Вячеслав Иванов

Вячеслав Иванов

Все стихи Вячеслава Иванова

  • Велосипед
  • Дорога – пыль. Дорога – снег
  • Как живу? Да обычно весьма
  • Красивая. С иголочки одета
  • Люди спросят у порога
  • Моя бабушка верит в Бога
  • Мы с ней не говорили о вещах
  • Не выбросить печаль из головы
  • Нежностью первого снега
  • Он не то, что одет не по моде
  • Просить остаться уходящего
  • Я когда-нибудь умру

Велосипед

 

Мне снился мой велосипед –

Складной видавший виды Аист.

Как будто я на нем катаюсь.

Как будто мне двенадцать лет.

 

Дороги пыльной полоса

Мне тоже снилась ночью этой.

Как будто день. Как будто лето.

Как будто я открыл глаза.

 

А на багажнике моем,

Поджав колени, ехал Боря.

Как будто он еще не болен

И покидать способен дом.

 

Всю ночь мы с ним с горы неслись

И непрерывно хохотали.

А я крутил, крутил педали,

Опередить пытаясь жизнь.

 

2017

 

* * *

 

Дорога – пыль. Дорога – снег.

Цветы на ней найдешь едва ли.

Я прочь уехал от печали.

В вагоне – пьют. В вагоне – смех.

 

Постель прописана в билет.

В окне – дома. В окне – посадки.

Во мне – туманные догадки,

Что счастья не было, и нет.

 

А проводница гасит свет.

Она – здесь власть. Она – здесь сила.

Она вчера меня спросила:

«А ты случайно не поэт?»

 

Я открестился: «В наш-то век

Какие могут быть поэты?»

Все на Земле уже воспето.

Дорога – пыль. Дорога – снег.

 

2017

 

 

* * *

 

Как живу? Да обычно весьма,

Как положено жить человеку.

За окошком – скорей бы весна –

Листья медленно падают в реку.

 

И такая ж осенняя грусть

На картине твоей без названья.

Раньше думал, от горя сопьюсь,

Но недуг победило сознанье.

 

Пью – не смейся – настои из трав

И хожу до обеда в халате.

А сегодня, тебя разгадав,

В безвозвратное прошлое глядя,

 

Стёр с холста безымянного слой,

А под этой картиной другая.

Там в подснежниках поле весной,

А не птиц улетающих стая.

 

2016

 

* * *

 

Красивая. С иголочки одета.

И шлейф парфюма в несколько шагов.

Ей надо бы на подиуме где-то

Сводить с ума богатых стариков.

 

А здесь она как будто не отсюда

На фоне этих грязно-серых стен,

Где сырость, обреченность и простуда,

И никому не светит перемен.

 

О, девушка! Зачем же Вы возникли

Случайным подтверждением того,

Что бренно всё, к чему мы так привыкли,

Что где-то есть на свете волшебство?

 

2016

 


Поэтическая викторина

* * *

 

Люди спросят у порога:

– Что за пазухой твоей?

– Прячу внутреннего Бога

От соборов и церквей.

 

Он не любит позолоту

На крестах и образах.

И в душе моей свободу

Поселяет, а не страх.

 

– Где ж ты взял его?

– Не важно,

Если вера глубока.

Я нашел его однажды

На снегу у кабака.

 

Был февраль, и он дрожал весь,

В ледяную глядя тьму.

И казалось мне, что жалость

Проявляю я к нему,

 

Но когда его я поднял,

Озарилось все вокруг!

За мгновение я понял:

Он мне самый близкий друг!

 

– Веришь в Бога?

– Верю слепо!

И с того не важно дня:

Я несу его по свету,

Или он ведет меня.

 

2014

 

* * *

 

Моя бабушка верит в Бога.

Перекрестит меня всегда,

Если мне далеко в дорогу,

Чтоб со мной не стряслась беда.

 

У нее на столе икона,

На иконе той – Божья мать.

Свет струится в проем оконный

На застеленную кровать,

 

И стоит за буфетной дверцей

Книга с правдой такой простой.

Моя бабушка верит сердцу,

Хоть и пьет от него настой.

 

Говорит: «Потерпи немного».

И сует мне Завет – прочти!

Моя бабушка верит в Бога,

И я тоже уже почти.

 

2017

 

* * *

 

Мы с ней не говорили о вещах,

Что куплены не нами или нами

В Италии, Китае и Вьетнаме,

А, может, на каких-то островах,

 

О ценах на билеты и на газ,

Об уровне зарплат в районной школе,

О клубах, сигаретах, алкоголе.

Все это миновало, к счастью, нас.

 

Мы с нею говорили о душе,

О ценностях Серебряного века,

О Бродском и о смысле человека,

О пагубности штампов и клише,

 

О музыке Миньони и Кюи,

О странностях в картинах Сальвадора

И живописи классиков, в которой

Так много нерастраченной любви,

 

О сущности религии, о снах,

О хрупкости и целостности мира.

Она не говорила о вещах,

Но выскочила замуж за банкира.

 

2015

 

* * *

 

Не выбросить печаль из головы,

Когда такая осень на пороге.

Приехали поэты из Москвы.

Читали выразительные строки.

 

И по обыкновению трезвы

Их мысли были в этом пьяном мире.

Приехали поэты из Москвы.

Мы с ними затусили на квартире.

 

Мы говорим, мы так снимаем швы

С души, порой изрезанной до крови.

Приехали поэты из Москвы.

Они сегодня главные герои.

 

У каждого из них внутри дыра.

Откуда же на всё берутся силы?

Я спать иду, а им уже пора

В дальнейший путь по матушке-России.

 

2017

 

* * *

 

Нежностью первого снега

Я покорён.

Ни одного человека

Под фонарем.

 

Только потоки снежинок

В светлом пятне.

Сколько исправить ошибок

Хочется мне.

 

Если бы ты понимала,

Если… Хотя

Утром какой-нибудь малый,

Здесь проходя,

 

Грязной кирзою натопчет.

Варвар! Ты знал,

Сколько мне стоила ночи

Той белизна?

 

2013

 

 

* * *

 

Он не то, что одет не по моде,

Он о ней и не слышал, зато

Леонид регулярно приходит

К нам на каждое наше лито.

 

Он не пишет стихи или прозу.

Он седой, как декабрьский лес.

Леонид задает нам вопросы,

Провожает домой поэтесс.

 

Он несет и свое, и чужое

И порой раздражает, да так,

Что однажды Антоненков Жора

Леониду сказал: «Вы – дурак!»

 

И Марина Сергеева тоже

Леониду возьми да скажи:

«Вы немного на черта похожи!

Не нужны на лито нам бомжи!

 

Вы ни в рифмах, ни в ритмах не дока!

Не влезайте-ка в наши дела!»

В общем, как-то довольно жестоко

Леонида она прогнала.

 

Он ни разу с тех пор не являлся.

Да о нем и не вспомнил никто,

А весною нашли водолазы

Леонидово в речке пальто.

 

Молчалив был Антоненков Жора,

А Марина пустила слезу.

В общем, выдался вечер тяжелым.

Расходились в десятом часу.

 

И покуда поэты из вида

Во дворах исчезали глухих,

Мне почудилась тень Леонида,

Бормотавшая наши стихи.

 

2018

 

* * *

 

Просить остаться уходящего

Еще зазорнее, чем паперть.

У нас есть только настоящее:

Вот этот стол и эта скатерть,

 

И занавеска, что качается

От ветерка, и запах лета.

И я сейчас могу отчаяться,

Но завтра станет прошлым это.

 

Оно поблекнет и осунется,

Как человек с тяжелой ношей.

Вот, ты уже идешь на улицу.

И я уже почти что брошен.

 

Но с точки зрения грядущего,

В масштабе всей моей планеты

Ничтожно всё. Но ты, идущая

К такси, не ведаешь об этом.

 

2017

 

* * *

 

Я когда-нибудь умру.

Повезет – умру без боли.

И травинкой буду в поле

Колыхаться на ветру.

 

Этим полем ты пройдешь,

Но травинку не отыщешь.

Там других травинок тыщи.

Буду я на них похож.

 

Влагой утренней роса

На травинке будет каждой!

А с моей стечет однажды

В землю горькая слеза.

 

2015