Михаил Тенников

Михаил Тенников

Четвёртое измерение № 9 (429) от 21 марта 2018 г.

Подборка: Узелок памяти

Cruel romance

 

K.C.

 

…сегодняшний ветер сильнее привычного в этом

отрезке сезона. Вскипает вода меж Чухною

и берегом русским. Наружность – что версия-бета,

что наша любовь, умерщвлённая чьей-то иною…

…всё мнится чужим – словно цепи волшебному дубу,

и миг ожидания – вещая, ярая краска;

но вместо жар-птицы – я вижу знакомую ступу,

и где-то метла, и тевтонская ржавая каска…

 

…проникнуть шагами чуть ближе к спасительной дюне –

наречь себя трусом, что всякой вороне картавить;

глаза полны соли (балтийской, в холодном июне

разбавленной пеной залива…) Да пена – не та ведь…

…и море – не то. В прежнем было хоть что-то от греков –

картографов мудрых… Я снова сутул, но свободен…

…что – дуть в горизонт – если плюнуть в минувшего реку –

сродни искупленью! А ветер кончается, вроде…

 

Взятое у края земли

 

Оле С.

 

…встретив тебя однажды где-то на беглом севере,

в месте, что метит душу, словно клеймо – быка,

видел, как бывшие пьют ражно мужья и девери,

и как зарастает льдом медленная река.

видел, как хмурят брови поморские корабелы;

мрачно-немногословны родственники твои,

думы их неизменны. и – вечное para bellum

подогревает воздух, там, где пройдут бои…

 

…время сокращено – ты будто живёшь в преамбуле;

целого не увидеть. многого – не посметь.

местный аттракцион – служенье стеклянной ампуле, –

и отправляет письма не человек, но – смерть.

здесь с приходом весны отторгается часть плаценты

длинных полночных бдений, –

мятых снегов залог,

и тебя увести с собой мне не дают проценты –

соль оседлости, или –

памяти узелок…

 

…ты не станешь писать. и я позабудусь обликом.

да и твоя картинка – не сохранит лица.

 

…но над большой землёй ты вспыхнешь – перистым облаком, –

с высот наблюдая мир взором его Творца…

 

The admit

 

Л.И.

 

…осень поздняя довольствует мне выбор

между скорыми слезами леонид

и отчаянным побегом в город Выборг –

город грузный, точно тёсанный гранит.

Нет большого поэтического слова

для его шершавых древних площадей;

в ноябре полным-полно таких уловок, –

время словно погружается в людей…

 

Счёт на действа не богат. А хоть и надо –

указать на предложение – нет сил;

и слетают в город капли звездопада, –

в тот, что некогда тебя в себе носил.

 

The private course

 

Оле С.

 

…затепли свет в расстёгнутом окне –

пусть маяком мерцает близоруким,

пусть в тихом всепрощающем огне

сгорят людей случайные разлуки,

пусть поглотит слепую маяту

любовников мечтательно-печальных,

с дрожащей сигаретою во рту,

и свёртком книг, опять-таки – случайных.

 

…пусть твой торшер, что хор – объединит

трагедий суть – до гибели героев,

где пустота полночная казнит,

и бьют часы, свидание расстроив.

 

…чтоб в свете зыбком ждущие смогли

внять шёпоту желанной поздней встречи;

и не остыли таинства угли, –

 

и дождь горячий – вкрадывался в речи…

 

Local time moving

 

А.С.

 

…Рахиль сказала – Йешуа, беги!

И Йешуа бежал, пока был город,

а в поле – был отряд, и резь пурги;

и был он осквернён. И шашкой вспорот…

_______

 

…а по орбите двигалась Земля,

кольцуя несменяемое Солнце…

багульник цвёл на скошенном оконце.

…в саду нещадно зверствовала тля…

 

…кому – лубок, кому-то – Брейгель-фест;

крутящееся время незабвенно, –

один кричал, – семитская измена!

Другой решил задействовать обрез,

а третьих, – молчаливых, – за холмы

вёл нетопырь, – что паству, – чистых истин…

 

…теперь, мечтатель, бей – как били мы,

и – как фламандцы били тонкой кистью…

…дай Бог – поймёшь, что некуда бежать,

что край на шаре – выдумка примата…

_______

 

«…Не всякой деве – Господа рожать…» –

и повернули в город, снегом мятый…

 

The memory remains

 

А.С.

 

…вот – улочка вьётся кривая,

темнеют моря на луне,

фонарик забавно кивает

китайским болванчиком мне.

Бумажная сфера – от бриза

приходит в волнение. Лишь

гнусавые ибисы из-за

кустарника – трогают тишь.

…Безлюдный проход в ресторанчик

увит африканским плющом;

я помню, что здесь было раньше,

и много что помню ещё…

_______

 

…я помню оргазмы петарды

на свадьбе. Атлантики вой,

грудное камланье гитары

и радугу над головой.

Я помню, что всё это разом –

накрыла свинцовая тьма;

жених на панели – без глаза,

невеста – сбегает с ума,

прострелянный горб инвалида,

чума от разрыва во рту…

_______

 

«…хорошая девочка Лида» –

читаю свою правоту…

…неделя – и посвист «Илюшек»

останется где-то в аду,

но – горло становится суше,

и – будто бы память краду…

_______

 

…а нынче – всего лишь морщина

порезала твердь под ногой…

Любуюсь – прекрасна лощина,

и дуб – десять лет как – нагой…

 

Смерть Тиртея

 

А.С.

 

…теперь мы все – дешевле пеланоры,

хоть дом самих – богат и родовит:

не вовремя казали волчий норов,

вгрызаясь в корень, – тот, что ядовит.

и ярь земли, покорной имяреку,

в обычае, – скользит по площадям

оружием, грозящим смертью греку, –

и устрашеньем – варварским вождям…

 

…лёг пепел; мы – темнее всех ущелий,

и горше их иссохших родников,

и нет лесов, – Лаконики замшелей,

слабее рук, – не ведавших оков.

будь время милосерднее для мифа, –

оно бы нарастило нам крыло, –

а так, – шаги… крошится в море кифа –

и это значит – нам не повезло…

 

Александровская

 

…на том окне – давно уже тенёта,

земная грязь.

однако же, свистят гармоник ноты,

и ярка вязь

зелёного плюща на стенах старых,

как те жильцы;

и снова звук – теперь уже гитары,

и дым пыльцы…

 

душе, что птице – дышится неровно, –

то – дань силкам;

и льётся память солью чистокровной

всё – по щекам…

 

Sloe

 

А.С.

 

…кто пел в тебе, кто подле возлежал

в холодной лени,

кто принимал вязанье твоих жал,

как искупленье, –

той метрики тоска с поплывших строк –

считай, что свята.

 

…но, кажется – не выучен урок,

кольцо – не снято.

 

…ты алчешь дождь, увесистый такой –

шипастой гривой,

но облако – прольётся над рекой, –

легко, игриво,

 

а ты уснёшь, достался чтобы сок –

небесным хворым –

кому твой тонкий страшный ободок

пришёлся в пору…

 

Flaming lullaby

 

Ш.Ю.

 

Кончилась баталия. На полу – ушат.

Франция с Италией картами шуршат.

 

…чистят пол от копоти; враг давно разбит, –

шестилетний, опытный полководец – спит.

 

Лишь один – не к лекарю, в ящики казарм;

страшно быть калекою – шепчут за глаза.

 

*

 

«…ночь ступает с грохотом лошади хромой,

оловянный, крохотный пехотинец мой.

 

Ведаешь что станется, кто слезу прольёт, –

что последний танец-то – бешеный полёт!

 

Выходил из пекла ты – пеклу и принять;

отчего же беглого чувства не унять?

 

Кабану на вертеле – страшен ли ожог?

От стола в бессмертие – лишь один прыжок!

 

Комната – что выселки, – мой её, не мой;

если можешь – высеки пламя, милый мой!

 

Не нужна мне проповедь – нудные слова.

Чувствую – что гроба ведь я дождусь – едва…

 

Оттого причиною – танцевать и петь

и гореть лучиною, оловом кипеть!..»

 

*

 

…речь текла ловитвою. За окном – темно.

Кто-то – мудрой бритвою разрезал окно

 

и впускал, что гончую, ветер в полумрак.

…оборвавшись – кончилась детская игра.

 

…и штыком и пачкою – бьёт огонь теперь –

жар обои пачкает, пламя лижет дверь;

 

точно гений мщения мечется во мгле

шепчет о прощении – олову. Золе…

 

Smooth aftertaste of the victory

 

…шумит весна, неся косноязычие

занудам, красноречие – педантам.

Дивертисмент играет, по обычаю,

в обритом парке – классика анданте.

Резьба теней, что плед – тепла и клетчата;

и – нету смерти майскому народу,

и утомлённость будничного вечера

не крайнего солдата бьёт – а роту.

Ещё дымятся гулкие развалины

кирпичных кирх, дрожа колоколами, –

в каких местах доселе не бывали мы –

решалось всё наречьем и делами.

 

…рёв дизеля и мин хлопки останние

корчуют обнажившиеся корни,

и лагеря последнее восстание

по времени – что ветхий пепел горний.

 

…поволжская гармонь и сумрак ельника;

меж готики – танкисты на привале, –

история святого понедельника,

в которую ещё – не наплевали…

Среди обезоруженного хаоса

заходит солнца тающее блюдце,

 

и нависает длительная пауза

во времени, где мёртвые – смеются.