В выпуске № 6 (390) от 21 февраля 2017 г.

...

«45»:

Отзыв «избранного читателя» Я самонадеянно отношу себя к читателям избранным, обладающим как раз тем даром, который называется литературным вкусом и, которого не хватает не только некоторым «всеядным», и без того немногочисленным читателям, но, зачастую, и авторам. Порой и весьма известным…Уже первая публикация выгодно выделила автора «Провинциалов» как раз отсутствием, если можно так выразиться, провинциального акцента. Не стану расшифровывать обозначенный таким образом комплекс. Им, как мне представляется, «больны» некоторые «раскрученные» в смутные времена… Из первых рук Читать
...

София Никитина

Июльский дождь

Два петля
 
Моя замечательная бабушка больше всего на свете боялась того, что я стану портнихой. Бабушка, надо сказать, боялась многого: боялась, что я буду косоглазая, потому что я умела видеть даже то, что происходит у меня за спиной, − особенность моего любопытства творила чудеса.
Боялась, что меня просквозит, что я сломаю ногу, бегая на десятках в лапте, что меня похитят разбойники. Хотя, я думаю, что они бы меня сразу же вернули и доплатили бы ещё, как у О. Генри.
Но от перспективы портняжного моего будущего её просто кидало в дрожь! А кругом, как назло, жили одни портнихи! Наша соседка, тётя Маша, − портниха. Наверху, над нами, − мама моей лучшей подружки Томуси − портниха.
И целыми днями стрекотание швейной машинки, шуршание кальки, крой материи, примерки, полулегальные клиенты, тяжеленный маленький чугунный портняжный утюг.

Новый Монтень Читать
...

Алекс Романовский

Книга противопоставлений

В пространстве между альфой и омегой,
наполненном солнцем и болотными водами.
С.Э.В./G-21
 
Серьёзно, но не буквально.
Питер Тиль Уленшпигель
 
Дождь, озарённый фразой назывной,
Мы миром нарекли, как колбу оспа,
Как остров созван берегом, как остро
Влюбляются, склоняясь над больной –
 
Двойное дно, где после ветра зной,
И свет двойной. Но я не рядом – возле:
Как кровью – льва, вступающего в возраст,
Гортанный свод ошпарен белизной.
 
«Бери», – рябит и дразнит кисть рябины,
Что узел цел, который век рубили.
Приеду – и с кольца ключи сниму:
 
Со мной на той последней-первой миле
Не мир, не меч и не мечта о мире,
Но время червоточиной в снегу.
 
1.
 
Дождь, озарённый фразой назывной,
Впитался в воздух: время акварели.
Седы колонны; выцвели колени,
И вместо всех печалей над волной
 
Горит тунгусской глыбой ледяной
Зажжённое, встревоженно-оленье
Магнитно-мезосферное пыленье;
И сны везёт фургончик расписной.

Четвёртое измерение Читать
...

Илья Семененко-Басин

Dies

i
 
стена бела
занавес красный
дерево стола темно
благочестивые ясные границы
 
не изучение житья
участие – когда светит
светит на колоннаду
видимою становится шпалера, невесомая
чистые цвета на камне
 
а за горами займётся сияние
и на привязи – звёзды
 
ii
 
дымясь и трескаясь, отделяется
щели даёт
личина 
в моём первом городе, полном молодых лиц 
трескается, разваливаясь на куски
горячий пар и
прохлада свежего воздуха
 
iii
 
кошкин дом, беспорядок и безопасность
на камнях развалившийся одичалый пейзаж
а мог бы и на столе завязаться письменном
в прихожей
в шкафу с крупою и сахаром
 
ежели здесь старик
в грязном тряпье, бронзовая голова
подаст второму стаканчик кофе
всклокоченному, с профилем чеканным
чем ему ответит второй?
неподвижный – протяжливым взглядом
 
iv
 
вкушающий старость с печалью
и вскипающий силой
нет на твоей улице ни одного
человека…

Четвёртое измерение Читать