Аннета Мейман

Аннета Мейман

Четвёртое измерение № 10 (70) от 1 апреля 2008 г.

Подборка: Лучшие сны

* * *

 

По проторенным дорожкам

Я идти пытаюсь снова.

Златоуст летит навстречу,

Вспоминаю Иегову.

 

Без усилий, без страданий

В радуге купаюсь с солнцем.

Без тоски и без печалей

Тку узоры под оконцем.

 

Где найти мотив заветный?

Холст поставлю у дороги.

Даль волшебною жар-птицей

Бросится ко мне под ноги.

 

Золотистой недотрогой

Путь в туман крылом укажет.

Душу радужным сияньем

И заманит и привяжет.

 

Руки к ней тяну навстречу.

А она легко вспорхнула,

Окунулась в небосклоне,

И в тумане утонула...

 

Большие капли...

 

Большие капли тёплого дождя

Мне падают на губы и на плечи.

Мерцая, огонёк несут навстречу

Магические крылья светлячка.

 

Блистает глянцем мокрая листва.

Вся мостовая светится огнями.

Вселенная мерцает под ногами,

Созвездий отраженьями маня.

 

Вдыхаю жадно пряный запах трав.

Иду, плыву вся в мареве дождинок,

Забыв мелодии холодных льдинок,

Хорала летнего мелодию призвав.

 

Большие капли падают светясь.

Их зажигает фонарями вечер.

Я трепетно зову с желанным встречи,

От прочих нежеланных отстранясь.

 

* * *

 

Душа перестанет кричать,

Душа перестанет метаться.

На белом балконе заря

С закатами будет встречаться.

 

Мне море, орган заменив,

Играть станет песни вселенной.

Мелодий прекрасный мотив,

Гармонии дар вдохновенный.

 

Я помню родительский дом.

Всё было в той жизни, когда-то.

И дедушку с бабушкой в нём,

Что богу молились так свято.

 

Я слушала Шма Исраэль –

Как музыки странные звуки.

Язык незнакомый звучал

Предвестником страшной разлуки.

 

На крошечной древней земле,

Которой молились вы истово,

Нашлось теперь место и мне,

Мне грешной, не знающей истины.

 

Взорванный мир

 

Взорванный мир,

Опрокинутый навзничь.

Я в нём живу,

Растеряв своё «я».

 

Годы латают

Пробоин утраты.

И по кусочкам

Латаю себя.

 

Мною забыты

И люди, и лица.

Кто-то из них

Может, любит меня.

 

В калейдоскопе

Событий кружится,

Как заколдована,

Сущность моя.

 

Ночи Нью-Йорка,

Москвы, Тель-Авива.

Где я сегодня –

покажет рассвет.

 

Выйду на улицу.

Душу пусть лечат

Утра объятья и

Солнечный свет.

 

А берега всё нет...

 

Сегодня нет дождя,

Сегодня выпал снег.

По скользкой мостовой

Пегас несёт ковчег.

 

Без страха распахну

Окно, впущу рассвет.

Я столько лет в пути,

А берега всё нет.

 

Чёрная Кошка

 

Чёрная Кошка постой, не спеши.

Я, как и ты, от наветов страдала.

Злобная зависть собакой кусала,

Спаситель мираж уносил в небеса.

 

Чёрная Кошка не бойся меня.

Я на дороге стихи сочиняю.

Жаждой томима, ночами блуждаю.

Мечтаю испить терпкий хмель колдовства...

 

Чёрная Кошка послушай меня.

Я уже больше в огне не сгораю.

Рай или Ад впереди – я не знаю.

Без магии страсти мне жизнь не мила.

 

Чёрная Кошка ты мне – как сестра.

Поможем друг другу с бедой расквитаться.

Час пробил, пора в дальний путь собираться.

Знай, в замке Лаурана нас ждут чудеса.

 

Завлеку тебя

 

Завлеку тебя рассветом,

Заманю тебя туманом.

Сладкий стон и сто обетов

Подарю в дурмане пьяном.

 

Над серебряным прибоем

Мы станцуем танец страсти.

Может, увлекусь тобою,

Позабыв про все напасти.

 

Туманный час

 

Фантастические вирши

Сочиню для милого,

Что придёт ко мне

В туманный час.

 

Вытку смерч из нежности

Для тебя красивого,

Пока пыл

В душе моей не погас.

 

Угольками теплится

Нить желаний тонкая.

Выйду на дорогу,

И умчусь в туман.

 

В лабиринты снов

Вечной бесконечности.

Сладкий шум ветров,

Где царит обман.

 

Сон

 

Где-то есть порт Гонолулу.

В сладостной дрёме приснился мне он.

Будто большая акула

Носит меня на спине через сон.

 

Солнце отчаянно светит,

Волны, как горы, навстречу летят.

Молча, в душе содрогаясь,

Не отступаю ни шагу назад.

 

С гребня волны и... на пальму.

Ветки качают, ласкают меня.

Манго, кокосы, бананы

Свесились рядом, призывно маня.

 

Съела кокосы и манго,

Киту на прощанье махнула рукой.

За плавник ухватила акулу...

И возвратилась домой.

 

Тебе одному

 

Ты в лампаду души моей

Вылил чёрный костёр.

Сжёг иконы старинные

Наш с тобой разговор.

 

И живу вся в неверии,

Наступившего дня.

Потому, что в преддверии

Нет меня, нет меня.

 

Я пропала, растаяла,

Растворилась в дыму.

Пепелище оставила

Я тебе одному.

 

Я заберу

 

Я заберу детей своих домой,

Уеду из лесов дремучих

Алабушева, сосен под луной.

Москва быстрее мне наскучит.

Берёзы шелестом

Измучат душу мне.

Я захочу туда, обратно.

Но всё на свете,

Что горит у времени в костре,

От нас уходит безвозвратно.

 

Всё написано

 

Всё написано, переписано,

Все закаты и рассветы.

Все мелодии, строфы звучные

Менестрелями не раз спеты.

 

Обыватель кричит, мол, всё было,

И нельзя искушать провидение.

Но опять хор звучит очарованный,

Обречённых на озарение.

 

И я струны на лире настрою

Да ударю по ним со всей силой.

Хоть коряво пока, ранимо,

Но с надеждой несокрушимой.

 

Нет повторов зари, пусть с рассветом

Её цвет исчезает и блёкнет.

Лишь душа – камертон распятый –

На кресте никогда не умолкнет.

 

* * *

 

Мне приснилось утром ранним,

Что в окно стучат капели.

Гимн весенний, обручальный

Кошки джазово пропели.

 

Сердце ритмы подхватило.

Мой камин горит под крышей.

На метле, от Маргариты,

По небу лечу и слышу

 

Слов невысказанных эхо.

Их напев звучит хрустально.

Я в Нью-Йорке. Мастер, где ты?

Посети наш берег дальний.

 

Все озёра Централ-парка

Я с пристрастьем осмотрела,

Но тебя в густом тумане

Не нашла и улетела.

 

В романтическом азарте

Я промчалась над Гудзоном.

Небо, солнце, море света,

Просыпаться нет резона.

 

Золотистые спирали

Солнце мне в глаза вставляет.

Наяву или во сне

Кто-то веки раздвигает.

 

Мой камин горит под крышей.

Уходите прочь печали.

Я в Нью-Йорке, мастер видишь,

Вместе Новый год встречаем.

 

Лучший сон

 

Бесценный дар

Хранит воспоминанье.

Мы шли с тобой

По мокрой мостовой.

Весна пузырилась на лужах.

Как в нирване, стоял

Измайловских берёзок строй.

Ты утверждал, что в блеске

Влажных листьев

Палитра вся слилась.

Я слушала тебя,

Я думала с тобой,

А дождик лил...

И душу на закланье

Волшебной пеленой

Забрал в полон.

То был мой самый

Лучший в жизни сон.