Леонид Дербенёв

Леонид Дербенёв

Все стихи Леонида Дербенёва

Белая берёза

 

Берёза - белая подруга

Весенних зорь, прозрачных рек,

Скажи, скажи, какая вьюга

Тебе оставила свой снег?

 

Ветвями тянешься за мною,

На плечи руки мне кладёшь

И шелестящею листвою

Без слов, без музыки поёшь.

 

О чём поёшь, моя берёза,

Качаясь тихо как во сне?

И почему, не знаю, слёзы

Приходят светлые ко мне.

 

Бессонница

 

До края земли солнце краем дотронется, -

И окна малиновым вспыхнут огнём!

И выйдет терзать мою душу бессонница

Из чёрной пещеры, где пряталась днём.

 

   Душа скорбит и молится

   У бездны на краю

   И ждёт, когда бессонница

   Начнёт игру свою...

   Тоска за мною гонится -

   За прошлое плачу.

   Уйди, прошу, бессонница -

   Забыть его хочу!

 

И светлые помню я дни, и хорошие,

Но всё заслонит вдруг былая беда,

И ночь напролёт убегаю от прошлого,

И всё убежать не могу никуда.

 

Наступит рассвет, и душа успокоится,

И будет лазурный сиять небосвод,

Но в чёрной пещере волчица-бессонница

Меня вспоминает и вечера ждёт.

 

   Душа скорбит и молится

   У бездны на краю

   И ждёт, когда бессонница

   Начнёт игру свою...

   Тоска за мною гонится -

   За прошлое плачу.

   Уйди, прошу, бессонница -

   Забыть его хочу!

 

Большая медведица

 

Ночью звездной, ночью синей тихо встану у порога

В час, когда в созвездьях ярких небо светится.

Ни о чем пытать не буду ни Стрельца, ни Козерога,

Лишь один вопрос задам Большой Медведице:

 

Ты созвездие, конечно, и живешь своею жизнью:

Той, что люди до конца еще не поняли.

Но и все-таки скажи мне, но и все-таки ответь мне,

Почему всегда одна ты бродишь по небу?

 

Что поделать, я, конечно, рассуждаю по земному,

И за это ты, Медведица, меня прости,

Но сияла и смотрелась ты совсем бы по-другому,

Если б твой Большой Медведь сиял поблизости.

 

Чья здесь вина? Может, пойму,

Ты мне ответь:

Вечно одна ты почему?

Где твой Медведь?

 

Больше жизни

 

Ничего-то ты не знаешь про любовь мою,

Как грущу и ожидаю, как ночей не сплю.

Потому что больше жизни,

Потому что больше жизни я тебя люблю.

 

Вновь и вновь пройду я мимо, не заговорю,

Вновь печаль свою незримо я с тобой делю.

Потому что больше жизни,

Потому что больше жизни я тебя люблю.

 

Может ты и знать не хочешь про любовь мою.

Приходи хоть днём, хоть ночью двери отворю.

Потому что больше жизни,

Потому что больше жизни я тебя люблю.

 

Брось сигарету

 

Зачем ты куришь, девочка, зачем?

Дым ядовитый, словно змейка, тянется,

Любовь, поверь, не станет горячей,

А боль, хоть и притихнет, но останется!

Нет, никого не избавляет это

Ни от невзгод житейских, ни от гроз,

Брось сигарету, брось сигарету,

Брось сигарету, брось!

 

Зачем ты куришь, девочка, постой!

К чему с отравой жуткой хороводишься?

Стеной из дыма самою густой

От горя и беды не отгородишься.

Блуждая в мире нереальном где-то,

Живешь с душою собственною врозь,

Брось сигарету, брось сигарету,

Кому говорю, брось!

 

В душе еще мерцает лучик света,

Смотри, о нем жалеть бы не пришлось!

Брось сигарету, брось сигарету,

Очень прошу тебя, брось!

 

Весенняя история

 

День был солнечный, погожий -

Настоящий выходной,

Шёл по улице прохожий,

Шел он под руку с весной.

Кто-то может сомневаться,

Что мы видели весну,

Сомневаться, удивляться -

Дескать, ну да ну!

 

До чего ж весна красива,

Просто глаз не отвести!

Можно сразу стать счастливым,

Можно сразу загрустить.

В модных туфельках из замши,

Платье - цвет морской волны.

Нет, не зря ребята наши

Были сражены!

 

А весна тряхнула челкой

И запела озорно,

Стала та весна девчонкой,

Нам знакомою давно.

Мы себя в душе ругали:

Ситуация ясна!

Проглядели, проморгали

Мы тебя, весна!

 

Мы в тебя, весна, влюблены,

И признаться в этом должны.

Сердце не заставишь,

Сердце не обяжешь,

Сердцу не прикажешь!

 

Вот и расстались

 

Видно был тот день самым ярким днём.

И считали мы - нет конца ему,

И смеялись мы, позабыв о том,

Что на свете есть предел всему.

 

Трудно представить: всё вдруг исчезло без следа.

Вот и расстались, вот и расстались навсегда.

Вот и расстались, вот и расстались,

И возвратить всё назад не пытались.

 

Трудно представить: все вдруг исчезло без следа.

Вот и расстались, вот и расстались навсегда.

Вот и расстались, - горькая фраза.

Знаю, привыкнет к ней сердце не сразу.

 

Много дней подряд, очень долгих дней,

Я твержу себе, что пройдет гроза.

Улыбаюсь я, только всё сильней

На лице моём грустят глаза.

 

Трудно представить: все вдруг исчезло без следа.

Вот и расстались, вот и расстались навсегда.

Вот и расстались, вот и расстались,

И возвратить всё назад не пытались.

 

Трудно представить: всё вдруг исчезло без следа.

Вот и расстались, вот и расстались навсегда.

Вот и расстались, - горькая фраза.

Знаю, привыкнет к ней сердце не сразу.

 

Всё могут короли

 

Жил да был, жил да был, жил да был один король,

Правил он, как мог, страною и людьми.

Звался он Луи Второй, звался он Луи Второй,

Но впрочем песня не о нём, а о любви.

 

В те времена жила красавица одна -

У стен дворца она пасла гусей.

Но для Луи была милее всех она,

Решил Луи, что женится на ней.

 

   Всё могут короли,

   Всё могут короли,

   И судьбы всей земли

   Вершат они порой,

   Но что ни говори,

   Жениться по любви

   Не может ни один,

   Ни один король.

 

- Я женюсь, я женюсь, я женюсь, - Луи сказал,

Но сбежались тут соседи-короли.

Ой какой же был скандал, ой какой же был скандал,

Но впрочем песня не о нём, а о любви.

 

И под венец Луи пошёл совсем с другой, -

В родне у ней все были короли,

Но если б видел кто портрет принцессы той,

Не стал бы он завидовать Луи.

 

   Всё могут короли,

   Всё могут короли,

   И судьбы всей земли

   Вершат они порой,

   Но что ни говори,

   Жениться по любви

   Не может ни один,

   Ни один король.

 

Всё пройдёт

 

Вновь о том, что день уходит с земли,

В час вечерний спой мне.

Этот день, быть может, где-то вдали

Мы не однажды вспомним.

 

Вспомним, как прозрачный месяц плывёт

Над ночной прохладой.

Лишь о том, что всё пройдёт,

Вспоминать не надо.

 

   Всё пройдёт: и печаль и радость.

   Всё пройдёт, - так устроен свет.

   Всё пройдёт, только верить надо,

   Что любовь не проходит, нет.

 

Спой о том, как вдаль плывут корабли,

Не сдаваясь бурям.

Спой о том, что ради нашей любви

Весь этот мир придуман.

 

Спой о том, что биться не устает

Сердце с сердцем рядом.

Лишь о том, что всё пройдёт,

Вспоминать не надо.

 

   Всё пройдёт: и печаль и радость.

   Всё пройдёт, - так устроен свет.

   Всё пройдёт, только верить надо,

   Что любовь не проходит, нет.

 

Вновь о том, что день уходит с земли,

Ты негромко спой мне.

Этот день, быть может, где-то вдали

Мы не однажды вспомним.

 

Вспомним, как звезда всю ночь напролёт

Смотрит синим взглядом.

Лишь о том, что всё пройдёт,

Вспоминать не надо.

 

   Всё пройдёт: и печаль и радость.

   Всё пройдёт, - так устроен свет.

   Всё пройдёт, только верить надо,

   Что любовь не проходит, нет.

 

Городские цветы

 

В городах, где зимою не видно зари,

Где за крышами спрятана даль,

По весне, словно добрые духи земли,

Прорастают цветы сквозь асфальт.

 

От того ль, что загадка какая-то есть

На земле у любой красоты,

От того ль, что родился и вырос я здесь,

Я люблю городские цветы.

 

   Городские цветы, городские цветы,

   Вот опять я кричу вам сквозь рокот и дым:

   Городские цветы, городские цветы,

   Навсегда завладели вы сердцем моим!

 

В час, когда фонари в фиолетовой мгле

Цедят свет над ночной мостовой,

Снятся сны вам о влажной весенней земле,

О долинах, заросших травой.

 

Может быть, как никто, понимаю я вас,

Потому что, устав набегу,

Проклинал этот город я тысячу раз,

А покинуть вовек не смогу.

 

   Городские цветы, городские цветы,

   Вот опять я кричу вам сквозь грохот и дым:

   Городские цветы, городские цветы,

   Навсегда завладели вы сердцем моим!

 

Губит людей не пиво

 

В жизни давно я понял,

Кроется гибель где.

В пиве никто не тонет,

Тонут всегда в воде.

Реки, моря, проливы -  

Сколько от них вреда!

Губит людей не пиво,

Губит людей вода!

 

Скажем, в работе нашей

Друг незабвенный мой

Пиво всего однажды

Взял и развёл водой.

И, улыбнувшись криво,  

Крикнет он в день суда:

Губит людей не пиво,

Губит людей вода!

 

Если душевно ранен,

Если с тобой беда,

Ты ведь пойдёшь не в баню,

Ты ведь придёшь сюда.

Здесь ты вздохнёшь счастливо,

Крякнешь и скажешь: Да!

Губит людей не пиво,

Губит людей вода!

 

Днем и ночью

 

Гаснут в море отблески заката,

И одни лишь звёзды видят нас.

Правда, что когда-то, в древности когда-то

Люди жили дольше, чем сейчас?

Так в седой легенде говорится,

Но сегодня ночью голубой,

Чтобы насладиться, счастьем насладиться,

Вечности не хватит нам с тобой.

 

Странное ты все-таки созданье,

Но опять наступит миг такой,

Скажешь - до свиданья, милый, до свиданья

И к щеке притронешься рукой.

Завтра мы придём на это берег,

Звёздную посмотрим высоту,

И опять поверим, до утра поверим

В самую безумную мечту.

 

Ах, если б жить, можно было вечно жить,

Повторяя: «Я люблю» днём и ночью...

И дорожить, каждой встречей дорожить,

Каждым взглядом дорожить, днём и ночью...

 

Дни летят

 

И еще один день отгремел, как трамвай запоздалый,

И месяц опять висит в небе серьгой золотой.

Опять будут ночью мне сниться огни и вокзалы,

А я все надеюсь, что вдруг познакомлюсь с тобой.

Друзья - кто куда - разлетелись в далекие страны,

А я все за ветку держусь, словно лист в сентябре,

А я все живу в городишке с одним рестораном,

С одним рестораном и кошками в каждом дворе.

Мне кажется жизнь в этом городе дикой и странной,

Застывшее время не движется здесь никуда,

И дань до сих пор платим мы всемогущему хану,

И городом та же заезжая правит орда.

И живу я с надеждой, что мы познакомимся вскоре,

Столкнемся вдруг где-то у серых облупленных стен,

И этой неправдой пропахший и кошками город

Наутро покинем, и, может, забудем совсем.

 

Дни летят, словно клочья осеннего дыма.

Как давно надоел этот дым без огня!

Почему равнодушно проходишь ты мимо?

Почему ты не хочешь смотреть на меня?

Оглянись! Все непрочно и невозвратимо.

Оглянись на краю отгоревшего дня!

Вот опять равнодушно проходишь ты мимо

И опять ты не хочешь смотреть на меня...

 

Если б я был султан

 

Если б я был султан, я б имел трёх жён,

И тройной красотой был бы окружён.

Но с другой стороны при таких делах

Столько бед и забот, ах, спаси аллах!

 

   Не очень плохо иметь три жены,

   Но очень плохо с другой стороны!

 

Зульфия мой халат гладит у доски,

Шьёт Гюли, а Фатьма штопает носки.

Три жены красота, что ни говори.

Но с другой стороны - тёщи тоже три.

 

Если даст мне жена каждая по сто,

Итого триста грамм - это кое-что!

Но когда «на бровях» прихожу домой

Мне скандал предстоит с каждою женой!

 

Как быть нам, султанам, ясность тут нужна.

Сколько жён в самый раз? Три или одна?

На вопрос на такой есть ответ простой:

Если б я был султан - был бы холостой!

 

   Не очень плохо иметь три жены,

   Но очень плохо с другой стороны!

 

Если любишь

 

Наклонилось вдруг небо ниже,

И пошел стучать дождь по крыше,

Под моим окном лужи в пене,

Вдруг свиданье нам дождь отменит.

 

Если выйдешь ты мне навстречу,

Даже грянет гром - не замечу.

Если в дождь такой ждать ты будешь,

Значит, любишь ты, значит, любишь.

 

Вот опять к стеклу припадаю,

Любишь или нет - я гадаю.

От реклам в глазах свет багряный,

И блестит асфальт, как стеклянный.

 

Наклонилось вдруг небо ниже,

Ничего вокруг я не вижу,

В хмурых тучах все, как в тумане,

Но не будет туч между нами.

 

Есть только миг

 

Призрачно всё в этом мире бушующем.

Есть только миг, - за него и держись.

Есть только миг между прошлым и будущим, -

Именно он называется жизнь.

 

Вечный покой сердце вряд ли обрадует.

Вечный покой - для седых пирамид.

А для звезды, что сорвалась и падает,

Есть только миг - ослепительный миг.

 

Пусть этот мир вдаль летит сквозь столетия,

Но не всегда по дороге мне с ним.

Чем дорожу, чем рискую на свете я?  

Мигом одним, только мигом одним.

 

Счастье дано повстречать, да беду ещё.

Есть только миг - за него и держись.

Есть только миг между прошлым и будущим, -

Именно он называется жизнь.

 

Живи, страна!

 

Не было на свете ближе и милей,

Не было прекрасней Родины моей.

Вечная, святая, добрая страна,

Ты не знала, что придут такие времена.

 

  Была страна, необъятная моя Россия.

  Была страна, где встречала с мамой я рассвет.

  Была страна, где влюблялась я под небом синим.

  Была страна, а теперь мне говорят, что нет.

 

Так же входит утро в наши города,

И большое солнце светит нам всегда.

И людей всё так же улицы полны.

Что ж вы лжёте, будто нету у меня страны.

 

  Живёт страна, необъятная моя Россия.

  Живёт страна, где встречала с мамой я рассвет.

  Живёт страна, где влюблялась я под небом синим.

  Живёт страна, мне обратно говорят, что нет.

 

Нам того, что было, зачеркнуть нельзя,

Чтоб ни говорили новые князья.

Будет жить на свете вечная страна.

Что ни делай, никуда не денется она.

 

  Живи, страна - необъятная моя Россия!

  Живи, страна, где встречала с мамой я рассвет.

  Живи, страна, где влюблялась я под небом синим.

  Живи, страна, и не слушай тех, кто скажет: Нет!

 

Карточный домик

 

Hе знал я, что глаза весенние,

Когда в них пристально взглянут,

Внезапней, чем землетрясение,

Жизнь могут всю перевернуть.

Опять туманным и загадочным

Меня окинешь взглядом ты,

И рухнут, словно домик карточный,

Мои надежды и мечты.

 

Тебя вовеки не покину я,

Хоть объясняют мне друзья,

Что ты - как бедствие стихийное,

С которым справиться нельзя.

Клянусь тебе, что твердый буду я,

Hо, взглядом встретимся едва -

И снова, бедная и глупая,

Моя кружится голова.

 

За неделею неделя, никого не слушая,

Я надеюсь, всё надеюсь, так сказать, на лучшее.

Заберу лицо в ладони - и опять, как каторжный,

Строю домик карточный.

 

Костёр на снегу

 

В краю, где пурга свистит,

Где ветер и снег,

Вдруг может на полпути

Устать человек.

Начнёт отступать, начнёт

Ругать пургу.

Но друг разведёт

Костёр на снегу.

 

Кто ночь раздвигал плечом

У скал Ангары,

То знает - они почём

Какие - костры.

Притихнет пурга

И жизнь придёт в тайгу.

И друга спасёт

Костёр на снегу.

 

Сейчас за окном цветы

И в мире тепло.

Но если заметишь ты,

Что мне тяжело,

Что я отступить могу,

Упасть могу,

Ты мне разведи

Костёр на снегу.

 

Пускай не трещат дрова

В ладонях огня,

Скажи мне, что я права,

Что ты - за меня.

И будет назло беде

Плясать в кругу

Костёр на снегу,

Костёр на снегу.

 

Кто тебе сказал?

 

Хочешь, я в глаза, взгляну в твои глаза,

И слова припомню все, и снова повторю?

Кто тебе сказал? Ну кто тебе сказал!

Кто придумал, что тебя я не люблю?

 

Я каждый жест, каждый взгляд твой в душе берегу.

Твой голос в сердце моём звучит звеня.

Нет, никогда я тебя разлюбить не смогу.

И ты люби, и ты всегда люби меня.

 

Верить не хочу, и думать не хочу,

Что придёт разлука и не сбудутся мечты.

Ночью я кричу, от горя я кричу,

Если снится, что меня не любишь ты.

 

Если на беду, а если на беду,

Разлучит судьба нас не во сне, а наяву,

Землю обойду, всю землю обойду,

Океаны и моря переплыву.

 

И назло судьбе, разлучнице судьбе,

Вновь в глаза взгляну тебе и тихо повторю:

Кто тебе сказал? Ну кто тебе сказал!

Кто придумал, что тебя я не люблю?

 

Я каждый жест, каждый взгляд твой в душе берегу.

Твой голос в сердце моём звучит звеня.

Нет, никогда я тебя разлюбить не смогу.

И ты люби, и ты всегда люби меня.

 

Куда уходит детство

 

Куда уходит детство,

В какие города,

И где найти нам средство,

Чтоб вновь попасть туда?

 

Оно уйдёт неслышно,

Пока весь город спит,

И писем не напишет,

И вряд ли позвонит.

 

   И зимой и летом

   Небывалых ждать чудес

   Будет детство где-то,

   Но не здесь, но не здесь.

 

   И в сугробах белых,

   И по лужам у ручья

   Будет кто-то бегать,

   Но не я, но не я.

 

Куда уходит детство,

Куда ушло оно?

Наверно в край чудесный,

Где каждый день кино.

 

Где так же ночью синей

Струится лунный свет,

Но нам с тобой отныне

Туда дороги нет.

 

 

Куда уходит детство?

В недальние края,

К ребятам по соседству,

К таким же, как и я.

 

Оно ушло неслышно,

Пока весь город спит,

И писем не напишет,

И вряд ли позвонит.

 

   И зимой и летом

   Небывалых ждать чудес

   Будет детство где-то,

   Но не здесь, но не здесь.

 

   И в сугробах белых,

   И по лужам у ручья

   Будет кто-то бегать,

   Но не я, но не я.

 

Лучший город земли

 

(песня о Москве)

 

Ты никогда не бывал

В нашем городе светлом,

Над вечерней рекой

Не мечтал до зари?

С друзьями ты не бродил

По широким проспектам?

Значит, ты не видал

Лучший город земли.

 

Ты к нам в Москву приезжай

И пройди по Арбату,

Окунись на Тверском

В гул зеленых аллей,

Хотя бы раз посмотри,

Как танцуют девчата

На ладонях больших

Голубых площадей.

 

Слова ты вспомнишь моя,

Если только приедешь

И увидишь хоть раз

Лучший город земли.

Песня плывет,

Сердце поет.

Эти слова

О тебе, Москва!

 

Мамины сны

 

Под ночным небом черным

От разрывов земля дрожит,

И босая девчонка

По дороге бежит.

Это страшное небо

И багровый, как кровь, рассвет

Снились маме много лет.

 

Мне война эта снится

Много-много ночей подряд:

Полыхают границы,

Государства горят,

И бежит моя мама,

И не знает никто ответ:

Жить ей завтра или нет?

 

Не в стихах и не в сказках,

А на поле, где кровь и грязь,

Гибнут мальчики в касках,

Чтобы я родилась,

Чтоб девчонка босая

Из растерзанных этих дней

Стала мамою моей.

 

Стали мне сниться мамины сны,

В грозных зарницах небо войны.

Вижу, как гибнет в море огня

Мир, где нет еще меня.

Мамино детство, мамины сны,

Пламенем в сердце эхо войны.

Мог ведь погибнуть в море огня

Мир, где не было меня...

 

Маруся

 

Зелёною весной

Под старою сосной

С любимою Ванюша прощается.

Кольчугой он звенит,

И нежно говорит:

«Не плачь, не плачь, Маруся, красавица!»

 

Маруся от счастья слёзы льёт,

От грусти болит душа её.

Кап, кап, кап, - из ясных глаз Маруси

Капают слёзы на копьё.

Кап, кап, кап, - из ясных глаз Маруси

Капают горькие, капают - кап, кап -

Капают прямо на копьё.

 

Студёною зимой

Опять же под сосной

С любимою Ванюша встречается.

Кольчугой он звенит,

И нежно говорит:

«Вернулся я к тебе, раскрасавица!»

 

Маруся от счастья слёзы льёт,

От грусти болит душа её.

Кап, кап, кап, - из ясных глаз Маруси

Капают слёзы на копьё.

Кап, кап, кап, - из ясных глаз Маруси

Капают горькие, капают - кап, кап -

Капают прямо на копьё.

 

Мир не прост

 

Мир не прост, совсем не прост,

Нельзя в нем скрыться от бурь и от гроз,

Нельзя в нем скрыться от зимних вьюг,

И от разлук, от горьких разлук.

 

Но кроме бед, непрошеных бед,

Есть в мире звезды и солнечный свет,

Есть дом родной и тепло огня,

И у меня, есть ты у меня.

 

Мир не прост, совсем не прост,

Но не боюсь я ни бурь и ни гроз,

Не страшен холод, не страшен зной,

Если со мной, ты рядом со мной.

 

Ты не грусти, ты зря не грусти

Когда вдруг встанет беда на пути,

С бедой я справлюсь, любовь храня,

Ведь у меня, есть ты у меня.

 

Все, что в жизни есть у меня,

Все, в чем радость каждого дня,

Все, о чем тревоги и мечты

Это все, это все ты!

 

Все, что в жизни есть у меня,

Все, в чем радость каждого дня,

Все, что я зову своей судьбой

Связано, связано только с тобой.

 

Найди себе друга

 

Смотрит ли в окна рассвет голубой,

Плещет ли дождик по луже рябой.

Это не важно, не так это важно,

Важно, чтоб кто-то был рядом с тобой,

 

В добром, но сложном ты мире живешь,

И для тебя он не будет хорош.

Светлым не станет и добрым не станет,

Если ты друга себе не найдешь.

 

Лишь одиноким немил белый свет —

В этом и горя, и счастья секрет.

Мимо проходит удача - проходит,

И одному не догнать ее, нет.

 

Солнечным утром и в дождик, и в снег

Нужен хотя бы один человек,

Кто понимает, тебя понимает,

Тот, кто тебе не изменит вовек.

 

Осень

 

Лето, утратив прелести,

Краситься стало к осени.

Осень, старуха вздорная,

Листья с деревьев сбросила.

Дождик осенний льет с утра,

Лист на ветру качается.

Может, забыть тебя пора –

Что-то не получается.

 

Может, не все потеряно,

Может, не все утрачено?

Может быть, зря не верю я,

Может, напрасно плачу я?

Может, не стоит слезы лить,

Думать, что жизнь кончается,

Думать, что я – как этот лист,

Что на ветру качается.

 

Осень, прости меня, осень,

Ты не старуха злая,

Просто сейчас мне плохо очень.

Осень, ты – золотая.

Будут опять всю ночь светить

С неба мне звезд горошины

И под луною говорить

Снова слова хорошие.

 

Остров Невезения

 

Весь покрытый зеленью,

Абсолютно весь,

Остров Невезения

В океане есть.

Остров Невезения

В океане есть,

Весь покрытый зеленью,

Абсолютно весь.

 

Там живут несчастные

Люди - дикари,

На лицо ужасные,

Добрые внутри.

На лицо ужасные,

Добрые внутри,

Там живут несчастные

Люди - дикари.

 

Что б они ни делали,

Не идут дела.

Видно, в понедельник их

Мама родила.

Видно, в понедельник их

Мама родила:

Что б они ни делали,

Не идут дела!

 

Крокодил не ловится,

Не растёт кокос.

Плачут, богу молятся,

Не жалея слёз.

Плачут, богу молятся,

Не жалея слёз.

Крокодил не ловится,

Не растёт кокос!

 

Вроде не бездельники

И могли бы жить!

Им бы понедельники

Взять и отменить.

Им бы понедельники

Взять и отменить -

Вроде не бездельники

И могли бы жить.

 

Но, как назло, на острове

Нет календаря!

Ребятня и взрослые

Пропадают зря.

Ребятня и взрослые

Пропадают зря:

На проклятом острове

Нет календаря!

 

По такому случаю

С ночи до зари

Плачут невезучие

Люди - дикари.

И рыдают, бедные,

И клянут беду

В день какой неведомо

В никаком году.

 

Первый поцелуй

 

Было небо выше, были звёзды ярче,

И прозрачный месяц плыл в туманной мгле

Там, где прикоснулись девочка и мальчик

К самой светлой тайне на земле!

 

Ах, каким же светом был тот миг заполнен!

Пусть туда дороги все перемело.

Белый цвет черёмух мне опять напомнил

Губ твоих весеннее тепло!

 

Был рассвет над миром светел и заманчив.

Пусть с тех пор немало пролетело лет!

Из весны далёкой девочка и мальчик

Нам с тобой печально смотрят вслед.

 

Песенка про медведей

 

Где-то на белом свете,

Там, где всегда мороз,

Трутся зимой медведи

О земную ось.

Мимо плывут столетья,

Спят подо льдом моря,

Трутся об ось медведи -

Вертится земля.

 

Крутят они стараясь,

Вертят земную ось,

Чтобы влюблённым раньше

Встретиться пришлось.

Чтобы однажды утром,

Раньше на год иль два,

Кто-то сказал кому-то

Главные слова.

 

Вслед за весенним ливнем

Раньше придёт рассвет,

И для двоих счастливых

Много-много лет

Будут сверкать зарницы,

Будут ручьи звенеть,

Будет туман клубиться

Белый, как медведь.

 

Песня о себе

 

Говорят мне порой друзья,

Что в рубашке родился я.

И поэтому так легко

Популярным поэтом стал я.

И напрасно им объяснять

Как не просто известным стать,

Как по свету за годом год

Эти строчки для вас искал я.

 

Вёрсты трудных моих дорог,

Годы горьких моих тревог

И бессонных ночей тоску

Кто опишет и кто оценит?

Сколько вынести и стерпеть

Мне пришлось, чтобы строчкам - петь,

Сколько бился я, чтоб сейчас

Их услышать с огромной сцены.

 

Пели вьюги и шли дожди,

И себе говорил я - жди,

Было лихо мне, но судьбу

Пощадить меня не просил я.

Я не зря говорил - держись,

И меня научила жизнь

В строчках жить, и за это ей

Я теперь говорю спасибо.

 

И не верьте вам скажут если,

Что к успеху легка дорога,

Много разных на свете песен,

Но хороших не так уж много.

 

Песня про зайцев

 

В тёмно-синем лесу, где трепещут осины,

Где с дубов-колдунов опадает листва,

На поляне траву зайцы в полночь косили

И при этом напевали странные слова:

 

«А нам всё равно, а нам всё равно,

Пусть боимся мы волка и сову.

Дело есть у нас - в самый жуткий час

Мы волшебную косим трын-траву».

 

А дубы-колдуны что-то шепчут в тумане,

Из поганых болот чьи-то тени встают...

Косят зайцы траву, трын-траву на поляне

И от страха всё быстрее песенку поют:

 

«А нам всё равно, а нам всё равно,

Твердо верим мы в древнюю молву:

Храбрым станет тот, кто три раза в год

В самый жуткий час косит трын-траву.

 

А нам всё равно, а нам всё равно,

Станем мы храбрей и отважней льва.

Устоим хоть раз в самый жуткий час -

Все напасти нам станут трын-трава».

 

Поезда

 

Ночь по травам сонным бродит осторожно,

Спит в реке широкой спокойная вода.

Вот опять над лесом, сердце мне тревожа,

Как большие птицы, кличут поезда.

Им на долю выпал летний зной и вьюги,

Желтый свет вокзалов, горький дым дорог.

Им судьба такая – быть всегда в разлуке,

Лишь в пути встречаясь на короткий срок.

В небе полуночном звезды густо-густо,

Мчат составы скорые, жалуясь судьбе,

И под эти крики мне совсем не грустно

На пустой платформе думать о тебе.

 

Этой ночью поезд мне опять приснится

И лицо родное – встреча навсегда.

И пускай тревожно, как большие птицы,

За далеким лесом кличут поезда...

 

Помоги мне

 

Слова любви вы говорили мне в городе каменном,

А фонари с глазами жёлтыми нас вели сквозь туман.

Любить я раньше не умела так огненно, пламенно.

В душе моей неосторожно вы разбудили вулкан.

 

   Помоги мне,

   Помоги мне!

   В желтоглазую ночь позови!

   Видишь: гибнет,

   Сердце гибнет

   В огнедышащей лаве любви.

 

Нам попугай грозил загадочно пальмовой веточкой,

А город пил коктейли пряные, пил и ждал новостей.

Вы называли меня умницей, милою девочкой,

Но не могли понять, что шутите вы с вулканом страстей.

 

   Помоги мне,

   Помоги мне...

 

Ямайским ромом пахнут сумерки, синие, длинные,

А город каменный по-прежнему пьёт и ждёт новостей.

Закат опять окрасил улицу красками дивными,

Но грозовые тучи кружатся над вулканом страстей.

 

   Помоги мне,

   Помоги мне...

 

Прости, Земля

 

Смотри, вот опять в небесах

Плывет черный дым над тайгой.

День и ночь под рев машин

Землю так свою крушим,

Словно мы на планете чужой.

 

Скалу поднял взрыв на дыбы,

Ушла вдруг вода из ручья.

Мать-Земля, за часом час,

На руках качая нас,

Разве знать ты могла, где беда твоя.

 

Ищи хоть две тысячи лет,

Лети к самой дальней звезде-

И в немыслимой дали

Мы другой такой земли

Не найдем никогда и нигде.

 

Земля - то в траве, то в снегу,

Земля, где в полнеба заря,

Каждый день и час любой

Мы в долгу перед тобой,

Неразумных детей ты прости, Земля.

 

Прости, Земля, мы ведь еще растем,

Своих детей прости за все, за все.

Поверь Земля, люди найдут пути

Спасти тебя, себя спасти.

 

Русская душа

 

Над рекой месяц вышел.

На сады поля и крыши

Льётся синь из звездного ковша.

Бродит песня в травах росных,

В этот час понять так просто,

Что такое русская душа.

 

Величава, словно Волга.

И порой решает долго,

Но, решив однажды, не спеша -

Ни молчать, ни лгать не станет,

Не разлюбит, не обманет,

Вот, что значит русская душа.

 

Пусть прошли века над Русью,

Древних рек меняя русла

И хребты гранитные круша.

Но великою и гордой,

Необъятною и доброй

Остаётся русская душа.

 

Любить умеет она,

Дружить умеет она.

Обид не помня,

Придёт на помощь она.

За Русь, за землю и кров

На смерть пойдёт и в огонь.

На белом свете другой

Не знаю души такой.

 

Рыжий конь

 

 

Прямой автострады скоростная тугая полоска,

И я по бетонной гудящей струне

Лечу на гремящей железной повозке,

Где прадед мой ездил на рыжем коне.

 

   Спешу куда-то день-деньской,

   И всё равно я день-деньской,

   В сто мест важнейших день-деньской

   Опаздываю разом.

 

   А по ночам мне снится конь,

   Ко мне приходит рыжий конь,

   В лицо мне дышит рыжий конь,

   Косит лиловым глазом.

 

От прадеда пахло ромашкой и мятой,

Я пахну бензином и синим огнем.

Сто дюжих коней под капот я запрятал,

А прадед везде успевал на одном.

 

Вы только меня не считайте безумцем.

Ни век тот назад не вернётся, ни конь.

Я вам предлагаю всего лишь разуться,

По лугу, как прадед, пройтись босиком.

 

   Лечу куда-то день-деньской,

   И все равно я день-деньской,

   В сто мест важнейших день-деньской

   Опаздываю разом.

 

   А по ночам мне снится конь,

   Ко мне приходит рыжий конь,

   В лицо мне дышит рыжий конь,

   Косит лиловым глазом.

 

Снится мне деревня

 

Не такой уж звонкий

Мне достался голос,

Но хотелось очень

Мир мне посмотреть.

И однажды утром

В суматошный город

Я уехал, чтобы песни

Городские петь.

 

Сам себя считаю

Городским теперь я,

Здесь моя работа,

Здесь мои друзья.

Но все так же ночью

Снится мне деревня,

Отпустить меня не хочет

Родина моя.

 

Там горячим хлебом

Пахнет в доме нашем

И бежит куда-то

Под горой река.

И дорогу гуси

Переходят важно,

И в овраге шмель мохнатый

Пьет росу с цветка.

 

Там стеной зеленой

Бор стоит в июле,

А зимой равнина

Вся белым бела.

Городские песни

Целый день пою я,

А душа - ждет не дождется,

Чтобы ночь пришла.

 

Спит океан

 

Заползает туманчик серенький

В опустевшее авеню.

Я звоню тебе из Америки,

Я в Россию опять звоню.

Там сейчас над пустой окраиной

Невеселый встает рассвет.

Что там держит тебя – не знаю я.

Этой тайне разгадки нет.

 

Заставляет опять бессоница

Небоскребов считать столбы.

Я взгрустну у окна, и вспомнятся

Перекрестки моей судьбы.

До чего ж оказался сложным ты,

Мой единственный человек!

Жить, как все здесь живут, не сможешь ты,

Я - туда не вернусь вовек.

 

Заползает туманчик серенький

В опустевшее авеню.

Я звоню тебе из Америки,

Я в Россию опять звоню.

Тихий голос сейчас ответит мне,

Лучик тоненький задрожит

Над пустыми, как жизнь, столетьями,

Над бедою большой, как жизнь.

 

Спит океан, укрывшись мглой сиреневой,

Зажатый между двух материков.

У нас с тобою разница во времени

Не день, не год, а несколько веков.

 

Это - Москва

 

Ты - моя судьба, ты - моя любовь,

С детских лет ты сердцу дорог.

Все, чем я живу, связано с тобой,

С именем твоим, мой город.

 

Прямые проспекты и башни старинные,

Это - Москва.

Громады высотных домов и Неглиная,

Это - Москва.

И звезды салюта над площадью Красною,

Это - Москва.

И все мы похожие чем-то, и разные

Это - Москва.

 

Я еще найду лучшие слова

Для тебя, моя столица.

Мне в любом краю радостно, Москва,

Знать, что я твоя частица.

 

Этот мир

 

За то, что только раз в году бывает май,

За блеклую зарю ненастного дня,

Кого угодно ты на свете обвиняй,

Но только не меня, прошу, не меня.

 

   Этот мир придуман не нами,

   Этот мир придуман не мной.

   Этот мир придуман не нами,

   Этот мир придуман не мной.

 

Придумано не мной, что мчится день за днём,

То радость, то печаль кому-то неся.

А мир устроен так, что всё возможно в нём,

Но после ничего исправить нельзя.

 

Один лишь способ есть нам справиться с судьбой,

Один есть только путь в мелькании дней:

Пусть тучи разогнать нам трудно над землёй,

Но можем мы любить друг друга сильней.

 

   Этот мир придуман не нами,

   Этот мир придуман не мной.

   Этот мир придуман не нами,

   Этот мир придуман не мной.

 

Я вернусь

 

Я хотел бы жить лет пятьсот или целую тысячу –

Ну а вдруг для того и придуманы нити дождей?

И однажды за них ухвачусь я руками, и выскочу

Из того, что зовется презренною плотью моей.

Между явью и сном, на тропе, уводящей в бессмертие,

Где уставшее сердце становится вновь молодым,

С этим миром прощусь и беззвучно пойду сквозь столетия,

Став бесплотным, как призрак, свободным, как ветер и дым.

Не по силам пусть мне будут муки и подвиги ратные,

Пусть о том, что вернулся, потом пожалею не раз –

Все равно я вернусь, даже если пути нет обратного –

В этот мир, в этот век, в эту землю, где я родился.

Не расстанусь с Отчизной моей, невезучей и светлою.

Пусть вернуться назад запрещает вселенский закон –

Над сибирской тайгой промелькну бесшабашной кометою,

Над ручьем по весне боязливым взойду тростинком.

 

В гулкий грот уходит тропка узкая,

Звуки сабель и крики воронья.

Предки мои, предки, люди русские,

Что могу для завтра сделать я?

Если вы на мой вопрос ответите –

Как спасти потерянную Русь? –

В тот же миг сойду с тропы бессмертия

И в свое столетие вернусь!