В выпуске № 26 (374) от 11 сентября 2016 г.

...

:

...существуют образы, символизм которых уходит корнями в древние сказания. Мимо них, как правило, не проходит ни один поэт. Кто не писал о дожде? Кто не живописал ночь или море? Интересно проследить, как преломляются известные каждому образы в творчестве разных поэтов и художников. Не претендуя на всеохватность, остановимся на творчестве наших современников и поэтов XX века.

Из первых рук Читать
...

Евгений Золотаревский

Златокудрый инок и другие сказки

Премудрый царь
 
Жил на свете один очень мудрый Царь. И вера в Бога была у него большая. Но слишком уж он состарился.И было у него три сына-близнеца.
Стал он размышлять, кому из них царство свое передать. Решил он испытать их. И все его повеления они выполнили с честью. Пошлют их на войну – все сражаются смело и непременно врагов победят. Загадают им загадки – они их все отгадают. И надумал он тогда женить их.
– Трудно мне, – размышляет Царь, – узнать, кто из моих сынов достойнее, чтобы царством управлять. Посмотрю-ка я, какую жену себе кто из них выберет. Ведь, как говорится в народе, какова жена, таков и муж. По его жене я и узнаю достойного.
Так он и поступил. А когда три свадьбы разом сыграли, стал Царь своих невесток испытывать. И сделал он вот что. Подобрал где-то на пыльной дороге обыкновенного нищего
калеку, да к тому же ещё и немого.

Новый Монтень Читать
...

Александр Карпенко

Философ-пейзажист

«45»: Вадиму Прокопьевичу Крейду 10 сентября 2016 года исполнилось 80 лет. Наши самые добрые и светлые пожелания юбиляру. Пусть среди подарков не затеряется и вот это эссе…
 
Вадим Крейд – тонкий лирик, неутомимый исследователь первой волны русской эмиграции, автор выдающейся монографии о творчестве Георгия Иванова, составитель редких антологий. Поздний сын Серебряного века русской поэзии, Вадим Крейд впитал в себя его эстетику и гармонию.
 

* * *
 
Помнишь – как только в молочной тиши
угли зари догорают,
сердце в своей оловянной глуши
в горькой любви замирает.
Стань безучастен – но трепет в груди,
точно весов коромысло,
чуткое...
Или равны впереди
смысл и бессмыслица смысла?
Пеплом подёрнется алый закат,
ночь нахлобучит вдогонку
шубу на крыши заснеженных хат,
лунную грусть на бетонку.

Новый Монтень Читать
...

Игорь Михалевич-Каплан

Музыка в Нью-Йорке

Музыка рождалась в лёгких города
и дышала кислородом звуков улиц:
проносились мимо голоса прохожих,
шаркали автобусы на перекрёстках,
баритоном горло полоскал фонтан.
 
На высотном доме в нотном баре
было свито музыкальное гнездо.
Там, под крышей, разыгралась драма
вентилятора на потолке стеклянном.
Вертолётными вибрируя винтами,
он хотел закинуть в небо с фонарями
светомузык лётных бешеную стаю.
 
Движения колеблющихся звуков
по белым стенам каплями стекали
на музыкальный ключ экрана,
где дирижировал маэстро.
Седые инструменты ожидали
мелодию на оркестровой сцене,
ловили взглядом руки дирижера,
в полёте чувства соло исполняли.
 
Странно выглядел музыкант –
будто лунатик на смычковом канате,
обходил стулья и столики,
выпрашивая повышенное внимание,
как салат или бутылку пива
на жертвенное заклание.

Четвёртое измерение Читать
...

Ольга Пахомова-Скрипалёва

Родного языка блаженство

Судьба поэта, псалмопевца, художника, сказочника Евгения Ростиславовича Золотаревского (Иоанна Рутенина – так он подписывал свои сказки) – сложилась трагически и светло. Поистине, нас разобщает жизнь, нас примиряет смерть. Умеем ли мы смотреть на человека, наделённого талантом с традиционно сопутствующими ему изломами биографии, через призму вечности, иными словами, умеем ли мы прощать и любить? Талант скорбен и жертвен, он честен в своём поиске истины, поскольку это путь, предначертанный Богом каждому из нас. Чем оправдываемся мы? Только доверием этому пути и той мерой, в какой мы можем понести свой дар (портного, хирурга, священника, учителя, литератора), как крест, отдавая себя без остатка и свидетельствуя о едином и сущем.
Творчество Золотаревского и его жизнь требует трактовки именно в этом контексте, в отношении той страны, в которой он жил и умер, – в России.

Новый Монтень Читать