься на миг:

Человека

Губит слово,

Грешный праведный язык.

 

Но, едва наступит тишь,
За погибших

Говоришь…

 

Служащий

 

Служивший при социализме,

Капитализму не служу.

Меня тошнит от этой жизни!

Но никого я не сужу

Из тех,

Кто рабски рад служить,

Чтоб хоть немножечко пожить…

 

* * *

 

Смысла нет ни в чём.

Мысль, увы, летуча…

От звезды

Лучом

Осветилась туча…

 

Память и мечты…

 

– Ах, как жизнь прекрасна! –

Лишь подумал ты,

А звезда

Погасла.

 

Солдаты

 

Солдаты чётко шаг печатают,

Поют, что смерть для них – пустяк…

Пока стихи свои печатаю

Им в Интернете я, чудак…

 

Покуда сочиняю арии

О том, какая благодать

В стране свободной жить без армии,

Дружить, ни с кем не воевать…

 

И сожалею – аты-баты… –

Что вновь, печатать шаг устав,

Читают не стихи солдаты,

А новый строевой устав…

 

Сонет

 

И вновь ко мне аллеей парка

Идёт Шекспир, за ним – Петрарка,

А следом в город из ворот

Поэт Матвеичев идёт.

 

Он только что, сомненья  нет,

Прекрасный сочинил сонет

И говорит мне: – Ваша честь,

Позвольте мне его прочесть, –

 

И вслух читает – Боже мой! –

Перед собравшейся толпой –

И про тюрьму, и про суму…

И люди хлопают ему.

 

А кто-то даже, в меру пьян,

Нас приглашает в ресторан!

 

 

Спасенье

 

Спасенье – там,

В морской волне,

В любви,

В массандровском вине.

 

Вперёд!

Чего ты ждёшь, мой друг?

Смотри – Си-бирь-бирь-бирь вокруг.

Здесь на безлюдье

Нет любви.

Иди! Беги! Лети! Плыви.

 

* * *

 

Среди болот, лесов, морей,

До горизонта от погоста –

Руины родины моей,

И люди маленького роста…

 

Старый психиатр

 

Эдуарду Русакову

 

Настали времена иные,

И что я вижу, ум ценя?

Вокруг – одни психобольные!

И все – лечились у меня.

 

Я молод был тогда и в силе:

Когда они с ума сходили,

Куда идти, я их учил.

Но никого не долечил…

 

И надо ж этому случиться!

Но, рад и другу, и врагу,

Лечить и самому лечиться

Я так, как раньше, не могу.

 

И в настроении минорном,

У всех начальников в чести,

Я, чувствуя себя виновным,

Шепчу: – О, Господи, прости!

 

Стихи Губермана

 

Вышел месяц из тумана

И увидел Губермана.

Тот читал: Ха-ха! Хи-хи! –

Матерщинные стихи.

Месяц слушать их не стал,

Усмехнулся – и пропал

 

* * *

 

Сумасшедшие – Хи-хи-хи! –

Надсмехаясь над жизнью своею,

Мне показывают стихи…

Я читаю их – и умнею…

 

Суперлуние

 

Е.А.М.

 

Месяц в обнимку с луной молодой

Ходит по  небу  нетвёрдой  походкой...

Так же по морю ходили с тобой

Мы – нет, летели – над морем и лодкой...

Два суперангела – суперлуны

Супермерцанием освещены...

Я – чуть живой, да и ты – чуть жива...

В пене морской – облаков кружева...

Как наяву – сон-не сон, верь-не верь,

Было ли, нет ли – неважно теперь...

 

Супрематизм

 

В черноте Малевича квадрата

Я на фоне правды или лжи

Вижу отражённую когда-то

Пустоту любой живой души.

 

 

Таинственный процесс

 

У поэта

Женские гормоны

Вызывают музыку без слов.

 

А у поэтессы –

Феромоны

Обостряют смену полюсов.

 

И идёт таинственный процесс –

То ли Бог химичит,

То ли бес.

 

Там и тут

 

Я вновь жалею об одном лишь:

Что,

Как бы кто ни возражал,

Стихами Музу не прокормишь –

Так

Хлеб насущный вздорожал…

 

Вот почему душа и тело

Предпочитают слову

Дело.

Вот почему и там, и тут

Поэты не едят,

А пьют.

 

Томик Бродского

 

Я – ваш угодник и поклонник,

Стихов и снов большой эстет,

Дарю вам этот стильный томик…

Иосиф Бродский – мой поэт!

 

В нём как бы всё из ничего…

Но нет!

Прочтёшь – и сердце тужит…

Любовь несчастная его

Пусть вам и мне примером служит!

 

Трактат

 

Мир нам дан

В ощущениях,

В представлениях,

В сновидениях.

Кем он дан?

И зачем?

 

Где сейчас вы, друзья мои,

Излучавшие свет

Наяву, как во сне,

На земле,

Много лет.

Где теперь этот свет?

Кто

Раскроет секрет?

 

Сердце бьётся всё чаще:

Сколько зим – столько лет…

Среди молний слепящих –

Ах! – и грома – вослед.

 

Тракторист

 

Я привык и люблю в этом мире

Хлеб насущный трудом добывать.

Днём – на тракторе…

Ночью – в трактире…

 

Утром – бодр, год за годом, опять

Летом – в поле,

И дома – зимой,

Ради тех, кто сроднился со мной…

 

Триптих

 

1. Сонет про спираль

 

Вове Рыжему

 

Если жил бы я в Ростове,

Я пришёл бы в гости к Вове –

Берег Дона поглядеть

Дома с Вовой посидеть.

 

А пока что – трали-вали,

К Енисею по спирали

Мчусь в заснеженную даль –

В солнце – ах! – в метель, в февраль.

 

Потому что, ваша честь,

У меня надежда есть

Точно ведьму на метле,

Встретить Музу в феврале.

 

Хорошо, что есть спираль!

С нею прошлого не жаль…

                                                

2. Паритет


У нас давно сдаётся паритет,

В аренду с Музой мы его берём,

Поскольку, ах, былых сомнений нет,

И нам всё время хорошо вдвоём.

И с нас – да-да! – уже который год

Арендодатель платы не берёт.

А даже – иногда – ну, как тут быть? –

Сам предлагает денег заплатить.

                                                          

3


Я вчера самогонки напился –
И шутливый сонет написал.
Вова Рыжий прочёл, удивился:
– Ну, Ник-Ник, ты Петраркою стал!

И сказал я ему: – Что ты, брат!

Это всё самогон виноват.

Как с такою чаркою
Да не стать Петраркою?
С ней такая благодать –
Можно и Шекспиром стать!

 

Труба зовёт

 

А помнишь,

Как медсёстры, любы,

Трубили в маточные трубы…

И, точно братья, им в ночи

Мы отвечали, трубачи…

Как, прочитав влюблённый стих,

Мы целовали в губы их…

 

Всё помнишь?

Так чего ж притих?

Есть повод – выпить нам за них,

Не зря лечивших нас когда-то

Любовью

Меж земных забот

И певших так невиновато:

– Поэт, вперёд! Труба зовёт!

 

 

* * *

 

Ты без особенных причин

Вдруг заблудилась меж мужчин,

И стали звать тебя блудницей…

 

Повсюду блуд! И там, и тут,

И что ни ночь – тебя зовут…

И ты летишь – в огонь, жар-птицей…

 

* * *

 

У женщин любовь к возрожденью

Сильней, чем любовь у мужчин,

Готовых всегда к возраженью…

Но – следствие не без причин.

 

Форте-пианная песенка

 

–Ты – диез, а я – бемоль...

Поиграть со мной изволь! -

 

Ты  мне это говоришь –

А в душе такая тишь...

 

Нет, напрасно ты шалишь,

Как компьютерная мышь...

 

Что нам – воли  алкоголь?

Вот в чём сахар и в чём соль:

 

Ты – бемоль, а я – бекар...

Для игры я очень стар...

 

Всё, что было – всё всерьёз,

До корней седых волос...

 

Я – бекар, а ты – бемоль,

От игры меня уволь...

 

Ты – не ты... а  я – не я...

Воля вольная моя...

 

Ху из ху

 

Кто ты,

Юный, беспечный, свободный?

Неужели тебе невдомёк,

Что любовь – это жалкий и злобный

Выгрызающий душу зверёк?

 

Кто ты,

Старый, скептичный, брюзжащий?

Неужели не ведаешь ты,

Что любовь – это, счастье таящий

Образ сказочной вечной мечты?

 

Кто ты,

Юная старая дева?

В разговоре беспечно-хмельном

Этих спорящих, двух, то и дело

Утешающая перед сном?

 

* * *

 

Чей голос временами

Я слышу? Ну и ну:

– Муж, не бросай камнями

В неверную жену! –

 

Чей лик – за облаками?
Ах, что за времена?

Ношу в кармане камень –

И мне жена верна.

 

* * *

 

Через ночи тяжкие и дни
Я просил о помощи у Бога:

 

– Господи, прости и сохрани,

Дай пожить, хотя б ещё немного –

Возле моря, у прибрежных скал,

Глядя вдаль и думая о встрече… –

 

И Господь мне тяжесть отпускал,

И на сердце становилось легче.

 

Вновь, слова заветные храня,

Я иду вдоль берега, по краю…

И когда Он просит у меня

Помощи, – я тут же помогаю…

 

Читатель и поэт

 

Поэт,

Ты создан был из света…

 

Особенно твои глаза

На все вопросы без ответа

Светились –

За слезой слеза…

 

Так почему сейчас меж нами –

Темно… И тени под глазами?

 

 

* * *

 

Что было, сплыло и промчалось мимо,

Так сердцу мило

И неповторимо,

 

Что хочется заплакать, вспоминая...

Поскольку жизнь в душе

Уже иная...

 

Чукча

 

Сказал мне чукча, чуть не плача:

– Ругай людей или жалей,

Богатый будет жить богаче,

А бедный будет жить бедней!

Я жить хотел как можно круче:

Сорить деньгами, пить вино…

Но оказалось: я – лишь чукча.

А чукчам это не дано.

 

* * *

 

Шепчу стихи… Темно и тихо.

На память – каждая строка.

Поэзия – секретный выход,

Увы, в тупик из тупика…

 

Шторм

 

1

 

В шторм –

С корабля,

В морской прибой,

Через сомненья и страданья…

Она

Покончила

С собой,

Чтобы привлечь к себе вниманье.

 

И вот –

Не много и не мало –

Она

Морской русалкой стала.

А я ведь

Был на корабле!

И тоже

Плыл к Большой Земле,

И так хотел –

И глух, и нем –

Быть не замеченным

Никем.

 

2

 

Она хотела славы

И прямого живого эфира,

И хмельной отравы,

То есть пира среди трезвого мира.

 

То есть ежедневного

И еженощного праздника…

И бойфренда рядом –

Влюблённого и смышлёного проказника.

 

И постепенно

Её желания сбывались.

 

И она вошла – и не смогла –

Это что же такое? –

Выйти из празднично-будничного запоя

И навеки ушла.

Вот какие дела...

 

3

 

Был шторм.

Мы с Посейдоном – квиты,

Корабль накрылся бородой,

Метаметамфоры

Разбиты,

Вино разбавлено водой.

 

На память мне –

Увы и ах –

Обломки слов на черепках.

Морской закончен беспредел,

Мой череп –

слава Богу! – цел.

 

Я вспомнил

 

1

 

Я вспомнил,

Как

Под ласковым дождём

Стояли мы,

У церкви,

 За горсадом.

…………………………………     

А дождь идёт,

А мы чего-то  ждём…

…………………………………

Как было хорошо с тобою рядом!

 

2

 

Как дождь закончился –

И что же?

Так

Солнце высветило даль,

 

Что церковь сделалась похожей

Вдруг

На космический корабль.

 

И я сказал:

– Давай войдём –

И улетим с тобой вдвоём? –

 

Какие силы в этот час

О, Боже,

Удержали нас?

 

* * *

                           

Марине Саввиных

 

Я говорю

Марине Саввиных

Спасибо

(Спаси, Бог!) – за каждый стих.

 

И Бог её спасает

От невзгод

И дарит «День и ночь» за годом год…

 

И вдохновенье,

Много лет подряд,

И мастерство,

В котором мёд и яд.

 

…И слышу

В каждой строчке – много лет

Чего никто не слышит мне в ответ.

 

* * *

 

Я камни двигал над пустыней,

Как будто кубики – во сне…

 

И возводил из них святыни

Зеркальные – во мне и вне…

 

Бессонница. Упадок сил.

Не верится, каким я был!

 

 

* * *

 

Я многих видел корифеев…

И понял:

Образ их велик

Тем, что ясонов и орфеев

Нет без медей и эвридик…

И там,

Где мы страстям открыты,

Нет Мастера без Маргариты!

 

* * *

 

Я не знал,

Куда иду –

Мимо дальних стран,

Вифлеемскую звезду

Положив в карман…

Мимо городов и сёл,

И людской молвы…

………………………

Знаю я,

Куда пришёл,

И зачем, увы…

 

* * *

 

Я устал от вранья.

Мне признаться пора:

Я убил муравья…

Я убил комара…

 

Всем жилось бы не так

Если б их, как дебил,

Ни за что, просто так,

Я тогда не убил…

 

* * *

 

Я хочу

Жить всегда и во всём,

Сожалея  о том  и  о сём…

 

Чтобы каждый жалел обо мне:

– Ах! – при солнце…

И – Ох! – при луне…

 

И желал бы со мною побыть…

Ведь жалеть – это значит

Любить!

 

Ямб и хорей

 

Он был

Из золотой молодёжи

Хулиганистым мальчишкой…

 

А теперь считает себя поэтом,

И каждый его знает,

Потому что он наямбывает книжку за книжкой

И хореем погоняет…

 

И никто ему не скажет:

Не всё то золото, что блестит! –

 

Потому что он – без тормозов,

И как вмажет – костей не соберёшь…

 

И ему суд простит,

Как прощал уже не раз

За то, что он бил своих критиков

Не в бровь,

А в глаз!