В выпуске № 3 (351) от 21 января 2016 г.

...

:

Обаяние науки было создано прежде всего «поэтами» – людьми, умеющими изобразить науку чем-то прекрасным и возвышенным. А потому и возрождение уважения к ней может прийти лишь через возрождение антипрагматической культуры, – задача на десятилетия, при том маловероятном условии, что этим займётся какая-то серьёзная общественная сила.

Из первых рук Читать
...

Сергей Скорый

Секретный фарватер – таверна «Коктебель»…

Штрихи к портрету Льва Болдова*
 
Когда уходит из жизни известный человек, тем более – поэт, круг его друзей, как правило, расширяется. Лев Болдов здесь – не исключение. По этой причине, хочу сразу внести ясность: я не принадлежал к числу его друзей, тем более, что нас разделяли 20 лет, увы, не в мою пользу... Однако мы были знакомы, хотя и непродолжительное время, и, соответственно, нет-нет да и пересекались где-либо. Случались разговоры, а однажды было вполне приятное совместное времяпровождение в славном кафе «Коктебель», что неподалёку от феодосийской набережной.
Вот об этих отдельных эпизодах мне почему-то захотелось вспомнить...
 
Знакомство
 
Произошло это лет за пять до ухода Льва, в музее Александра Грина, в Феодосии, в кабинете замдиректора по научной работе А.

Новый Монтень Читать
...

Ольга Талантова

Самая лучшая рыба на свете

Я положил письмо в конверт. А конверт в почтовый ящик.
У нас в городе есть такая сонная синяя металлическая коробка на стене заплаканно-блочного дома. В неё люди приносят слова, которых никогда не скажут.
Знаете, это самая большая коробка, которую я когда-либо в жизни видел.
Сначала она росла из дома, а потом дом стал расти из неё.
Коробка глотала и глотала слова, не пережёвывая, и превращалась в настоящий город. Я – почтальон, ношу письма к коробке. Но, кажется, скоро мне некуда будет идти, коробка будет повсюду. Когда я понял это, то замолчал.
Город в свое время вылез из океана. Океан был глубокий-глубокий. Когда я перестал говорить с людьми, то превратился в рыбу, а если быть честнее, в целый океан с рыбой. Я шел, а волны внутри танцевали с такой силой, что половина выплескивалась из глаз.

Новый Монтень Читать