Евгений Евтушенко

Евгений Евтушенко

На кладбище китов 
              на снеговом погосте 
стоят взамен крестов 
              их собственные кости. 
Они не по зубам — 
              все зубы мягковаты. 
Они не по супам — 
                кастрюли мелковаты. 
Их вьюга, тужась, гнет, 
              но держатся — порядок!— 
вколоченные в лед, 
              как дуги черных радуг. 
Горбатый эскимос, 
              тоскующий по стопке, 
как будто бы вопрос, 
               в них заключен, как в 
     скобки. 
Кто резво щелкнул там? 
                 Ваш фотопыл умерьте! 
Дадим покой китам 
               хотя бы после смерти. 
А жили те киты, 
            людей не обижая, 
от детской простоты 
                фонтаны обожая. 
И солнца красный шар 
                 плясал на струях 
     белых... 
«Киты по борту! Жарь! 
                  Давай, ребята, бей 
     их!» 
Спастись куда-нибудь? 
                Но ты — пространства 
     шире. 
А под воду нырнуть — 
              воды не хватит в мире. 
Ты думаешь, ты бог? 
               Рисковая нескромность. 
Гарпун получишь в бок 
                расплатой за 
     огромность. 
Огромность всем велит 
                 охотиться за нею. 
Тот дурень, кто велик. 
                  Кто мельче — тот 
     умнее. 
Плотва, как вермишель. 
                  Среди ее безличья 
дразнящая мишень — беспомощность 
     величья! 
Бинокли на борту 
              в руках дрожат, нацелясь, 
и с гарпуном в боку 
               Толстой бежит от 
     «цейсов». 
Величью мель страшна. 
                 На камни брошен 
     гонкой, 
обломки гарпуна 
            выхаркивает Горький. 
Кровав китовый сан. 
                 Величье убивает, 
и Маяковский сам 
                 гарпун в себя вбивает. 
Китеныш, а не кит, 
                 но словно кит оцеплен, 
гарпунным тросом взвит, 
                   качается Есенин. 
Почти не простонав, 
                 по крови, как по 
     следу, 
уходит Пастернак 
              с обрывком троса в Лету. 
Хемингуэй молчит, 
              но над могилой грозно 
гарпун в траве торчит, 
                   проросший ввысь из 
     гроба. 
И, скрытый за толпой, 
                 кровавым занят делом 
даласский китобой 
              с оптическим прицелом. 
...Идет большой загон, 
                   а после смерти — 
     ласка. 
Честнее твой закон, 
                 жестокая Аляска. 
На кладбище китов 
               у ледяных торосов 
нет ханжеских цветов — 
                  есть такт у 
     эскимосов. 
Эх, эскимос-горбун,— 
                 у белых свой обычай: 
сперва всадив гарпун, 
                 поплакать над добычей. 
Скорбят смиренней дев, 
               сосут в слезах пилюли 
убийцы, креп надев, 
               в почетном карауле. 
И промысловики, 
            которым здесь не место, 
несут китам венки 
              от Главгарпунотреста. 
Но скручены цветы 
               стальным гарпунным 
     тросом 
Довольно доброты! 
               Пустите к эскимосам! 
  
          1967

Рекомендуем стихи Евгения Евтушенко


Поэтическая викторина

Популярные стихи

Константин Бальмонт
Константин Бальмонт «Я больше ее не люблю...»
Евгений Евтушенко
Евгений Евтушенко «Мы перед чувствами немеем...»
Роберт Рождественский
Роберт Рождественский «Товарищ Песня»
Геннадий Шпаликов
Геннадий Шпаликов «Отпоют нас деревья, кусты...»
Борис Рыжий
Борис Рыжий «Соцреализм»
Михаил Светлов
Михаил Светлов «Горизонт»