Любовь Фельдшер

Любовь Фельдшер

Четвёртое измерение № 31 (379) от 1 ноября 2016 г.

Подборка: Время срастаться корнями и кронами...

* * *

 

В дешёвеньком кафе на рынке

Такие пёстрые картинки,

И голуби, и мягкий свет.

Вкушай ненужную свободу,

Исследуя свою породу

На склоне дня, на склоне лет.

 

Она была взрывоопасной,

В наивности своей прекрасной,

Упрямой в поисках лица.

Остались эти стоны птичьи,

Листвы осеннее величье

И грусть без меры и конца.

 

* * *

 

Принесла домой картину.

Листья осени. Букет.

Тонких веток паутина

И сиреневатый свет.

 

Пусть подделка и дешёвка…

Мне понравилась она.

И горит моя обновка

На стене, что у окна.

 

Сны из детства навевает.

Говорит: «Себя пойми.

Так случается, бывает –   

И с картиной, и с людьми».

 

* * *

 

С утра, пока не прибрано в дому,

По комнатам блуждаю –  тень живая.

Газеты на столе перебираю,

Кому они нужны сейчас, кому…

 

Сметаю сор, и кажется: вот-вот

Расставлю всё, что было, по порядку,

И прошлое, став правильным и гладким,

Меня укроет и убережёт.

 

Так пробегает час, за ним другой:

Опять – провал, опять не получилось…

И я посуду мою, чтоб лучилась,

И кофе пью из чашки голубой.   

 

* * *

 

Пузырились котлеты на огне.

Румянились с утра в духовке пышки.

И всё это готовилось при мне,

Уткнувшей взгляд в зачитанные книжки.

 

Пытаясь те шедевры воссоздать,

Кляну себя за неуклюжесть пальцев.

Но продолжают надо мной витать

Родные с детства образы скитальцев.

 

Они идут с дорожною сумой,

Создатели стихов и философий…

И у кастрюли с простенькой стряпнёй

Гляжу им вслед и пью остывший кофе.

 

* * *

 

Померещилась мне госпожа Бовари

В старом парке, в ажурной беседке

За аллеей, где тускло горят фонари

И туманом окутаны ветки.

 

Тот, кто рядом, не мил, он постыл и уныл.

Ты с ним связана узами долга.

Тот, кто мил, ненадолго к себе поманил,

А казалось, что это надолго.

 

На прохожего только на миг загляжусь,

Отмечая случайное сходство.

Жаль, что я никогда уже не заблужусь

В лабиринтах того сумасбродства.

 

Угасает полоска вечерней зари.

Отступает заветная тема.

Нам расстаться пора, госпожа Бовари.

Я люблю тебя, милая Эмма…

 

* * *

 

Время срастаться корнями и кронами,

Слушать ночами ветра гудение.

Листья, пожарами опалённые,

Кружатся в медленном вальсе смирения.

 

Из бунтовщицы я сделалась кроткою.

Помнишь, какой я была непреклонной?

А разговоры такие короткие,

Словно прощаемся мы на перроне.

 

* * *

 

У телефона-автомата

До нашей пелефонной эры

Прокручивался диск щербатый

В кабине грязновато-серой.

 

Жизнь, как натянутая леска,

Звенела удалью и риском.

Хотя мне отвечали резко,

Поскольку не считали близкой.

 

Я шла от парка до вокзала,

Минуя палых листьев груды,

И слишком ясно понимала,

Что так любить уже не буду.