Чарльз Бернстин

Чарльз Бернстин

Четвёртое измерение № 8 (284) от 11 марта 2014 г.

Подборка: Перерекогнoсцировка

Из книги «Тяжёлое ремесло» (1991)

 

Сила чувства

 

Не абсурд, когда людей убивают

вокруг, как мух. Какой-то выход

из болота, нагого праха. Проверяют

(мелком помечая) на поверку

делегации проверка, предсказывает

празднество. Ещё не танцы, притоп,

пока запаздывает музыка, маня.

Глупый прибор, созданный лесничими

до войны, словно теми, кто, увядает против воли.

Тем временем, перед взглядом ряд

готов для полировки, тяп-ляп,

на переднем плане – фок-мачта,

расщеплённая правдивым парнем

гардеробщиком на посылках,

который божится, что не крал

пирожных. Всё круче, а ещё лучше

просто забудь, забудь даже о том,

что я сказал.

 

Поэт с другой планеты

 

И ехали они

& ночь

превращалась в день, став

 

как тень, как нож,

что нем и сер &

зубастый делёж

 

вполз во владенья

прекрасного и

известняка. Так бесцельное

безболезненным стало,

 

генетический слой

чьё теченье – сожаленье

и машет на прощанье

 

анонимной дисперсии.

Общая экономия,

точно помолиться, словно

 

полбатона

будет хуже

чем никакого

 

(полу

похвальба

хуже чем

 

никакой). Упрямство

без прямоты, озабоченность

без забот. Столько

 

тревог, но все

пусты. Есть

зренье, но

 

не будет

прозренья.

 

Красота краткости, антибские бананы

 

Пуссен не ел ливерной колбасы.

 

Беспощадный свет

 

Не уверен, что смогу

ограждать её долго

от более мягкого света

 

Бесплатный разворот

 

Если б мне платили гривенник

за каждый час

душевного покоя

я всё равно был бы нищим

 

[или]

 

Был я весел & беспечен

но теперь придавлен

ответственностью

 

Из книги «Со струнными» (2001)

 

Мальчик-сопрано

 

Папка любит меня крепко,

Мне сказал об этом дедка,

Но я дури полон, вот

Он по-чёрному дерёт.

 

Мамка учит круче нет:

В Библии – на всё ответ,

Не перечь, а выполняй,

Путь смиренным прямо в рай.

 

Нас учителя учили,

Что поэзия, как крылья,

Но ведь в небесах они,

Катафалк, что ль, угони

 

Здесь место для вашего объявления

 

Я досчитал до семи

& когда я

посчитал снова,

у меня снова

получилось

семь.

Давайте сами

посчитайте – у вас

всё равно получится

семь. У вас будет

получаться семь пока

не посинеете,

а будете переживать,

потеряете нить

& растеряете даже эти

семь.

Однако давайте

считайте – считайте

высчитывайте.

 

Бутерброд с арахисовым маслом и желе медузы

 

Ножницы, разрезав нить, лелеют шов,

Не врубаюсь ни во что, мозг готов.

Пять десятков лет как час, я давил ногой на газ,

Как собака я пахал, мокроступы проклинал.

Всё на свете исчезает, к примеру, буквы пропадают;

Одни скажут: звук глотают, я скажу, что искажают,

Запрос послал, но он в космосе застрял.

В суставах скрип, в мозгу туман,

В бардачке голубого форда попал в капкан,

А то на дереве повис, с той стороны Марса гляжу вниз,

Но справился с этим, выбросил из головы,

Шляюсь по бульвару в поисках товара,

Уже давно не в моде шаровары,

Это как пить дать. Новость слышали?

Уценённый магазин закрыли. Дожили.

 

Сиротка-анаграмка

 

Сиротка-анаграмка

Сидела на веточке

Ушиблена гордыней

Брошена возглашать весточки.

 

СИЕ МЫ ЕСТЬ ТОЛЬКО

ТО ЧТО МЫ ВЛИВАЕМ

В СЕБЯ КОГДА

МЫ РЕШАЕМ

ВМЕСТИТЬ ЦЕНУ

НАШЕЙ

ЗАБЫВЧИВОСТИ

 

Из Книги «Перерекогнoсцировка» (2013)

 

Двух охотников одним зайцем

 

Ис-

купление

приходит

&

искуп-

ление

уходит

но

мимо-

лётность

здесь

на

вечно

 

Не десенсибилизируй

 

Обуян ностальгией по будущему

Согбен сухой паникой

Льну рассеянно

К обещаниям настоящего

 

Позже

 

Разбуди меня, когда кончится кино

А пока дай поспать

Разбуди, когда мне будет всё равно

Протрезвею ли опять

 

И звали его Энигма, О!

 

Пока можешь, розы срывай, налегке,

Прошлое заперто в инкассаторском броневике

Досказан рассказ, надежды привет,

Остынь, приготовься к последнему нет.

 

Непримиримая непочинка

 

Бух, бух, бух.

Основа расщепила

непостижную непримиримость

словно когда молит маэстро

дать ещё один шанс

и все последующие проситедатели

украшают свои тарелки

вежливыми возражениями

и суровыми песнопениями.

Уходи, уходи

& не возвращайся.

Я любил тебя с утра

но не по пути к могиле.

Всяк неудачник знай свой шесток

Пока начинка не станет как лёд

Все сокодавки поставь в рядок

Пока из тебя не выдавят сок.

Хлоп, хлюп, дай, вздох

& лихорадка сгинув лежит

в пламени лжи

вот и все дела пока на рысях

поддатый рысак

не споткнётся на равнине

необузданной и прокрустовой

(нестройной и преждевременной)

транснесущественности.

 

Морской дрейф

По мотивам Уитмена, а также Дарраса, Мессиана, Асэлино*

 

Вопрос колебания – непрестанное равновесие качания люльки,

Начало качания, уравновешивающего себя без конца

Из колыбели, вечно уравновешиваемой глоткой

Насмешника, его музыкальный отказ / его отказ музыкальный

Начиная с гогота пересмешника, рождение гармонии

Начинает дразнить гусей пересмешник, рождается музыка

К полночи девятого месяца

Начиная с полночи сентября

Проливается в сентябрьскую полночь

Эликсиром памяти о переменах этой птицы

Начиная с сувенира или птицы, поющей мне

О моей памяти о птице, некогда певшей мне.

 

---

*Переводчики на французский язык стихoтворения Уитмена «Из бесконечно качающейся колыбели»;

Бернстин «остраняет» эти переводы, давая обратный перевод на английский. (Примечание Я. Пробштейна).

 

В Белой Церкви жила одна дева

 

В Белой Церкви жила одна дева

Забыв, что яблоко съела Ева,

Искала Рая тут, но обрела лишь приют

Померла в Белой Церкви та дева

 

Долгий путь в завтра

 

Сначала бег

Побег кураж

То гнев то раж –

Зеркал мираж

 

Из Катулла 85

 

Ненависть и любовь. Отчего это? ты спросишь,

Не отвечу, но чувствую, и это пытка.

 

Из новых стихов

 

Charles Bernstein                                        Чарльз Бернстин

Fare Thee Well                                            Прощай

Give me a hammer, give me a bell                 Дай молоток мне, колокол дай

Listen to the chime, listen to its spell            Звону внимай, чарам внимай

Give me an axe, give me a tree                     Дай мне дерево, дай топор

Watch logs catch fire by degree                    Смотри, какой разгорится костёр

 

Bleed a thought ’til it tells                              До крови мысль сдави и смотри

Secrets of elation hiding in a shell                 Как тайны восторгов сочатся изнутри

Find your way, make it swell                          Ищи свой путь, расти, чтоб был большой

Give what you got, not what sells                 Отдай не то, что купят, а что за душой

 

Before you go, sing me a song                      Песенку спой мне до того, как уйти
Time’s almost over, day’s been long              Долог был день, но и он позади,
No harder road ever will you see                  Не будет у тебя тяжелее пути

Than the road you’re on, far from me            Того, где без меня придётся идти

 

Give me an axe, give me a tree                     Дай мне дерево, дай топор

Watch logs catch fire by degree                    Смотри, какой разгорится костёр

Bleed a thought ’til it spills                            До крови мысль сдави и смотри

Secrets of regret hiding in a spell                  Как тайные сожаленья сочатся изнутри

 

Who knows if we’ll meet again?                     Кто знает, встретимся ли опять?
Don’t know where, can’t say when                Не знаю где, когда, трудно сказать

Maybe never, maybe in hell                            Может, в аду, может никогда
Fare thee well, fare thee well!                       Что ж, прощай, прощай навсегда.

 

Give me a hammer, give me a bell                  Дай молоток мне, колокол дай

Listen to the chime, listen to it dwell              Звону внимай, где он узнай
Find your way, make it sell                             Путь свой найди, купят пускай

Give all you got ’til it swells                            Всего себя отдай через край

 

No harder road ever did I see                        Не видел я тяжелее пути

Than the road you’re on, so far from me        Чем твой, где вдали от меня тебе идти
Do me a favor, sing me a song                       Песню мне спой перед тем, как уйти
Time’s almost over, day’s been long              Долог был день, но и он позади

 

I don’t know whether we’ll meet again          Кто знает, встретимся ли опять?
Maybe we will, somewhere in hell                  Не знаю где, когда не сказать

I can’t say how and I don’t know when         Может, в аду, может никогда
So fare thee well, fare thee well!                   Что ж, прощай, прощай навсегда.

 

2013

 

 

Сайт Чарльза Бернстина: http://epc.buffalo.edu/authors/bernstein/

Переводы на другие языки, в том числе и на русский:

http://epc.buffalo.edu/authors/bernstein/index2.html#translations

Сайт Гефтер

сайт oblaka (Русская литература Эстонии)

Пенсильванский университет: http://writing.upenn.edu/bernstein/