Николай Ерёмин

Николай Ерёмин

Четвёртое измерение № 6 (246) от 21 февраля 2013 г.

Подборка: Поэзия – секретный выход

* * *

 

Я камни двигал над пустыней,

Как будто кубики – во сне…

 

И возводил из них святыни

Зеркальные – во мне и вне…

 

Бессонница. Упадок сил.

Не верится, каким я был!

 

* * *

 

Всё

Зависит от меня

И тебя, мой друг!

От сердечного огня,

От подруг вокруг…

 

От того, что все

– умы! –

Друг о друге скажем мы.

 

* * *

 

Я многих видел корифеев…

И понял:

Образ их велик

Тем, что ясонов и орфеев

Нет без медей и эвридик…

И там,

Где мы страстям открыты,

Нет Мастера без Маргариты!

 

* * *

 

Мне кажется,

Что Бродский – это я! –

Сказал поэт, –

И Байрон – это я,

Поскольку дважды при социализме

В бродскизме обвинён и в байронизме…

И доказал всей жизнью идиотской,

Что я, увы, не Байрон и не Бродский.

 

Но,

Доживая из последних сил,

Я рад,

Что славу с ними разделил.

 

* * *

 

Мои стихи нерукотворные,

О, Муза милая, прими!

И все мои сомненья вздорные

Пойми

    и нежно обними,

Как море

После всех истерик,  –  

Свой

Солнечный и лунный берег…

 

* * *

 

В оба зря,

О, не зря

Я тебя разглядел!

 

Как заря,

Ты, горя,

Вдруг взошла между дел…

 

От тебя

Навсегда

Я тогда обалдел.

 

И теперь –

Сквозь года,

Восхищаюсь, Балда,

Как была ты красива

И молода!

 

* * *

 

От поэта

Остаётся только имя.

 

От коровы и быка –

Большое племя…

 

От козла,

Который был на них сердит,

Ни рогов не остаётся, ни копыт…

 

Потому что их,

Увы, – зубами щёлк –

Съел,

Задрав козла,

Голодный серый волк…

 

Россия при социализме

 

В России

С любого секретного завода

Можно было вынести по частям

Танк – в течение года,

Или выкрасть ракету,

Чтобы на Марс улететь…

И никакие упрёки

Не могли действие возыметь…

Поэтому у каждого,

Кто работал на заводе,

Ракета или танк –

Под навесом, на огороде,

Стояли, готовые к бою или к полёту,

Пока рабочие

Хозяевами прогуливались по заводу…

 

Равновестие

 

За известием – известие…

Боже,

Это что со мной?

Кто

Нарушил равновесие

Между небом и землёй?

 

Ведь вчера

Был жизни рад,

Я, ни в чём не виноват!    

 

Тракторист

 

Я привык и люблю в этом мире

Хлеб насущный трудом добывать.

Днём – на тракторе…

Ночью – в трактире…

 

Утром – бодр, год за годом, опять

Летом – в поле,

И дома – зимой,

Ради тех, кто сроднился со мной…

 

Пастух

 

Чем я лучше

Этого скота?

Он – по луже…

Я – за ним! Да, да, –

 

Он – болотом…

Я – за ним опять…

Так как – что там? –

Скот желает жрать!

 

Там он может

Сгинуть и – О-го!...

Я же – должен

Уберечь его.

 

Солнце… Тучи…

Просто красота!

Чем я лучше

Этого скота?

 

Служащий

 

Служивший при социализме,

Капитализму не служу.

Меня тошнит от этой жизни!

Но никого я не сужу

Из тех,

Кто рабски рад служить,

Чтоб хоть немножечко пожить…

 

Солдаты

 

Солдаты чётко шаг печатают,

Поют, что смерть для них – пустяк…

Пока стихи свои печатаю

Им в Интернете я, чудак…

 

Покуда сочиняю арии

О том, какая благодать

В стране свободной жить без армии,

Дружить, ни с кем не воевать…

 

И сожалею – аты-баты… –

Что вновь, печатать шаг устав,

Читают не стихи солдаты,

А новый строевой устав…

 

Миллионер

 

С цыганкой Азой укатить

На край земли – и с ней кутить!

Увы, влюблённым быть стараться

И потихонечку спиваться,

И подавать другим пример…

О, бедный я миллионер,

Раб золотого унитаза…

И бедная цыганка Аза!

 

Автор пяти томов

 

Всю жизнь считал себя поэтом –

И сладко пел, и сладко пил…

И даже счастлив был при этом,

Поскольку денег накопил

И с теми, кто просил: – Беда

Пришла! – делился иногда…

 

И пятитомное собрание

Себе издал он в оправдание,

Хоть знал, что разве только псих

Возьмёт и прочитает их…

 

* * *

 

Река…

Полночные светила…

И я, один на берегу,

Могу представить то, что было,

А то, что будет, – не могу!

 

Избушка художника

 

Здесь жил художник Масалов –

И балагур, и острослов.

Он акварели рисовал,

Со мной, бывало, выпивал…

…………………………………

Теперь никто здесь не живёт.

Пуста избушка круглый год,

И раскололась (грусть-тоска!)

Мемориальная доска,

Доска (о чём грустишь, поэт?),

Которой

Не было и нет…

 

Читатель и поэт

 

Поэт,

Ты создан был из света…

 

Особенно твои глаза

На все вопросы без ответа

Светились –

За слезой слеза…

 

Так почему сейчас меж нами –

Темно… И тени под глазами?

 

Песенка про шляпу

 

В кандалах, но при шляпе, –

Как преступник любой,

На любовном этапе

Я столкнулся с тобой…

 

И сказал тебе: – Ах!

До чего ж вы милы! –

И рассыпались в прах

На сердцах кандалы…

 

Мы припали в ночи

К голове – головой…

Но развёл, разлучил

Нас под утро конвой.

 

И я шёл по этапу,

За пределами зла,

Рад, что сердце и шляпу

Ты на память взяла…

 

* * *

 

До чего ж хорошо утро раннее!

И меня не тревожит уже,

Как замедлить процесс умирания

И в природе вокруг,

И в душе…

До чего же хорош поздний вечер!

Горизонт

Бесконечен и светел…

 

Томик Бродского

 

Я – ваш угодник и поклонник,

Стихов и снов большой эстет,

Дарю вам этот стильный томик…

Иосиф Бродский – мой поэт!

 

В нём как бы всё из ничего…

Но нет!

Прочтёшь – и сердце тужит…

Любовь несчастная его

Пусть вам и мне примером служит!

 

Он сказал

 

1.

 

– Ни к спонсорам,

Ни к славе

Мы не пойдём вдвоём! –

Сказал он, –

 

Каждый вправе

Идти своим путём –

 

Назад или вперёд,

Домой или на взлёт… –

Кому как повезёт,

Кому как повезёт!

 

2.

 

На меня

Боятся писать рецензии

Те редакторы,

У которых есть лицензии

На отстрел поэтов во время охоты, –

 

Предпочитают более безбоязненные заботы…

 

Ну, а те, у кого нет лицензий,

И так не пишут никаких рецензий…

И поэтому со мною общаться

Не боятся…

 

Игра в 4 руки

 

Под крышкою концертного рояля,

Как будто фа-диез и си-бемоль,

Мы встретились,

Друг друга вдохновляя,

Чтоб выразить свою любовь и боль…

 

И вот –

Соприкоснулись вдруг, легки,

Четыре наши нежные руки…

 

* * *

 

Семени

Миротворящая точка.

Имени

Первотворящая буква.

 

Человекотворящая кукла,

Тебе – сын,

А мне – дочка!

 

Святой

 

И когда

Стал я очень зол,

Дух Святой

На меня сошёл…

 

И тогда

Стал я очень добр,

И пошёл,

Вдохновенно-бодр,

 

Объясняя, –

Один среди всех, –

Что такое

Святость и грех.

 

Райское дерево

 

Я взобрался

На райское дерево,

Чтобы яблок наворовать…

 

Но подумал вдруг:

– Что я делаю? –

Когда начал их обрывать…

 

Подо мной

Подломилась ветка –

Я упал

И ударился крепко…

 

И с тех пор неспроста –

Видит Бог! –

Я по райским садам не ходок.

 

* * *

 

Сам себя обманывал поэт,

Что вопрос

Важнее, чем ответ…

 

И у моря, в волнах, между скал,

Воплощенье замысла искал…

 

Не нашёл… И грустно произнёс:

– Не ответ важнее,

А вопрос!

 

* * *

 

Были жёлтыми одуванчики,

Стали белыми на лугу.

Здесь играли мальчики мячиком.

……………………………………

Сколько лет я его берегу!

 

* * *

 

И стали взрослые – как дети,

И в куклы начали играть…

…………………………………

Как хорошо на этом свете,

Когда с тобой отец и мать, –

 

Играть под солнечным лучом,

Не беспокоясь ни о чём!

 

* * *

 

Поэзия бессмертна и прекрасна!

И всё же…

Всё же – времени подвластна…

И непременно

В разных временах

Становится иной, увы и ах!

 

Погоня

 

Скоро ль мой Пегас догонит

Тень Троянского коня?

 

Конь уходит от погони,

Волю вольную ценя…

 

Неужели – вот беда! –

Он уходит навсегда…

 

Общая тема

 

Ты с этими нынче,

А я нынче с теми…

 

И вот мы в привычной системе

«Не в теме»:

 

Не вместе.

Раздельно.

Правдиво и ложно…

 

А общая тема была так возможна!

 

* * *

 

Мне жалко всех,

Кто жил со мною рядом

И вдруг из поля зрения исчез…

……………………………….

Кто – мёдом отравил себя,

Кто – ядом,

Но, вопреки надеждам,

Не воскрес…

 

И смотрит на меня зовущим взглядом

Из глубины небес,

Где Бог и Бес.

 

* * *

 

Шепчу стихи… Темно и тихо.

На память – каждая строка.

Поэзия – секретный выход,

Увы, в тупик из тупика…