Михаил Кузмин

Михаил Кузмин

1 
  
Кого прославлю в тихом гимне я? 
Тебя, о солнце, солнце зимнее! 
Свой кроткий свет на полчаса 
Даришь, - и все же 
Цветет на ложе 
Нежданной розы полоса. 
  
Заря шафранно-полуденная, 
Тебя зовет душа влюбленная: 
«Еще, еще в стекло ударь! 
И (радость глаза) 
Желтей топаза 
Разлей обманчивый янтарь!» 
  
Слежу я сквозь оконце льдистое, 
Как зеленеет небо чистое, 
А даль холодная - ясна, 
Но златом света 
Светло одета, 
Вошла неслышная весна. 
  
И пусть мороз острее колется, 
И сердце пусть тревожней молится, 
И пусть все пуще зябнем мы, - 
Пышней авроры 
Твои уборы, 
О солнце знойное зимы! 
  
2 
  
Отри глаза и слез не лей: 
С небесных, палевых полей 
Уж глянул бледный Водолей, 
Пустую урну проливая. 
  
Ни снежных вьюг, ни тусклых туч. 
С прозрачно-изумрудных круч 
Протянут тонкий, яркий луч, 
Как шпага остро-огневая. 
  
3 
  
Опять затопил я печи 
И снова сижу один, 
По-прежнему плачут свечи, 
Как в зиму былых годин. 
И ходит за мною следом 
Бесшумно отрок нагой. 
Кому этот гость неведом? 
В руке самострел тугой. 
Я сяду - и он за мною 
Стоит, мешает читать; 
Я лягу, лицо закрою, - 
Садится ко мне на кровать. 
Он знает одно лишь слово 
И все твердит мне его, 
Но слушать сердце готово, 
Что сердцу известно давно. 
Ах, отрок, ты отрок милый, 
Ты друг и тюремщик мой, 
Ты шепчешь с волшебной силой, 
А с виду - совсем немой. 
  
4 
  
Слезы ревности влюбленной, 
Словно уголь раскаленный, 
Сердце мучат, сердце жгут. 
Извиваясь, не слабея, 
Все впивается больнее 
В тело прежней страсти жгут. 
  
Слезы верности влюбленной, 
Словно жемчуг умиленный, 
Что бросает нам гроза, 
Словно горные озера, 
Словно набожные взоры, 
Словно милого глаза. 
  
5 
  
Смирись, о сердце, не ропщи: 
Покорный камень не пытает, 
Куда летит он из пращи, 
И вешний снег бездумно тает. 
Стрела не спросит, почему 
Ее отравой напоили; 
И немы сердцу моему 
Мои ль желания, твои ли. 
Какую камень цель найдет? 
Врагу иль другу смерть даруя, 
Иль праздным на поле падет - 
Все с равной радостью беру я. 
То - воля мудрого стрелка, 
Плавильщика снегов упорных, 
А рана? рана - не жалка 
Для этих глаз, ему покорных. 
  
6 
  
О, радость! в горестном начале 
Меня сковала немота, 
И ни сомнений, ни печали 
Не предали мои уста. 
  
И слез моих, бессильных жалоб 
Не разболтал послушный стих, 
А что от стона удержало б, 
Раз ветер в полночи не стих? 
  
Но тайною грозой омытый, 
Нежданно свеж и зелен луг, 
И буре, утром позабытой, 
Не верь, желанный, верный друг. 
  
7 
  
Ах, не плыть по голубому морю, 
Не видать нам Золотого Рога, 
Голубей и площади Сан-Марка. 
Хорошо отплыть туда, где жарко, 
Да двоится милая дорога, 
И не знаю, к радости иль к горю. 
  
Не видать открытых, светлых палуб 
И судов с косыми парусами, 
Золотыми в зареве заката. 
Что случается, должно быть свято, 
Управляем мы судьбой не сами, 
Никому не надо наших жалоб. 
  
Может быть, судьбу и переспорю, 
Сбудется веселая дорога, 
Отплывем весной туда, где жарко, 
И покормим голубей Сан-Марка, 
Поплывем вдоль Золотого Рога 
К голубому, ласковому морю! 
  
8 
  
Ветер с моря тучи гонит, 
В засиявшей синеве 
Облак рвется, облак тонет, 
Отражался в Неве. 
  
Словно вздыбив белых коней, 
Заскакали трубачи. 
Взмылясь бешеной погоней, 
Треплют гривы космачи. 
  
Пусть несутся в буйных клочьях 
По эмали голубой, 
О весенних полномочьях 
Звонкою трубя трубой. 
  
          Февраль-май 1911

Рекомендуем стихи Михаила Кузмина


Поэтическая викторина

Популярные стихи

Владимир Маяковский
Владимир Маяковский «Обыкновенно так»
Арсений Тарковский
Арсений Тарковский «Свеча»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Бег»
Игорь Северянин
Игорь Северянин «Двусмысленная слава»
Иван Бунин
Иван Бунин «Одиночество»