Ирма Гендернис

Ирма Гендернис

Четвёртое измерение № 4 (424) от 1 февраля 2018 г.

Подборка: Недавние места

::::

 

s.p.

 

с переменным успехом с потерями на парах

мы любили друг друга публично стоя с плакатом в дверях

перемешивались алфавитом сбывали с экрана doc

подрывались на боли включая защитный блок

 

долго ждали новость от пропавшего без вестей

долго вертели в руках коробочку скоростей

тщетно искали переключатель чтобы ускорить оргазм

бог – свидетель грехопадения и он нам соврать не даст

 

но любовь по-прежнему пишется с красных строк

и хранит нам верность её гремучая смесь

и шуршит в корзине тобой удалённый doc

попирая смерть

 

::::

 

теплохолод речного дна на подходе

хватающийся за соломинку на подхвате

тело – одёжка не по погоде

дух – горячий горшок в ухвате

слова выныривающие в укружье

кипятком заваренный сбор из редких

растений-болей – твоё недужье...

чаепитие без подсветки

в теле между вагонов тряска

твоих перекуров задымлённый в доску

тамбур...

жизней-любовей связка

на ожоговый центр пожарная сноска...

 

::::

 

s.p.

 

силлабо-тоника ботаника усох

букет вьюнков из запятых и лишь прямая

без косяков гвоздей через лесок

речь убегает – лошадь ломовая

надел земли и насыпь из песка

вращают флюгер хмель в башке тоска

и прижимая к направленью вектор

душа ведёт притопленный прожектор

по стороне изнаночной подкоп

даёт возможность встретиться с ней в лоб

поговорить с подсветкой без подсветки

где эпителий рвётся в сердце клетки

где семядоли жизни и любви

где убегая стынет на крови

замешанное чувство или эмо

 

но не сгорает замкнутая схема

 

::::

 

s.p.

 

скачивается жизнь смерть не скачивается зависает

пока колечко крутится на мониторе

пока сам дисплей в сто свечей горит не угасает

кайф поймаешь жизнь ловя на повторе

на рабочем столе в недавних местах в загрузках

в изображениях ссылках сохранённых играх

на локальном диске в избранном в пятнах-сгустках

открывается файл её пока смерть отсиживается на иглах

пока не взломан её аккаунт тире темница

не обнародована наша с ней частная переписка...

но скоро смерть скачается и всё прояснится

на мёртвой дорожке пиратского жёсткого диска

 

::::

 

синяя птичка не чета вертолётных дел

мастерам-пилотам, память – улётный винтаж

от винта! – и жизнь разбегается в беспредел

смерть на длительный срок арендует верхний этаж

с высоты обзор на сто восемьдесят или триста

шестьдесят, вольному – циркуль, воля

смерть в коляске винтажного мотоциклиста

объезжает противозачаточное раздолье

и её трясёт на выбоинах и кочках

каска съезжает со лба на брови

 

первоклассница-жизнь трясёт последним звоночком

слышишь ли звонкий голос: «до первой крови»?...

 

::::

 

жизнь вторична смерть дурная привычка

долго ждёшь не мигая момента когда вылетит птичка

когда сантаклаус снег посбивает с обувки

занося с мороза анекдот с бородою шутки

положив с прибором на снег в прошлогодней таре

ветер гонит листву нажимая вовсю на педали

рычаги лебёдки колёсики-шестерёнки

жизнь прогуливает уроки смерть семенит с продлёнки

новый год во всём найдёт для себя лазейку

жареное отклевало пора подавать индейку

запеканку судьбы яства её и яды

на этом пиру никого не щадят

и вы не ждите пощады

 

::::

 

забивается колышек в сердце щепка лучина

возгорание взрывчатых струение маслянистых

все порошки от опия до стрихнина

в драгоценном сосуде смерть на миру игриста

жизнь до неё прицельна как в подвальном тире

щёлкают пульки приводят тебя в движенье

душа изнутри дёргается на шарнире

хоть на чём-то держится – в этом её спасенье

а то бы слетела как цепь сошла с орбиты

сорвалась во внешнюю пропасть в просак геенны...

одно вещество кристально а прочие ядовиты

только им воскрешают из мёртвых

и с ним проходят сквозь стены

 

::::

 

снег на миру красен под фонарём

руины света рыхлая почва тьмы

помер отточенной единичкой воскрес нулём

окрест свежеструганный воздух облачные холмы

сквозь них проходит боем внештатная тишина

ухо перегоняет эхо в раковину-тупик

 

страшит воскресшего житейская крутизна

её высокохудожественный боевик

 

::::

 

обратная сторона луны привычных строчек обманный путь

безразличия маска защитна москитная сеть

в комарах-кошмарах не так-то просто уснуть

и в замочную скважину сна грядущего не рассмотреть

лучше считать до ста вернее считать овец

сон переходишь с сонником под подушкой вброд

скоро прибудет в мыле конь на коне гонец –

сон продлевается сроком на вечный год

только усни – пользователь в сети

тот же реал т.е. опять нереал и миф

тот же свет по счётчику в конце тоннеля в конце пути

и тебе навстречу мчащийся локомотив

 

::::

 

гол как сокол в долгу как в шелку

ближе к звёздам дальше от дел вертепа

душа сварившись в своём соку

плачевно выглядит и нелепо

бог дал бог подумав взял

какие счёты между слугой и баем

на земле затишье под землёй аврал

чин по чину как подобает

против лома есть болевой приём

против боли нет ни микстур ни яда

 

потерявших себя ищут днём с огнём

не найдя у господа под приглядом

 

::::

 

редкая птица-феникс не долетит до середины стикса

каноэ сплавляет река кто же сидит на вёслах

 

смерть прерывает беременность мастерица в таких ремёслах

жизнь старается вовремя заземлиться

 

память обращается в суд имея улики в альбоме

жизнь неподсудна для мест заключения не годна того кроме

 

человек на смерти экране живой до седьмого колена

сделайте снимок

вставьте в буфер обмена

 

::::

 

времена неместные створки у глаз железные

ад за околицей небо лицом в овраге

за упокой бы петь поминать оболочки телесные

да душевное семечко в вечном огне во благе

тесно время неместное мутны помыслы

коготь у тьмы востёр язык раздвоен

мрачная сила гадает кого бы послать на промыслы

кто сгодится в курьеры кто сего недостоин

 

очнуться бы на середине повести минутой молчания

из небытия в небытие доколе

 

где ты душа

переселись в отчаяние

будь наготове

 

ov.-dec. 2016