Николай Боков

Николай Боков

Снова болезни пришли, и не оказалось 
     лекарства, 
прыскает ядом раздавленная надежда. 
Думал – труды накопил, оказалось – 
     мытарства 
и сгнившая из фиговых листьев одежда. 
  
Спасаюсь, пытаясь войти в ритм, 
     соразмерный 
теченью широкой реки с полноводною 
     глубиною. 
Только б расслышать его слабеющим 
     слухом вечерним, 
из обломков мысли плот сколотить, 
     уподобившись Ною. 
  
Кстати, плач старика удивительно 
     напоминает 
Смех старика. А обратное – справедливо 
     ль? 
Чтобы проверить, третий год случая 
     ожидаю, 
как пустыня – дождя, как застрявшая 
     лодка – прилива. 
  
А осень решительна в этом году. Не 
     колеблясь 
со всех сторон света сходятся холода в 
     моём сердце. 
И как бы вверх ни тянулись ещё зелёные 
     стебли, 
Им не прибавить в росте, а ему не 
     согреться. 
  
Впрочем, друзья юности меня посещают: 
Экклезиастом зовут одного, а другого – 
     Иов. 
Только напрасно я пир приготовил и 
     ветхий том открываю, – 
остались нетронуты и твёрдая пища, и 
     пиво. 
  
Уже и не знаю, куда направить мои 
     усилья 
освободиться от тяготы не завершаемого 
     томленья. 
Оно не поддаётся ни уловкам стиля, 
ни упражненьям жестоким, ни нарочитой 
     лени. 
  
Вместо жар-птицы премудрости, 
     казавшейся завершением, 
верным проводником на остаток 
     существованья дороги, – 
я снова перед чертой, и что за значение 
этого окровавленного нуля, рабства, 
     бедствия и порога? 
  
Ветер шумит надо мной в кронах 
     деревьев, 
синева простёрлась над ними, лишённая 
     веса и меры. 
Где же они, отчего так невидимы 
     носители перьев, 
сторожащие доступ в певучие дали и 
     сферы? 
  
Возносилась молитва Давида, моя же – 
     отяжелела. 
Раненный день обступил – и не оказалось 
     лекарства. 
От болезни смертельной не помогает ни 
     трусость, ни смелость. 
Надобно только одно, и это – Небесное 
     Царство. 
  
          1996

Поэтическая викторина

Популярные стихи

Зинаида Гиппиус
Зинаида Гиппиус «Боль»
Андрей Дементьев
Андрей Дементьев «Монолог женщины»
Борис Слуцкий
Борис Слуцкий «Про евреев»
Иосиф Бродский
Иосиф Бродский «Мужчина, засыпающий один...»