Галина Булатова

Галина Булатова

Четвёртое измерение № 4 (172) от 1 февраля 2011 г.

Подборка: Парижанка-печаль

Туннель

 

Я бреду по туннелю, где и «денно» что «нощно»,

Вижу звёздочку света сквозь зрачок динозавра.

Как же время кромешно! Пробираюсь наощупь –

Не становится ближе это звёздное завтра.

 

Вот и лето с обрыва августовского канет,

Струны строчек умолкнут – станет мертвенно тихо...

Хватит сил ли вернуться? Или – биться о камни,

Если вдруг обнаружу замурованный выход?

 

30 августа 2009

 

Николаю Рериху

 

Быстрее! Сердце колотится –

Последний подъём остался.

И вот они – в позе лотоса

Четыре вершины-старца.

 

Внимали очам сапфировым

Под шапками-ледниками.

И были такими мирными

Река, небеса и камни.

 

Казалось, ещё мгновение –

Открыться воротам рая.

Но воды внезапно вспенились,

И вздыбилась твердь земная!

 

И чёрная мгла непрошено

Закрыла полнебосклона,

Шарахались в страхе лошади

От воя Армагеддона.

 

Сверкнуло над Гималаями,

Мосты и мечты сжигая.

– Ужели меня, о Шамбала,

Владыка твой отвергает?

 

Ужели годами, душами

Оплачена эта тризна?

Вот так во Вселенной рушатся

Миры, или смыслы жизней...

 

26 июня 2008

 

Примеряя афоризм-кимоно

                           

Пусть драгоценность разобьётся, черепица уцелеет.

Рюноскэ Акутагава

 

Примеряя афоризм-кимоно,

Часто жизнь с коробкой спичек согласна:

Обращаться с ней серьёзно – смешно,

Обращаться несерьёзно – опасно.

 

Сделай шаг один – и вот пьедестал,

Впрочем, он не так-то прост, этот дебет:

У таланта половину от ста

Составляют девяносто и девять.

 

От блестящего ли слова неметь

Иль от женщины, что мимо проходит –

Всё прекрасное достойно иметь

Облачение и зонтик по моде.

 

Счастье вызреет в крупинке песка,

В нежной музыке бамбука и птицы.

Драгоценность разобьётся пускай,

Лишь бы только уцелеть черепице.

 

28 сентября 2008

 

Декабрьский блюз

 

Придекабрился город

В огневое манто.

Брошен холода ворох –

Я вдыхаю ментол.

 

Новогодняя ёлка –

Золотые шары –

Высоко-одинока

Под фатой мишуры.

 

Индевелые пальцы

Греет лампочек шарф.

Лица улиц в румянце

Фейерверков и фар.

 

В белоснежных ливреях

Разъезжаются сны.

Объянварится время

В циферблате луны.

 

28 декабря 2008

 

Мысль ускользает льдинкой

 

Мысль ускользает льдинкой,

Тает, едва возьмёшь.

Надо же, прав великий:

Ставшее словом – ложь.

 

Плотен над ложем мысли

Вышитый балдахин.

Где-то летают в выси

Лебеди и стихи.

 

17 февраля 2009

 

И сорок ступенек туда

 

Прощайте, – развеяв тоску, ухожу налегке –

И вы, архитекторов монументальные дива,

И памятник Фуксу с секретом, зажатым в руке,

И дикость аллеи с причудливым, к речке, извивом.

 

И мир на зеркальной ладони – не он ли Эдем? –

Когда замирает дыхание от панорамы,

И мост, огласивший Миллениум буквою «М»,

В ворота которой въезжают, как в пагоду рая.

 

И сорок ступенек туда, на небесный этаж,

Где каменный пояс Кремля так высок и приветлив,

И в явь обращённая ветхая лавочка та,

Где розы на белом сплетались с гавайским сюжетом.

 

И выскочит сердце, раздвинув пределы меня,

Синицей вдогонку отчаянно что-то протенькав...

Быть может, в подъезд свой шагнув из июльского дня,

Ты сердца комок обнаружишь на верхней ступеньке...

 

12 июля 2009

 

Время Солнца

 

Диасу Валееву

 

Вечно борется прозренье со слепцами.

За прекрасный стебель розы мира ратуй:

Человек – другое «я», двойник и брат твой,

Мир желает в унисон стучать сердцами.

 

Книга мудрости пророком приоткрыта,

Лишь немногим удалось прочесть страницу.

Пусть порою Люцифер меняет лица,

Только как решить проблему нон-финито?

 

Время дадено для Солнца казначеем

От начальной до последней жизни дольки.

От восхода до заката ровно столько,

Сколько нужно, чтоб исполнить назначенье.

 

8 сентября 2009

 

Абсолютный ноль

 

Ноль с палочкой-

Выручалочкой

Шёл по клеточкам,

Да вразвалочку.

Сам себе король,

Похвалялся ноль

Тем, что он такой

Абсолютный!

 

P.S.

Ноль не знал,

Что в укромном месте

Поджидал его

Снайпер-крестик.

 

11 ноября 2009

 

Гамлет

 

Слова ли всего предтеча?

Да слышится голос твой!

Глотает секунда встречных,

А Гамлет – живой, живой!

 

Что тени – ни тени шутки,

Что солнце – узор слизав,

Слепит у окна маршрутки,

А Гамлет стоит в глазах!

 

И множатся параллели,

Являя то там, то тут

Смиренных вотще Офелий,

Предавших любовь Гертруд.

 

«Я знаю, мой друг Гораций:

Возмездия ждёт отец...»

И хлынула с декораций

Волна по камням сердец.

 

Как горестно быть мишенью

По жизни братоубийц.

Угодно ли миру мщенье?

To be или not to be?

 

Ты так и не дал ответа,

А может, его и нет?

Сменяется век за веком,

А Гамлету тридцать лет.

 

24 марта 2010

 

Парижанка

 

Пальцы в тучи апрель окунал

И бросал с высоты жемчуга.

В приоткрытую створку окна

Холод лентой скользил по ногам.

 

Завернувшись в сиреневый плед,

Обняла поэтический том:

«Погадай мне, месье, сильвупле,

Что сейчас и что будет потом.

 

Отчего так далёк Фонтенбло?

Отчего всё расплывчато так?»

Призадумались Бродский и Блок,

Покачал головой Пастернак:

 

«Вероятно, придуман Париж

И кончается он за углом...»

Но пытается робко парить

Мой Париж с перебитым крылом.

 

Ветер в комнате веял, крепчал.

Изнывали в изгибе уста.

У окна – парижанка-печаль,

За окном – жемчуга, высота...

 

20 апреля 2010

 

Сыну

 

Ах, почему в июне мало

дней

И тридцать первого в анналах

нет?

Последний вечер, полусонный

мир.

Венчает голову зелёный

мирт.

 

Глаза заплаканы у летних

лун.

Стоит король на чёрной клетке,

юн.

Квадраты досок жаждут свежих

войн.

Приказ – и рвутся мысли-пешки

в бой.

 

Ещё чеканкой не отмечен

шаг,

А мне грозит унылый вечный

шах.

Июнь. Откуда в сердце холод,

стынь?

А завтра в армию уходит

сын.

 

18 июня 2010

 

Грейпфрутовой грусти шабли

 

Центрифуга небес облака разметала по краю,

Время плавится, словно часы на картинах Дали.

Ни дождинки – всё насухо выжато, мир умирает,

И до капли испито грейпфрутовой грусти шабли.

 

Но откроется памяти бар, и опять заискрится

Чаша неба, где долька лимонная – солнечный круг,

Где летят поцелуи мои – перелётные птицы:

От виска, по щеке, по губам – и всё дальше на юг...

 

26 июля 2010

 

Снежное откровение

 

Снежной святостью пленённая,

Запоёт душа, светла.

Я иду, заворожённая –

Ангелочкам несть числа!

 

То смеются, белокрылые,

То молчат, к стопам припав.

Чтобы тайну их открыла я,

Льнут, садятся на рукав.

 

Мне ли с тайною не справиться,

Не порвать её тенет?

Это кружат души-странницы

Тех, кого на свете нет.

 

И, возможно, за потерями

Мы осмелимся сказать:

«Это чудо, что падение

Нас возносит в небеса!»

 

14 августа 2010

 

Открывается книга

 

Открывается книга рассвета:

Белоснежны пробелы, поля –

Неуёмная жажда изведать,

Зачеркнуть – и начать от нуля.

 

Пара строчек всего за плечами,

Да и тех испаряется след.

На заре и глаза излучают

Очарованный розовый свет.

 

Но вглядись, опечатки нередки:

В орфографии автор не строг –

И в углах возникают пометки,

И слова проступают меж строк.

 

И всё чаще мелькают страницы,

Всё чернее за буквами мгла,

Всё печальней очами струится

Свет луны – от угла до угла...

 

17 августа 2010

 

Дедушка мой Булатов

 

Память ценнее клада, если добро в судьбе...

Дедушка мой Булатов, вспомнилось о тебе.

Вглядываюсь в начало: кто-то скромней едва ль –

Долго в шкафу молчала страшной войны медаль.

 

Это и мой осколок – жизнью неизлечим.

...Сельский директор школы слову детей учил.

Светлой души, нестрогий – с лёгкостью я пойму

Тех, кто с других уроков тайно сбегал к нему.

 

Письма писал – от Бога, всяк ему бил челом:

Было не так уж много грамотных на село.

Добрая слава греет щедрого на Руси:

Что отдавал на время, то забывал спросить.

 

Ну же, баян, играй-ка вальсы амурских волн!

Старая балалайка, вспомни байкальский чёлн!

Дедушка мой Булатов, в камне – овал простой...

Правнук уже в солдатах, правнучка – под фатой...

 

21 сентября 2010

 

Щень

 

Как в любви – притяжение с первого взгляда, порой

Связь с живым существом-малышом до того крепка,

Что, бывает, приходишь на почту взять бандероль,

А уходишь с подброшенным пёсиком на руках.

 

...Он катился за кошкой на лапках своих кривых,

И задорный его колокольчик-хвостик звенел.

Дни бежали, и ты понимал, что уже привык,

Удивляясь безмерно сердечной той новизне.

 

Не понять дальним близким привязанности твоей:

За спиной, втихаря, разыграли отличный блеф,

Ни «в хорошие руки» даже, а так, за дверь,

Мол, пропала собака и нет никаких проблем.

 

В свете фар – подвалы, открытые люки, бачки,

Стынет кровь от красных вывесок «шаурма»...

Бедный мой... Это как дитя потерять почти,

Это ночь без сна и тягучий дневной кошмар!

 

Время, сможешь ли безнадёжного исцелить?

Люди мнят, что случившееся – в порядке вещей.

Почему только слева опять и опять болит,

Колокольчик умолкнувший, мой безымянный «щень»?

 

31 октября 2010

 

Звёздные вишни

 

Тихо плещется полночь
В лёгкой лодочке с вёслами.
Снов корзину наполню
Ягод алыми звёздами.

Их манящая сладость
Расстояньем усилена,
Ароматами сада
Высь пропитана синяя.

Меж губами распутно
Поцелуем полощутся,
Брызжут соком, как будто
Что-то крикнуть им хочется.

По весне расцветает
Небо звёздными вишнями.
Мне тебя не хватает –

В крике ягод услышь меня!

 

26 марта 2008