Инна Костяковская

Инна Костяковская

Четвёртое измерение № 29 (449) от 11 октября 2018 г.

Подборка: Как хорошо, что некуда спешить…

* * *

 

Вплетаются в тугую нить

Событья, имена и даты.

Как трудно жизнь похоронить,

Которая была когда-то.

 

Везение, удача, случай!

Всё мимолётно, всё – забудь!

Мы все достойны доли лучшей,

А получилось – как-нибудь…

 

Я открывала дверь подъезда,

Луна над городом плыла.

И благодарность бесполезна,

За то, что просто жизнь была...

 

* * *

 

Всё не так. И месяц слишком тонок,

Стая облаков зависла где-то,

Внуки вырастают из пелёнок

И уходит праздничное лето.

 

Всё не так. Неверно. Не по плану.

Жизнь несётся по ухабинам дорожным,

Старость подступает слишком рано,

Жаль, что неизбежное возможно.

 

Всё не так. Живу одним порывом:

Улететь, растаять, раствориться...

Только ветер воет над обрывом,

И ночами снова папа снится.

 

* * *

 

Как хорошо, что некуда спешить,

Что жизнь течёт размеренно и гладко,

И что стихов запутанную нить

Уже не ждёт забытая тетрадка.

Как хорошо, что стало всё равно –

Печатают тебя или забыли.

Смотрю своё любимое кино,

Стираю с прошлого слои вчерашней пыли.

Как хорошо, не зная суеты,

Гулять с собакой в тихий зимний вечер,

Как хорошо, быть с тишиной на «ты»

И понимать, что мир не безупречен.

 

* * *

 

День мой пуст, как мой почтовый ящик.

Мне никто уже давно не пишет,

Я живу, как мезозойский ящер –

Каждый встречный кажется мне лишним.

Может быть, такое время года,

Может быть, характером не вышла.

Слишком часто портится погода,

Слишком часто стали сниться вишни.

Запах детства: вишни и крыжовник,

Старый кот и громкий лай собачий.

Как же матерился пьяный дворник!

Как же точно жизнь он обозначил!

Я сижу, пью кофе на балконе,

Ничего, что стала так ранима,

А вдали, на тёмно-жёлтом склоне

Облака и годы мчатся мимо…

 

* * *

 

Не жди меня в гости, папа, больше не жди!

Ни сегодня, ни завтра, ни в следующем году.

Расстояния увеличивают дожди,

умноженные на всякую ерунду.

Наш город стал призраком. От того ли,

что в нём стало тесно от чувства боли

за тех, кто в нём ещё жив. Но ты ушёл и на погосте

ничего не растёт, кроме бурьяна.

Умоляю, не жди меня больше в гости!

Наш Донецк – большая гнойная рана.

Гангрена памяти. Гниение всего,

что когда-то цвело и давало плоды.

И поэтому нет ни тебя, ни его.

Ни места, где ты завершил труды

земные, чтобы начать небесные.

 

Тебе оттуда, наверно, видней,

чем же закончится это ****ство.

Здесь нет ничего интересного,

кроме дней,

умноженных на чёрную пустоту пространства…

 

* * *

 

Жара бежит жаре вдогонку

И перепутывая мысль,

Здесь лето катится на горку,

А солнце прожигает жизнь.

 

Всё фарс: комедия и драма.

И ничего не изменить.

Мы все уходим слишком рано,

Но поздно нам себя винить.

 

И даже ночь, взойдя на ложе,

Несёт сомненья, не любовь.

Мы так друг друга уничтожим

Ударной силой бранных слов.

 

Одно единственное средство

Спасительно в таком аду –

Не прекращая лицедейства,

Писать любую ерунду…

 

* * *

 

Купить бы нам домик в дюнах,

Близ мерно текущей реки,

Где ветер играет на струнах

И нежно колышет пески.

 

Подальше от шума и гама,

От будней, погрязших в пыли,

Была бы здесь счастлива мама,

Забыв про болезни свои.

 

Мечты как пугливые стаи

уносятся в облачный дым…

Как жаль – мы мечтать перестали

И верить мечтаньям своим.

 

Скитаюсь по белому свету,

Всё глупую правду ищу.

Мой домик состарился к лету,

А я всё по маме грущу...

 

 

Наверно, это только кажется,

Что в небе облако, как птица.

На шее жизнь петлёй завяжется –

Не убежать, не удавиться.

 

Наверно, это только чудится –

Размах крыла длиною в вечность,

Где фонари качает улица,

Перетекающая в млечность.

 

Я не люблю свои видения

Я так устала их бояться,

Диктуй, строка, стихотворения,

Что никогда не состоятся.

 

Пусть ничего уже не сбудется,

Пусть облака живут мгновенья.

Но жизнь была. И свет. И улица.

И было, было вдохновенье...

 

* * *

 

Мы с тобой выбирали, шутя,

Семь обложек для будущих книжек,

Не рождённое наше дитя

Было б нас и красивей, и выше.

Сколько лет расплескала заря,

Столько сгинуло радостных вёсен!

Может, жили с тобою и зря

Там, где месяц был вечным вопросом.

Не смотри на меня, не молчи!

Успокой меня ласковым словом!

Сколько звёзд потерялось в ночи

В этой мгле беспощадно суровой.

 

Закат

 

Закат пылает на границе мира,

Ещё один, ещё один закат.

Звучи, моя серебряная лира,

Звучи, как сотни лет тому назад

Звучала ты и теребила души,

И вызывала слёзы и восторг,

Звучи для тех, кто жизнь умеет слушать

И понимать звенящей лиры слог.

 

* * *

 

Пусть внук лопочет на иврите

Мне не понятные слова

И где-то на чужой орбите

Моей надежды острова,

Пусть этот город полусонный

с его измученной травой,

Забыл, как падал дождь влюблённый

К моим ногам на мостовой.

Пусть всё не так, всё не по плану:

Не те глаза, улыбки, грусть.

Я ничего менять не стану

Да и сама не изменюсь...