Ефим Гаммер

Ефим Гаммер

Ефим ГаммерЧлен правления международного союза писателей Иерусалима, главный редактор литературного радиожурнала «Вечерний калейдоскоп» – радио «Голос Израиля» – «РЭКА», член редколлегии израильских и российских  журналов «Литературный Иерусалим», «ИСРАГЕО», «Приокские зори». Член израильских и международных Союзов писателей, журналистов, художников – обладатель Гран При и 13 медалей международных выставок в США, Франции, Австралии.

Живёт в Иерусалиме. Родился 16 апреля 1945 года в Оренбурге (Россия), окончил отделение журналистики ЛГУ в Риге, автор 18 книг стихов, прозы, очерков, эссе.

Лауреат ряда международных премий  по литературе, журналистике и изобразительному искусству. Среди них – Бунинская,  серебряная медаль, Москва, 2008, «Добрая лира», Санкт-Петербург, 2007, «Золотое  перо Руси», золотой знак, Москва, 2005 и золотая медаль на постаменте, 2010, «Петербург. Возрождение мечты, 2003». В 2012 году стал лауреатом (золотая медаль) 3-го Международного конкурса имени Сергея Михалкова на лучшее художественное произведение для подростков и дипломантом 4-го международного конкурса имени Алексея Толстого. 2015 год – дипломант Германского международного конкурса «Лучшая книга года». Диплома удостоена документальная повесть «В прицеле – свастика», выпущенная в свет рижским издательством «Лиесма» в далёком 1974 году. Выходит, не только рукописи не горят, но и некоторые старые книги.

Печатается  в журналах России, США, Израиля, Германии, Франции, Бельгии, Канады, Латвии, Дании, Финляндии, Украины  «Литературный Иерусалим»,  «Арион», «Нева», «Дружба народов», «Кольцо А», «Белый ворон», «Новый журнал», «Встречи», «Побережье», «СловоWord», «Русская мысль», «Литературная газета», «Российский писатель», «Вестник Европы», «Время и место», «Стрелец», «Венский литератор», «LiteraruS – Литературное слово», «Эмигрантская лира», «Дети Ра», «Урал», «Человек на Земле»», «Сибирские огни», «Сура», «Приокские зори», «Гостиная», «Плавучий мост», «Подъём», «Квадрига Аполлона», «День и ночь», «Север», «Литературные кубики», «Дон», «Ковчег», «Настоящее время», «Новый берег», «Эмигрантская лира», «Дерибасовская – Ришельевская», «Мория», «Наша Канада», «Новая реальность», «Под небом единым», «Меценат и мир», «Дальний Восток», «Экумена», «Наше поколение», «Русское литературное эхо», «Новый свет», «Флорида», «Студия», «Кругозор» и т.д.

 

Из статьи «Гаммеризм Ефима Гаммера»

О картинах и рисунках Ефима Гаммера следует говорить как о самоценных и самодостаточных произведениях. Однако мне кажется, ещё полнее художник раскрывается в сопряжении с Гаммером – писателем и поэтом. Потому что искусство – это личность автора плюс всё остальное: стиль, темы, образная система, материал и выразительные средства, техника и т.д. Но личность-то одна – неповторна и неразъёмна.

Сам художник определяет свои произведения просто, непонятно и иронично – гаммеризм*.

Привычные мерки и стандарты здесь не срабатывают, и, наверное, уж лучше таинственный «гаммеризм», чем очевидные неточность и приблизительность других определений. Тем не менее, гармония, как известно, поверяется алгеброй, и рациональный подход к рисункам и картинам Гаммера без особого труда вызовет воспоминания о причудливых гротесках Франсиско Гойи и аналитическом методе Павла Филонова, сюрреалистических фантасмагориях Сальвадора Дали и «сатанинском символизме» Бориса Анисфельда.

И в графике, и в поэзии Ефима Гаммера слышится эхо «серебряного века» русского искусства, в изысканную метафоричность властно вторгаются космизм Велемира Хлебникова и хаотичные ритмы дадаизма.

Общим остаются универсальные качества искусства Гаммера: профессионализм в работе с материалом, графическая культура, опосредованная, а нередко зашифрованная ассоциативность образных структур, развитая фантазия, густо настоянная не столько на букве иудаизма, сколько на мистике каббалы.

 

---

*В энциклопедии современных израильских художников его художественный стиль так и назван «гаммеризм». См. «Лексикон», Тель-Авив, изд-во «Акад», 1994 (на иврите и английском)

 

Григорий Островский, 

доктор искусствоведения

 

Первоисточник: «Иерусалимский журнал», №7, 2001

 

В поисках живой воды

Ефим Гаммер. «Замковый камень Иерусалима» (Таганрог: Нюанс, 2013)

 

Не знаю, где, в каком пространстве,

в каком нехоженном краю

мы окунём к исходу странствий

в живую воду жизнь свою.

Но знаю – там, у перехода

в иной простор, раздел иной,

отыщем мы живую воду –

живую для Земли святой.

 

Пожалуй, этими строчками Ефима Гаммера стоит предварить мой небольшой рассказ. Человек он необычайно талантливый, занимается – и успешно – вещами разнообразными. Поэт, художник, график, редактор, прозаик, боксёр... Вообще-то его боксёрские достижения обычно ставят на первое место – настолько они выдаются из ряда. В 67 лет бывший чемпион Латвии по боксу становится в 27-й раз подряд (!) чемпионом Иерусалима – самый старший из конкурентов моложе в 2 раза.

Но, хотя мне, спортсмену, близок такой спортивный подвиг, это всё-таки не поиск нового. И новый синтетический (живописный?) стиль, соединяющий живопись, графику, поэзию и «дроблённую» прозу – «гаммеризм» – интересен, но уж слишком неподражаем и индивидуален. Он, пожалуй, тоже в большой степени «для себя». А вот насыщенное чрезвычайным, почти «боксёрским» напряжением желание: прорваться за завесу, со-поставить миры, вынудить жизнь и смерть заговорить голосами собственными, не повторяя прежнее, – через своё, писательское горло – вот это уже, видимо, для нас.

Я даже не знаю, он «реалист» или «фантаст» – как-то это в другой плоскости. Образы и темы Гаммера – из нашей непосредственности, а вот средства художественные... Скорее, назваться должно: «поединок с небесами» – зачем? что это значит? где корень и исход?

Просто полезно вспомнить, что одно из возможных значений имени «Исраэль» – «боровшийся с Б-гом». Знаете, когда праотец Яков получил это имя? После поединка с Ангелом Смерти. Свою «Стихографию» Ефим начал циклом «Когда спасаются мёртвые». И мне потому мерещится, что поэзия Гаммера – просто классический еврейский жанр.

«Нет нового под Солнцем», – возвещал Коэлет, Собиратель. И мудрецы уточняют: «значит, над Солнцем – в духовном – есть новое». Мне кажется, в своём состязании с небесами Ефим Гаммер старается перевернуть, как бы «проткнуть» эту несводимость – и превести НОВОЕ «под Солнце». Не знаю, возможно ли это, но очень хотелось бы, чтобы – «да».

 

Арье Юдасин,

журнал «Русское литературное эхо»

Поэмы, новеллы и стихи в прозе