Марианна Казарян

Марианна Казарян

Четвёртое измерение № 19 (439) от 1 июля 2018 г.

Подборка: От осени до осени...

накатанное

 

укрыло инеем траву –

случайно обожгло.

ветра на части небо рвут,

и дребезжит стекло

в окне, распахнутом в рассвет,

но только свет скупой.

напротив сквер до дна раздет, –

декабрь... накатанный сюжет –

летят, бегут гурьбой

обрывки осени... 

куда,

откуда держат путь?..

 

ты в эту осень опоздал.

в другую... 

как-нибудь...

 

о чём теперь

 

о чём теперь?.. 

ни снега, ни узоров,

начертанных морозною рукой,

и только затуманенные зори

и тучи хмуробровые ползком –

то свет затмят, а то и прямо в лужи,

ныряя в зазеркалье зимних дней...

a ворон мимо – шагом неуклюжим,

и голубь с каждой крошкою наглей,

и дождь /порой такой неутомимый/

стаккатит по асфальту /пианист/...

а мне всё снятся бело-снежно-зимы, –

не объяснить...

 

будут сумерки

 

на ладонях зимы так покойно... 

так просто

никуда не спешить, никого не искать,

не смотреть на часы /непривычная роскошь/,

только небо в окне и по стёклам – кап-кап –

всё быстрей и сильней, – вот уже заливает

и деревья склоняются ниже к земле,

и плывут по теченью мосты и бульвары,

постепенно сливаясь и путая след.

 

будут сумерки...

будет кофейно и чайно,

и айвовым вареньем запахнет зима.

от чего оттолкнусь, и куда я причалю?..

если вдруг уплыву – не найти, не поймать.

 

простуженное

 

словно стрелы – заточены сосны

протыкают косматые тучи.

день сегодня дождями простужен –

сквозь туман пробираясь спросонья,

всё надеется как-то прогреться

/как похож на меня... /

как наивны

эти мокрые грустные ивы

над рекой городской – ни просвета –

льёт и льёт...

небеса не заштопать,

не зашторить ни сердце, ни душу

от нелётной погоды и слушать

торопливо-настойчивый шёпот –

в пропасть...

 

проходящее

 

зима уйдёт, заштопав раны

/наследство осени.../ 

так дни

ползут извечным караваном,

и ничего не изменить

в движенье этом – непрерывном,

как неба мутная река.

неспешно тлеющий обрывок

поблекшей осени в руках –

так страшно выпустить на ветер

и потерять... 

придёт, пройдёт –

и нагота остывших веток,

и долгий дождь на сто ладов... 

 

от осени до...

 

от осени до... 

острота звучанья

разлуки в семь октав.

сегодня чайки громкие кричали,

и воздух был шершав

от холода... 

неровное дыханье

седого февраля, –

рисует вертикальными штрихами

на вымерших полях.

а ветер бродит берегом песчаным,

глотая брызги волн...

я по тебе по-прежнему скучаю...

я по тебе...

 

а до весны

 

у краешка зимы

а до весны – ля си

и запоёт камыш

и разольётся синь

стекая по стволам

срывая все замки

и каблучки – ла-ла

асфальтом городским

 

от краешка зимы

попутный ветер в март

запрыгнуть бы и взмыть

и облако поймать

с мечтами до... 

 

лови

в последний может раз

напишем о любви

ещё один вираж

и разольётся синь

и запоёт камыш

 

…от краешка зимы 

до «о любви» – ля си

 

ещё один

 

ещё один февральский день

утонет в лужах 

зимы расплывшаяся тень

и дождь на ужин

пружинят ветки за окном

и ветер бродит

в ночной сети полутонов

 

ты переводишь

приметы на язык весны

прогноз на завтра

цветные мартовские сны

и росы в травах

 

солнечное

 

вот и вызрело солнце к весне,

разрумянились щёки рассвета.

кем-то свыше наложено вето

на дожди – не сезон... 

 

опьянеть,

онеметь от разлившейся ласки,

ветерку подставляя лицо,

слушать песни пернатых певцов,

позабыв, что вчера город плакал,

что давно телефоны молчат –

ни словечка, ни взгляда, ни... 

 

впрочем,

это просто весны мягкий почерк

мне напомнил начало начал...

 

не пиши

 

не пиши на весеннем снегу,

не пиши... обернется ручьём,

прожурчит, утечёт балагур –

не узнаю о чём.

 

не пиши на прибрежном песке,

не пиши... смоет первой волной,

и останется пена в руке

обо мне, о земной.

 

не пиши... тишина громче слов.

не пиши, нам молчать не впервой.

наше время давно истекло     

непрожитой главой. 

 

обмелевшее

 

пережила, как будто... 

но весна,

опять весна – другая –

только помню

далёкую...  

тебе ль о том не знать?

сегодня всё обычно и... 

не больно, –                  

вся боль по каплям – в невозвратность лет.

и пустоты прозрачное дыханье

не для меня.

как воздух обмелел

на этом побережье океана!

а паруса плывут... спешат... 

куда?

кричат им вслед разнузданные чайки.

не сказанное нет,

но пройденное да

и эхо над разваленным причалом...

 

снова и снова

 

вот и мимозой запахло, – сладка и нежна.

день, не начавшись, надышится и опьянеет.

снова и снова на свет выползать после сна,

видеть, как быстро в лазурь одевается небо,

как наполняются улицы музыкой дня,

и разлетаются с лёгкостью первые ноты.

 

...мне бы прижаться к тебе, мне бы просто обнять –

время забыть, окончательно сбившись со счёта.

 

серебристое

 

а весной – на круги своя.

каждый год начинать с нуля –

высекать и лепить – ваять,

делать вид – не болят

раны старые... день за днём.

вот и сад – он опять расцвёл,

только тихо ветла всплакнёт

серебристой листвой.

 

открываю окно

 

из распушенных крон разлетается шёпот

лепестковых бесед – лёгкий, как ветерок.

не поймать невесомость скользящего шёлка... 

не вернуть вечеров,

по которым бежала, легко отрываясь

от земли и летела, не зная куда.

впрочем, было ли это так важно?.. 

живая –

и меня не догнать...

не вернуть... 

 

жалит грусть, возвращаясь упрямо

в эту пору рождения яблочных снов.

но я снова и снова, колючую пряча,

открываю окно.

 

на грани

 

меняются сезоны, города...

а где-то наше время ходит-бродит.

остались там запнувшееся да

и осень, обернувшаяся поздней.

 

ты редкий гость в краях тех... я одна –

опять кругами долгими по краю.

отрывки недосмотренного сна...

и вновь апрель, и снова замираю

 

на грани – между здравствуй и... молчу,

и только буквы падают на строки, –

ты не читаешь, я пока учусь

не подбирать оставшиеся крохи.

 

белопенное

 

и гвалт, и гам, и птичьи перепевы,

и небо в перьях – вдоль и поперёк,

и яблочных рассветов белопенность...

но всё ж не надышаться этим впрок.

и вновь гореть от жажды летом знойным,

когда и тень – не тень, а просто так.

и кажется, что беспробудно тонешь,

считая дни... с надеждой досчитать

до берега осеннего, до капли,

упавшей, как небесный дар, в ладонь.

 

...а за окном весна не умолкает

пока ещё... и два, и раз, и вдох!

 

до осенней саги

 

и снова дождь, и снова о дожде...

прощальные гастроли, дальше – лето.

но тянется пока что мокрый день,

вливаясь в ночь...

как песня – громкий шелест

разросшейся листвы, – апрель не спит –

допишет, дорисует, доиграет.

мне с ним последний дождь до дна испить,

а утром звук пронзительного грая

ворвётся в сон, и синий лоскуток

в окне повиснет до осенней саги,

когда жары трёхмесячную накипь

отмоет, наслаждаясь, дождь густой...