Елена Цами

Елена Цами

Новый Монтень № 26 (446) от 11 сентября 2018 г.

Библиотека будущего

(по мотивам картин художника Роба Гонсалвеса)

 

*

 

Библиотечная комната, заставленная полками. На них – книги, похожие на двери в другие миры. Каждый человек, входящий в эту комнату, волен поступать по-своему. Кто-то достаёт книги и читает их, а кто-то открывает двери и попадает в другой мир.

Каждая полка в этой комнате имеет свою тематику. Двери на нижней полке открываются в мир предметно-бытовой, на средней – в мир культуры и искусства, а на верхней полке открываются в открытый космос.

Интересно наблюдать, как взрослые чаще всего интересуются нижней и средней полкой, а дети карабкаются по лестнице вверх и открывают дверь в небо.

 

*

 

Дети запускали в летнем саду воздушных змеев, и статуи, всегда гордо и неподвижно стоявшие на своих постаментах, вдруг заулыбались, стали поднимать головы в небо и следить за их полётом. А те из статуй, у которых имелись руки, даже пытались поймать этих ярких бумажных птиц.

 

*

 

Вы хотите прогуляться по облакам, но у вас нет воздушного шара, чтобы подняться в небо? Тогда купите много зеркал, положите их в траву на своём участке, и когда облака, заглядывая в них, станут поправлять свои пышные причёски, попросите разрешения прогуляться по их отражениям.

 

*

 

Зима укрыла землю покрывалом и подарила деревьям шарфы и шапки. Я стояла у окна и любовалась её подарками. И вдруг мне показалось, что кто-то пошевелился, сладко потягиваясь со сна, под этим белым, как чистое постельное бельё, покрывалом. Потом во двор выбежали дети и стали радостно плюхаться в эту волшебную кровать, а зима тут же засыпала снегом все вмятины, строго следя за тем, чтобы в её владениях был идеальный порядок.

 

*

 

В доме старого мастера среди шкафов с книгами и прочей обычной мебели стояло несколько старинных часов. Их остановившиеся стрелки показывали разное время. Подходя к часам по очереди, мастер долго стоял в задумчивости, глядя на циферблат, мысленно прокручивая механизм времени и восстанавливая в памяти былое.

 

*

 

Занавесив окна тёмными шторами, в которых проделаны маленькие и большие дырочки, вы можете в полдень впустить в свою комнату ночное небо со множеством звёзд и планет, горящих не хуже солнца. Когда вы это сделаете, возьмите обычную подзорную трубу и почувствуйте себя Коперником.

 

*

 

Отец расстелил на полу большую карту местности, которую он собирался посетить вместе со своей семьёй, и стал думать над тем, где взять деньги на поездку. А дети, вернувшись с прогулки, стали шумно бегать по этой карте, поднимая руки, как крылья, и глядя на «землю» с высоты птичьего полёта.

 

*

 

Как-то я лежала на диване, приложив к уху большую морскую раковину, привезённую летом с черноморского побережья. Мягкий шум, доносившийся из неё, погрузил меня в состояние счастливого покоя. Засыпая, я почувствовала, как диван подо мной покачивается на морских волнах, готовый отплыть в дальнее странствие.

 

*

 

Возьмите в руки ножницы, и на ткани простых серых будней вырежьте небольшие отверстия. Загляните в них, и, быть может, вы увидите совсем другой, волшебный мир, и вам захочется сделать отверстия побольше.

 

 

Скамейка

 

*

 

Скамейка, стоящая в саду, гладкая. И чем она старее, тем глаже. Понятно, что скамейку полирует время, а не только наждак.

*

 

Скамейка прекращает внешние движения человека, но активизирует внутренние с помощью души, отпущенной, словно воздушный змей, в небеса размышлений.

 

*

 

Возле скамейки слышнее голоса птиц и шёпот деревьев. Звук, пропущенный через сердце, – дар скамейки человеку, присевшему на неё.

 

*

 

Скамейка, словно волшебник из сказки, превращает время во времена, быт – в бытие, возвышает и облагораживает душу.

 

*

 

Если на скамейку садится художник, от неё начинают проистекать реки книг, звучать музыка, воспевающая Бытие и утверждающая величавый приоритет Голоса Безмолвия.

 

*

 

Влюблённые также стремятся присесть на эту скамейку, чтобы вдохнуть воздух, насыщенный радостью перемен.

 

*

 

Новая скамейка, собранная в столярной мастерской, вряд ли скучает по человеку. Скорее всего, это грузное опорно-двигательное устройство – тело человека, доставляет вначале скамейке дискомфорт. Но мысли входят в щели и пазы, а чувства обволакивают скамейку подобно облаку. Так возникает атмосфера сотрудничества двух столь разных эволюций. И если на скамейку долго никто не садится, она начинает скучать.

 

*

 

Иногда скамейка получает нечаянные подарки. Наклейки от жевательной резинки, благоухающий цветок розы, забытый после печального разговора по телефону, надписи самого разного содержания, сделанные перочинным ножом. Газеты, зонты, носовые платки, шляпы и другие аксессуары человеческой жизни делают скамейку ещё более привлекательной.

 

*

 

В летние ночи скамейка становится иногда пристанищем для бездомных. Она превращается в полку плацкартного вагона и везёт уставшего человека по Сибири его сновидений, до Владивостока желаний, под шёпот склонившихся ветвей.

 

*

 

Со скамейки – самой обыкновенной скамейки в саду, поставленной возле цветущей вишни, встала и пошла удивлять мир Япония, с её поэзией, способной постигать вечность в каждом летучем мгновении.

 

*

 

И сломанная скамейка становится иногда источником вдохновения для поэтов. Так, японский поэт Исикава Такубоку, выбравшись как-то с уличной толчеи, заприметил таковую в углу городского парка и записал в своей тетрадке:

 

Целый день на неё

сыплются, сыплются листья.

Целую ночь на неё

падают капли росы…

 

*

 

Именно садово-парковое окружение делает скамейку столь поэтичной. Поставь  скамейку возле гастронома, в котором продаются болгарские сухие вина и сельдь иваси, и выйдет совсем другое. Однако скамейка в саду скамейкам в городе, стоящим на перекрёстках материального благополучия, сестра. Их общая матушка – госпожа Форма.

 

*

 

Пушкин в Царском Селе, отлитый из бронзы, сидит именно на скамейке. Взор его устремлён в небеса своей души, а телу, по всему видно, весьма комфортно. Так вот и ты, читатель, если устанешь от мирской суеты, вспомни о стоящей в саду скамейке.

 

Иллюстрации:

Картины-иллюзии Роба-Гонсалеса;

Эдуард Мане, «Скамейка»;

Михаил Нестеров, «Наташа Нестерова на садовой скамейке»;

фотографии из свободных интернет-ресурсов.