В выпуске № 14 (434) от 11 мая 2018 г.

...

:

Бронислава Волкова – чешско-американская поэтесса, переводчица, прозаик, член чешского и американского ПЕН-клубов. Пишет на двух языках. Поводом для сегодняшней публикации послужила книга «Шёпот Вселенной», выпущенная не столь давно издательством «У Никитских ворот».

Из первых рук Читать
...

Бронислава Волкова

Чеканщик шагов

Чеканщик шагов
 
Time –
the foolish chaser of our steps towards the light
the cruel patron of the abandoned heart
the graceful consoler of the living and the lost
the blinding blanket of eternity
 
The painful spot of forgetting
theeager guard of sleepless nights
the butterfly of happy news and down
the little crevice correcting ancient wrongs
 
Время –
глупый чеканщик наших шагов к свету
жестокий покровитель  покинутых сердец
благодатный утешитель живущих и потерянных
ослепительный покров вечности
 
Болевое пятно забытья
жадный хранитель бессонных ночей
бабочка добрых вестей и зари
маленькая трещина, поглощающая давние обиды…
 
* * *
 
Wisdom
 
Doing it for me?
Doing it for you ?
Happiness comes when the two
areone.
 
Мудрость
 
Делаешь это для меня?
Делаешь это для себя?
Счастье приходит, когда двое –
Становятся как одно.
 
* * *
 
Seethisdove?
This gentle bird?
The little love
which always finds a home?
 
Видишь этого голубя?
Эту нежную птицу?
Эту маленькую любовь,
которая всегда находит свой дом?
 
* * *
 
Dolls are sweet imitations of people
usually woman.

Золотое сечение Читать
...

Юрий Лифшиц

«Сидя в тени» Иосифа Бродского

В 1931 году Борис Пастернак написал:
 

В родстве со всем, что есть, уверясь
И знаясь с будущим в быту,
Нельзя не впасть к концу, как в ересь,
В неслыханную простоту.
 
Видимо, это было верно по отношению к нему, начинавшему свою творческую одиссею с «неслыханной» сложности. В таком случае Иосиф Бродский проделал обратную эволюцию. Если на старте созидательной илиады его можно было в той или иной степени считать еретиком в поэзии, то в зрелые годы он стал ортодоксом сложности – в полном соответствии с финальной строфой, следующей за процитированной, из того же стихотворения Пастернака:
 

Но мы пощажены не будем,
Когда её не утаим.
Она всего нужнее людям,
Но сложное понятней им.
 
Будучи человеком (читающим стихи), смею утверждать: сложное мне малопонятно, очень сложное – непонятно совсем, сверхсложности Бродского непонятны порой до степени полного отторжения, до нежелания вникать.

Новый Монтень Читать
...

Борис Пастернак

Чтобы расти ему в ответ

Избранные переводы
 
Пастернак как переводчик едва ли не столь же знаменит, как поэт. Даже то, что «Гамлет» в его переводе – это, скорее, «Гамлет» Пастернака, чем Шекспира, не умаляет его значения: будь созданный в 18 веке «Гамлет» Сумарокова переводом, а не собственным творением Сумарокова, он был бы давно забыт, а так – живёт у читателей на полке (не пылится!) третье столетие. Думается, та же судьба ждёт и переводы Пастернака, даже «И в сердце растрава» Верлена, где перед нами вообще стихотворение в иронической тональности, почти пародия на оригинал. Переводчики, пытающиеся чему-то научиться у Пастернака, обречены, внешнее воспроизведение его приёмов без его интуиции мертво… Пастернак доказывал сформулированное им правило, что «перевод должен производить впечатление жизни, а не словесности».

Вольтеровское кресло Читать