Николай Ерёмин

Николай Ерёмин

Четвёртое измерение № 22 (262) от 1 августа 2013 г.

Подборка: Приглашение на пир

  * * *

 

Кум королю,

Кумы кумир,

Кто я такой?

 

Я экс Шекс-пир!

 

Прекрасен

Театральный мир!

Ау! –

Зову

Друзей на пир.

 

Нас ждёт

Веселье впереди.

Тот, кто услышал,

Приходи!

 

Радость

 

Дайте мне гроздь винограда!

Будет душа моя рада.

 

Дайте бутылку вина!

Будет с ней радость хмельна…

 

Дайте бочонок мне рому!

Развеселите Ерёму.

 

Пир я устроить вам рад,

Я ведь – поэт, не пират.

 

Был бы пират, полный сил,

Сам бы отнял, не просил

 

Любовь

 

1.

 

Любовь –

От неба до земли

И глубже…

 

Любовь –

До звёздочек вдали

И выше…

 

До горизонта

Корабли

И дальше

Любовь мою несут.

 

2.

 

Целовались мы украдкой,

Чтоб никто не подглядел,

Поэтической тетрадкой

Прикрываясь, между дел…

 

Но зато, прочтите сами:

Ах, какая благодать!

Вот, для вас полна стихами

Эта самая тетрадь.

 

Если бы

 

Однажды

В музыкальной школе

Я вдруг спросил себя:

 

Доколе

Мне гаммы нудные играть? –

И стал уроков избегать.

 

И до сих пор

От них бегу,

Остановиться не могу…

 

О,

Если бы

В то время в школе

Директор школы всыпал Коле, –

 

Теперь,

Не в шутку, а всерьёз,

Я был бы точно –

Виртуоз!

 

Поездка

 

Ты свою озадачил невестку

И устроил мне эту поездку

В Барселону! В Афины! В Париж…

 

Погоди ж… Я устрою, в отместку,

И тебя проведу сквозь туман –

В Боготол! В Миндерлу! В Магадан.

 

Извлечение квадратного корня

 

Извлеки

Квадрат Малевича

Из ума Иван-царевича

 

И получишь

На века

Ты Ивана-дурака!

 

На снимке

 

На снимке – Христос, Иуда,

А между ними – поэт.

Откуда печаль?

Оттуда,

Откуда возврата нет.

 

Я, может, сгущаю краски,

Но,

Сказочник-благодей,

Всё может, как в старой сказке,

В судьбе предсказать своей:

 

Предательство денег ради…

И смерть ради славы… Но

К чему предсказанья?

Сзади

И спереди – всё одно.

 

Печаль –

Без конца, без края,

Разлука, увы, и грусть.

Границы Ада и Рая

Предсказывать не берусь.

 

Посвящения

 

Он посвящал стихи своей жене.

Он посвящал стихи чужой жене.

 

Игра была сознательной вполне –

Вина тонула в страсти и в вине.

 

Игра игрой.

Всё правильно.

И вот

 

Сперва разрыв,

Потом увы, развод.

 

Соседки за спиною:

Ха-ха-ха!

Игра без правил – следствие греха.

 

И, если разобраться, то – хи-хи! –

Во всём виновны

Пошлые стихи.

 

Мантры поэта Кручёных

 

Мантры Кручёных

Мозги прочищают,

К лику учёных меня причащают,

 

Где

«Дыр бул щыл
Убешщур скум», –

 

С радостью

Разум

Заходит за ум!         

 

Иосифу Бродскому с любовью

 

вся вера есть не более, чем почта

в один конец

И. Б.

 

Привет, опальный друг Иосиф!

Пишу тебе, дела забросив,

 

По Интернету, на Тот свет…

Ведь ты заходишь в Интернет?

 

Хочу – не много и не мало –

Сказать, что кончилась опала

 

Стихов твоих, скажи на милость,

И всё в России изменилось.

 

По всей России там и тут

Тебя красиво издают.

 

Нельзя сказать, что почитают,

Но подражают и читают.

 

И вспоминают иногда

Те, кто завидует… Да, да!

 

И рады были бы стараться,

В суде представ за «тунеядство»

С тобой местами обменяться…

 

Но до сих пор «ТОТ – ЭТОТ СВЕТ»,

Таких обменных пунктов нет.

 

И каждый трудится, как может,

Обменивая Божий дар

У Дьявола на гонорар…

 

Скажи по чести, друг Иосиф,

Воскрес бы ты, дела забросив,

 

Чтобы вернуться навсегда

С Того на Этот свет, сюда?

 

Зайди хоть раз на Интернет,

Услышь! мне нужен твой ответ.

 

Память

 

«Рояль вползал в каменоломню,

Его тащили на дрова…»

 

А дальше я стихов не помню.

О, память! Ты всегда права,

 

Когда, увы, от сих до сих –

Подсказываешь нужный стих.

 

Белое и чёрное

 

Беликов

В чёрной рубахе…

В белой рубахе – Черных…

 

Слышу я охи и ахи,

Нет мне покоя от них

 

Здесь,

Где Спаситель зовёт

С Этого света на Тот…

 

На Парнасе

 

Святый дух

Разрушает поэтическое грешное тело…

На регенерацию у поэта уже не хватает сил.

Он озирается и спрашивает то и дело:

Ну, молодые поэты, кто бы меня на руках поносил?

Надоело передвигаться в коляске,

Хочется хоть немного элементарной человеческой ласки!

Раньше мною командовала моя милая мама…

А теперь, к сожалению, генетическая программа… –

Говорит

Потусторонним голосом,

Уже почти что с Того света…

И снимает коляску с тормозов,

И машет ослабевшей рукой,

И шепчет, улыбаясь:

Стихи – это вам не хухры-мухры… –

И катится,

Подпрыгивая,

В пропасть,

В вечность,

В бесконечность,

В тар-та-ра-ры…

 

Стихи Губермана

 

Вышел месяц из тумана

И увидел Губермана.

Тот читал: Ха-ха! Хи-хи! –

Матерщинные стихи.

Месяц слушать их не стал,

Усмехнулся – и пропал

 

Женский портрет

 

У неё –

Синяк под глазом,

В мелких трещинках очки…

 

И сквозь них

Горят под газом

Вертикальные зрачки…

 

А она

Стакан берёт

И, как воду, водку пьёт…

 

И твердит,

Скрививши рот:

Скоро муж меня убьёт!

 

Если

Гороскоп

Не врёт…

 

* * *

                           

Марине Саввиных

 

Я говорю

Марине Саввиных

Спасибо

(Спаси, Бог!) – за каждый стих.

 

И Бог её спасает

От невзгод

И дарит «День и ночь» за годом год…

 

И вдохновенье,

Много лет подряд,

И мастерство,

В котором мёд и яд.

 

…И слышу

В каждой строчке – много лет

Чего никто не слышит мне в ответ.

 

* * *

 

На земле,

Мечтой отмеченной,

Как туманом или дымом,

Каждый

Хочет быть замеченным

И – любить и быть любимым…

 

* * *

 

И вот

За новогодним поворотом

Мы встретились!

И ты и я – с приветом…

Я с очень неожиданным вопросом…

Ты с очень неожиданным ответом…

К щеке – щека,

К руке – рука…

Чтоб прошептать:

Пока?

Пока!

 

О немногом

 

Живёт человек,

Убывает.

Жалея, увы, о немногом,

Себя и других убивает.

И вот, наконец,

Умирает,

Мечтая, воскреснув,

Стать Богом,

Поскольку,

Наивный нахал,

Себя он бессмертным считал!

 

Некрофилия

 

Мне

Давно уже известно:

Ненасытна волчья сыть.

 

На Руси

Из места в место

Любят прах переносить.

 

Оторопь берёт, не скрою,

В час, когда в руках судьбы

Проплывают над толпою

Сокровенные гробы.

 

Смотрят в прошлое живые –

И гуляет по губам

Тут и там

Некрофилия,

Вечная любовь к гробам.

 

* * *

 

И опять я брожу меж людьми

По отчизне – от края до края,

Чувство времени с чувством любви

Браком вечности сочетая…

А везде говорят: Это враки,

Что бывают счастливыми браки!

 

В каждом

 

И вдруг я понял,

Боже мой,

Что в каждом грешном человеке

 

Поэзия была иной

Прекрасной –

В каждом прежнем веке.

 

Но всё-таки и мне,

Пусть малость,

От красоты её досталось.

 

* * *

 

Вновь поэты – озноб по коже,

Под диктовку, не зная сами,

Все поют про одно и то же,

Только разными голосами.

 

Вдруг

 

В бегах от ужаса до страха, ты

Вдруг замечаешь: там и тут

Одни

Всю жизнь играют в шахматы…

Другие – в карты…

 

И живут,

В прекрасном параллельном мире,

Где ты играешь им на лире.

 

Глаза

 

В стране, где всем до одного,

Увы, недоставало света,

Свет был в глазах лишь у него,

Всех просвещавшего поэта.

Но – мрак и свет, одно из двух.

Он их закрыл – и свет потух.

 

Актриса

 

Актриса примеряет маски,

Легко снимая их с лица.

 

На всех – улыбки, точно в сказке,

Где нет начала и конца.

 

Но жизни роль – совсем не сказка,

Её лишь раз дано сыграть.

 

И на лице такая маска:

Не отделить, не оторвать.

 

Самообман    

 

Стихи –

Какой самообман!

Какое самообольщение!

 

Ты без вина сегодня пьян:

Ты написал

Стихотворение!

 

И мне вина в стакан налил,

Чтоб я прочёл – и похвалил…

 

Кто кого?

 

На улицах – грипп.

Но я

Выхожу на крыльцо.

 

Мой голос охрип.

И ветер хрипит мне в лицо.

 

Над городом –

Сумрачный вид.

И мой собеседник сердит.

 

У каждого

Горло болит.

Ах, кто кого

Перехрипит?

 

Герань

 

Вот она –

Любви и счастья грань,

На окне семейная герань.

 

Посреди сомнений и забот –

Пышное цветенье,

Круглый год!

 

Только знай себе:

Не унывай,

Вовремя хвали и поливай.

 

* * *

 

Почему

Друзья-политики

Не выдерживают критики?

 

Потому что –

Прочь беги! –

Все они давно враги.

 

* * *

 

Когда поэт освободился

Из мест лишения свободы,

 

Он наяву преобразился,

Чтоб сбросить прожитые годы.

 

Но на свободе проживали

Те, кто его оклеветали.

 

Преображениие

 

Ты зачем

Преобразилась в кошку

И, меня преобразив в кота,

Стала издеваться понемножку,

Говоря,

Что жизнь у нас –

Не та?

 

Ах, затем,

Чтоб, возвратившись в дом,

Мы остались кошкой и котом!

 

Таинственный процесс

 

У поэта

Женские гормоны

Вызывают музыку без слов.

 

А у поэтессы –

Феромоны

Обостряют смену полюсов.

 

И идёт таинственный процесс –

То ли Бог химичит,

То ли бес.

 

Время

 

Время

Искажает зеркала,

Со стекла сдирает амальгаму.

 

Время – Бог.

Такие, брат, дела.

Мы всю жизнь разучивали гамму.

Камертоном проверяли слух,

Вглядываясь в зеркало упрямо.

Жаль, что звук иссяк

И свет потух.

В зеркале распалась амальгама…

 

Свет вечерний

 

1.

 

Свет вечерний падает на лица.

Пролетает паутинки нить.

Тишина…И хочется смириться

И свою молитву сочинить.

 

2.

 

Свет вечерний

Промыл мне мозги.

Я грустил,

Я не видел ни зги.

Расступилась вечерняя синь.

Колокольчик в висках – динь-динь-динь…

 

Даль бездонна…

Зовёт Млечный путь…

И спокойно,

И страшно… чуть-чуть.

 

* * *

 

От края до края,

И дальше, за край,

Звучи, моя музыка!

Лира,

Играй!

 

Пусть струны

В каком неизвестно году

От страсти

Порвутся,

Со мной не в ладу!

 

Обученье во сне

 

Снится древняя Греция…

Снится древняя Русь…

 

Я, проспав обе лекции,

На экзамен не рвусь…

 

Друг и враг прячут лица

За щитом, на коне…

 

…И всю жизнь будет длиться

Обученье во сне.

 

По курсу

 

Вчера – святой,

А нынче – грешный,

По курсу доллара к рублю,

 

Люблю

Кедровые орешки…

И Кедрова стихи люблю.

 

Грехи исправить

И огрехи

Опять спешу туда-сюда…

 

И рад, что всё же на орехи

Мне достаётся

Иногда.

 

Лукавый

 

Поэт – лукавый вид –

Не пьян и не тверёз…

Неясно, говорит –

Шутя или всерьёз?

 

Гитару вдруг берёт

И песенку поёт

О том, как меж забот

Невесело живёт.

 

Что вновь душа пуста,

И денег не хвата…

А жизни суть проста –

Объятья для креста.

 

И, спев про тяжкий груз –

И память, и мечту,

Он лучшую из муз

Уводит в темноту.

 

* * *

 

На Парнасе – пьянка, на Олимпе –

Пьянка…

 

           …И, полны индийской страсти,

Мы с тобой поём в видеоклипе

И танцуем…

            Это ли не счастье?

 

Ах, в моей руке – твоя рука…

Этот клип минутный –

На века!

 

Ямб и хорей

 

Он был

Из золотой молодёжи

Хулиганистым мальчишкой…

 

А теперь считает себя поэтом,

И каждый его знает,

Потому что он наямбывает книжку за книжкой

И хореем погоняет…

 

И никто ему не скажет:

Не всё то золото, что блестит! –

 

Потому что он – без тормозов,

И как вмажет – костей не соберёшь…

 

И ему суд простит,

Как прощал уже не раз

За то, что он бил своих критиков

Не в бровь,

А в глаз!

 

* * *

 

Жизнь одна.

Другой не будет.

И – семь бед, один ответ –

 

Бог

Про всех про нас

Забудет.

 

Воскрешенье – это бред

Старой скрипки без смычка

Для Ивана-дурачка…

 

Амнезия

 

1.

 

Ещё недавно

Пел он и плясал,

Себя от скуки и других спасал…

 

Но скука

Всех,

Ни много и ни мало,

И перепела,

И переплясала…

 

В саду Нескучном –

Что за времена! –

Над танцплощадкой – мрак и тишина.

 

2.

 

Я не помню,

Где родился…

Где крестился…

Где женился…

 

С кем, когда и где дружил…

И в какой стране я жил…

 

Ночью

И при свете дня,

Боже, помнишь ли меня?