В выпуске № 25 (229) от 1 сентября 2012 г.

...

:

С благодарностью – Борису Петровичу Юдину, другу и наставнику Голоса их не были ни звонкими, ни трескуче-барабанными. Тихие были у них голоса, словно был это голос – «в себе». Ну и где нынче эти «трескуче-барабанные»? Канули в Лету. Их же тихие голоса, словно эхом из другого века, донеслись до нас. И кто хочет – да услышит... Они были детьми своей эпохи и вслед за Ахматовой могли бы повторить, переиначив строчки на свой лад, то есть в мужской род: Я была тогда с моим народом Там, где мой народ, к несчастью, был. И что отпущено было эпохой на долю их поколения, того и хлебнули они с лихвой. Из первых рук Читать
...

Елена Евгеньева

ангел в кимоно

 
и в этом, наверное, мистики нет
 
пока эти самые строчки (которых ни жду, ни зову) потрутся о мозг и рассыплются згой многоточий, вдыхая разрежённый воздух, держусь на плаву, хоть (честно признаюсь) нырнуть и остаться бы – очень. но лёгкие мерно и точно толкают на свет – туда, где колышется память о снах и оливах. и в этом, наверное, мистики всё-таки нет...
...подёрнулся дымкой хребет золотого залива – молчание, корни пустившее, но тем самым пробившее ветками горние сферы, сгибаясь от тяжести слова, ложится на дно за дальней чертой не поддавшихся смыслу замеров. и в том колебании вод и приставочных брызг, пока ещё только намёком, с оглядкой на суффикс, рождаются строки о смерти, стихах и любви, пушинками вербы упавшие в мягкие руки.
 
городское кабуки
 
...пока эту ночь удлиняет фонарная гуща с семи тридцати до шести сорока девяти, пока по руке грех десятый ещё не отпущен, пока октябрю ни остаться, ни молча уйти.

Четвёртое измерение Читать