Алексей Королёв

Алексей Королёв

Алексей КоролёвРодился 13 апреля 1944 года в Москве, в Измайлово.

Окончил МФТИ. Тридцать лет трудового стажа по профессии физика-теоретика: занимался исследованием ионосферы, в частности, полярной, в Радиотехническом институте Академии наук СССР.

Автор книг стихотворений: «Зеница ока» («Советский писатель», 1980), «Синица в небе» («Современник», 1981), «Ех Libris» («Советский писатель», 1988), «Вокруг да около» («Предлог», 2002).

Публиковался в журналах «Новый мир», «Литературная учёба», «Дружба народов», «Наша улица», «Согласие», «Юность», в альманахе «Предлог» и др.

 

* * *

 

Алексей Королёв вошёл в духовный и цитатный обиход моего поколения в самом начале 80-х годов прошлого века: как мастер созвучий, виртуоз синтаксиса, тонкий знаток фразеологии и изощрённый стилист. Это не просто техника – это как раз тот случай, к которому напрямую приложима известная фраза Маршалла Маклюэна «The medium is the message». В стихах Королёва, кажется, говорит сама русская языковая стихия, и это не может не восхищать. Три его сборника – «Зеница ока», «Синица в небе» и «Ех Libris» – давно стали постоянными моими спутниками, регулярно и с удовольствием перечитываемыми.

В чём же состоит это удовольствие? Рассмотрим всего одно, в 14 строк, стихотворение, своего рода сонет:

 

На улице метель мела

и падал снег куда попало,

а ты плечами повела –

мол, дела нет и горя мало! –

и выпорхнула из подвала,

как зимородок из дупла.

 

Потом озябла и взяла

взаймы у аэровокзала

толику малую тепла,

а миг спустя опять пропала

из поля зрения стекла,

бетона, камня и металла, –

позёмка языком слизала,

на нет метелица свела.

 

Сквозное чередование «ла» и «ала» – способ рифмовки, могущий считаться фирменным знаком Королёва, – есть не что иное, как (вполне по Сельвинскому – но отнюдь не в одних только глагольных окончаниях!) воплощение женской сущности, здесь – своенравного женского характера; «з», пронизывающее стихотворение, даже во «взяла взаймы» приобретает черты озноба; а уж в стыке «у аэровокзала», в тройственном этом зиянии, явственно чувствуется кавернозное пространство, способное вместить огромное количество люда. В ненавязчивой перекличке звуков слышны и «аллилуйя» («толику малую»), и «амен» («на нет метелица»): ведь речь идёт о разлуке, сожалении и – одновременно – некоем облегчении. Всё это, вместе взятое, представляется мощной обратной волной русского стихотворного неоклассицизма – не в смысле знаменитого триединства времени, места и действия, но в смысле органичного соединения классической строгости метрики и рифмовки с лёгкой текучестью синтаксиса, соединения, позволяющего достигнуть подлинной поэтической синергии, где фонетика и семантика, композиция и стилистика катализируют друг друга, взаимно обогащаясь и усиливаясь.

Каково же было моё удивление, когда, обретя доступ к Интернету, в ответ на соответствующие запросы я получил лишь ссылки на журнал «Наша улица», сайт MIMINO да альманах «Предлог»! Любимые строки (например, «Ветер выроет в кроне нору, / не по росту ли, не по нутру – / бросит эту и роет другую...») вообще оставались ненайденными.  Сочтя такое положение дел глубоко неправильным, я решил непременно восполнить пробел в сетевом стихотворном изобилии, опубликовав подборку Алексея Алексеевича в «45-й» – и успешно заразил этой идеей своих друзей и добрую часть нашей редколлегии. А в феврале 2014-го удалось дозвониться до самого Королёва и заручиться его принципиальным согласием (всё-таки, наверное, не каждый день звонят автору читатели из 80-х!).

В основе публикуемой ныне подборки – стихи, сканированные мной, а также набранные Хыйсой Джуртубаевым, моим другом и тоже большим поклонником Королёва, из указанных выше сборников, в которых (стихах) за время того телефонного разговора было выявлено и исправлено несколько досадных опечаток, долгие годы заставлявших нас ломать голову в догадках. Например, на бумаге в строках «а вечность, знать не зная рубежа, / окрестности заснежа и завьюжа, / по-прежнему нежна и неуклюжа, / гармонии одной принадлежа» вместо «неуклюжа» почему-то значится «завьюжена». Так что возвращение поэта – через Сеть – в поле читательского внимания сопровождается ещё и восстановлением оригиналов. Хотя главное, конечно, в обретении новых читателей.

 

Георгий Яропольский

Подборки стихотворений