Фёдор Ошевнев

Фёдор Ошевнев

Новый Монтень № 23 (443) от 11 августа 2018 г.

Недоигравший

Дырка от бублика

 

Лето. Ухоженный городской сквер. По центральной дорожке прогуливаются молодая дородная мама и крепенькая дочка лет пяти. Девочка идёт и канючит:

– Ма-ам… Хочу бублик… Бублик дай! Ну ма-ам…

– Потерпишь, нечего аппетит перед ужином перебивать! – не соглашается та.

– Ма-ам… Бублик… Хочу, хочу, хочу! – усиливается нажим.

– Ладно-ладно, капризуля. Только не на ходу, – сдаётся наконец мама.

И они усаживаются на садовую скамейку. Ранее её облюбовал пожилой представительный мужчина, он читает книгу.

Мама достаёт из сумки толстую баранку с маковой посыпкой, вручает дочке. А мужчина, хитро улыбнувшись, обращается к малышке:

– Девочка, я с утра ничего не ел. Поделись со мной, я тебе большущее спасибо скажу!

Та искоса взглядывает на просителя, прижимает бублик к груди и выпаливает:

– Нет!

Мама фыркает – то ли на шутку, то ли на реакцию дочери, но не вмешивается. Мужчина тем временем не отстаёт:

– Ну отдай мне тогда хотя бы дырку от бублика…

Девочка надувает губки и хмурит брови. Внимательно вглядывается в лакомство, прикрыв его локтем. На лице её читается напряжённая работа мысли. И вдруг малышка отчаянно вгрызается в бублик. Откусывает от него сколько может, усиленно жуёт. Откусывает второй раз, третий… И наконец победно суёт мужчине под нос остаток выпечки в форме подковы:

– А нет уже дырки!

 

Мама учит

 

Август. Юг России. Частный сектор. Во дворе с общим входом соседствуют несколько домишек – этакий таунхаус для бедных, а в просторечии – курятник. В мае здесь скончалась девяностолетняя старожилка, сухотелая бабка по прозвищу Сельдь. Пухлявая внучка почившей вскоре запустила в наследственную двушку жильцов: офицерскую семью.

Её глава, старший лейтенант авиации – крупный мужчина с тёсаными чертами лица, – часто убывал на дежурства, сборы, ученья, и его не видели порой по неделе. Супруга старлея, мелкозубая брюнетка-тонконожка, трудилась в какой-то конторе «купи-продай». Четырёхлетнюю дочку водили в детский сад.

Но сегодня было воскресенье, и девочка играла в куклы в крошечном палисаднике, выгороженном перед снимаемой жилплощадью. Впрочем, мама постоянно приглядывала за ребёнком через окно кухни.

Вскоре во двор выползла бабка Валюта (от Валентины Валентиновны). Именно она приняла эстафету старшинства среди здешних обитателей. Девочка – с причёской в два хвоста у висков, в светлом платьице с цветочками и жёлтых сандаликах – учтиво поздоровалась со старушкой.

– Здравствуй, здравствуй. Смотри, какая ты вежливая. Молодец! – похвалила та малышку.

– Мама учит, что дети должны первыми здороваться, – явно повторяя родительские слова, сообщила девочка.

– Правильно учит, – одобрительно кивнула старушка и протянула ей ириску (сладкое обожала с детства). – На-ка вот конфетку.

– Большое спасибо, – приняла её малышка. И дополнила: – Мама учит, что надо благодарить, если тебе сделали хорошее.

– Правильно учит, – отозвалась старушка.

Сунув ириску в рот, девочка свернула фантик и положила его в карманчик платьица. Разъяснила:

– Мама учит, что мусорить нельзя.

– Правильно учит, – умилилась старушка. – Какая у тебя мама, однако… Образцовая! Ну, ступай к своим забавам.

– Хорошо…

И девочка вернулась к куклам, а угощательница уселась на комфортную садовую скамейку. Её сработал и установил под сиренью, у своего жилья, сосед-плотник, окрещённый Гвоздодёром.

Меж тем игра у малышки не клеилась: одна из кукол ну никак не желала укладываться в койку. Девочка уж с ней и так, и эдак… В итоге не выдержала:

– Ах ты сучка такая! Ты почему, скотина, спать не ложишься?

Бабка Валюта в шоке оцепенела. Надолго. Потом негодующе замотала головой:

– Неправильно мама учит!

 

Недоигравший

 

В игровой час в детском саду воспитательнице захотелось узнать у шестилеток, как именно они играют дома?

– У меня очень много игрушек, – с радостью поведал бесхитростный Саша. – И все двигательные. Робот, подъёмный кран, машинки, мотоциклист. Железная дорога с поездом тоже есть.

– Повезло тебе, однако, – оценила воспитательница.

– Да! Папа говорит, что они все не виртуальные, а натуральные! – уточнил мальчик.

– Надо же, какие ты слова знаешь! А играешь один или с кем-то?

– Только с папой!

– А почему не с мамой?

– Ну, у меня же кукол нет. Папа покупает только такие игрушки, о которых сам в детстве мечтал. А мама над ним смеётся. Говорит, что он – хроник недоигравший…

 

Пионерское золото

 

Мама Стаси долго хранила парадную пионерскую форму: синюю юбку-трапецию и белую поплиновую блузку с погончиками, карманами и множеством пуговиц. Ах, до чего они были хороши! Небольшие, вогнутые, с тонким ободком и концентрическим пупырчатым узором внутри него – их штамповали из лёгкого металла и окрашивали в нежный золотисто-жёлтый цвет.

Уже когда родилась Стася, политически устаревшую форму наконец пустили на тряпки, а блузочные пуговицы бережливая бабушка оставила. Нанизала их на проволочку и добавила к множеству разномастных сестёр, хранящихся в расписной жестянке из-под индийского чая.

Здесь-то «пионерок» через несколько лет углядела подросшая Стася и немедленно выпросила их себе. Так пуговицы переселились в карманчик стильной сумочки с нарисованными персонажами культовых мультфильмов.

Однажды в выходной Стася с бабушкой поехали в городской парк, где прогуляли до обеда. И надо же такому случиться – когда они ели мороженое, девочка захваченную с собой сумочку повесила на ребристую спинку садовой скамейки, о чём напрочь забыла. Ридикюля хватились уже в автобусе. Поспешили назад, в парк, но – увы…

Ах, как безутешно рыдала Стася!

– Ну полно тебе убиваться, – утешала бабушка внучку. – Я тебе завтра другую сумочку куплю, втрое лучше!

– Да при чём тут сумочка? – всхлипывая, выдавила Стася. – Там же всё моё золото было! Оно же пионерское, старинное! Такое теперь не продают!