Александр Носков

Александр Носков

Четвёртое измерение № 17 (437) от 11 июня 2018 г.

Чегольские песни Екатерины Брозиной

Настоящий сборник навеян произведениями классического фольклора и приметами нашего времени.

Цикл стихов-песен связан с лужской деревней Чеголи, красивое, музыкальное название которой восходит к глубокой древности.

Фамилия героини – напоминание о дочери одного из местных помещиков, выпускнице Смольного института благородных девиц. Все персонажи песен – лица вымышленные.

 

1. Исповедь

 

Познакомилась я с хулиганом,

Он сначала был вежлив со мной.

Он водил меня по ресторанам

И кормил меня красной икрой.

 

Но когда я ему отказала

В том, в чём он меня всё умолял

Он меня в сквере возле вокзала

Как сиреневый куст обломал.

 

Я ждала от него предложенья,

Чтобы замуж пойти за него,

Но он нагло прервал отношенья

И не дал мне взамен ничего.

 

Я с тех пор сторонюсь ресторанов

И вокзалы я прочь обхожу,

Не влюбляюсь в парней-хулиганов

И себя за ошибку сужу.

 

Лишь уехав в деревню Чеголи,

Я душевный покой обрела,

Там всё лето работаю в поле,

И к поэзии тропку нашла.

 

Я к девчонкам полна сожаленья,

Не прошу их пример с меня брать,

Чтоб никто их в цветущее время

Не посмел, как сирень обломать.

 

2. Подруга

 

Есть у моей подруги

В Чеголях крайний дом,

Неважный по округе

Гуляет слух о нём.

 

Здесь для любого гостя

Всегда готов приют

Здесь много не запросят

И мало не нальют.

 

Подругу осуждала,

Стыдила её я,

Она ж не обращала

Вниманья на меня.

 

И вот, чего таиться,

Раз был такой пример,

Зашёл к ней угоститься

Совхозный инженер.

 

Он был давно женатый,

Студентку дочь имел,

Приличную зарплату,

А тут, как очумел!

 

Влюбился безответно

В зелёные глаза.

Рассказывать об этом

Замучает слеза.

 

И вот ещё заноза,

Сюда как на пикник

Из ближнего лесхоза

Захаживал лесник.

 

Застал он инженера

С хозяйкой за столом,

Пошла меж ними ссора

С убийственным концом.

 

Лесник за нож схватился,

Соперник за топор.

К утру наряд милиции,

Народа полный двор.

 

О смертном инциденте

Составлен протокол,

Моей подруге светит

Суровый приговор.

 

Судья всё об убийстве

В начале говорил,

Но лишь в гостеприимстве

Подругу обвинил.

 

Решению такому

Ответ не в стороне,

Подруга молодому

Понравилась судье.

 

Я без предубежденья

На их любовь смотрю,

Хоть жалко, без сомненья,

Мне бедного судью.

 

3. Про Игната

 

В Чеголях было дело,

Обычное на взгляд.

С любовником застукал

Свою жену Игнат.

 

Не стал он материться,

Не стал он убивать,

Решил сам застрелиться,

Их счастью не мешать.

 

Взял с чердака двустволку,

Патронами набил,

И вышел на дорогу

И так заговорил:

 

– За что, жена, решила

Ты мужу изменить

К супружескому ложу

Другого допустить?

 

Тебе ль я был неверен,

Тебе ли изменял,

Тебе ли в огороде

Цветы не поливал?

 

Когда красивой парой

Мы шли с тобой гулять,

К окошкам люди липли,

Чтоб нас обозревать.

 

Счастливою семьёю

Считали люди нас,

Зачем ты всё разбила

В один короткий час.

 

Зачем ты притворялась,

Сказала б всё как есть,

Тогда б не потерялась

Моя мужская честь!

 

Игнат навёл двустволку

На неба синеву,

Пальнул и плакал долго

Слезами на траву.

 

В Чеголях было дело,

Обычное на взгляд,

С любовником застукал

Свою жену Игнат.

 

4. Соседка

 

В Чеголях горизонт накрылся

Туманом белых облаков.

В соседку-дачницу влюбился

Телятник Прохор Петухов.

 

Вчера носил он рваный ватник,

Ходил едва ль не босиком,

А нынче, даром, что телятник,

Украсил шею галстуком.

 

Он на неё смотрел влюблённо,

Не как обычно мужики,

Когда в купальнике зелёном

Она полола сорняки.

 

Однажды гнал на выпас Прохор

Ему доверенных телят,

Вдруг видит он соседке плохо,

Она упала между гряд.

 

К ней Прохор бросился ретиво

И в тень её переместил

И, чтоб дышать ей легче было,

Он грудь её освободил.

 

За это кто ж его осудит?

Но вышло вот, что из того,

С тех пор частенько вместе люди

С соседкой видели его.

 

Настала осень, и пора бы

С дач собираться в Петербург,

В Чеголях Прохор правит свадьбу

С соседкой Розой Розенбург.

 

Всё вышло вроде бы неплохо,

Но от Чеголей в стороне

Теперь пасёт женатый Прохор

Телят в израильской стране.

 

5. Зависть

 

У чегольской доярки Варюхи

«Жигули» во дворе завелись,

С той поры стали злее старухи

Обсуждать её личную жизнь.

 

Даром, что ли, она разведёна,

Выставляет себя напоказ,

Даром, что ли, начальство района

Стало чаще проведывать нас.

 

Даром, что ли, на дочке наряды,

Даже в Луге не купишь таких,

Даром, что ли, призы и награды –

Молоком, что ль, добилася их?

 

Как известно, деревня – не город,

Здесь, что было, что нет – всё равно.

Про любого здесь был бы лишь повод

Всё заранее припасено.

 

Про Варюху и повод не нужен,

Не обижена богом ничем,

Разошлась с шоферюгою мужем

И стыда, знать, лишилась совсем.

 

Уж не просит на хлеб у соседей,

Перестала ходить в синяках,

Нынче слышно, в Финляндию едет,

Освежиться в заморских краях.

 

Хоть всё топчет навоз сапогами,

А на деле, пойди, разберись.

Пожимают старухи плечами,

Не понять им Варюхину жизнь.

 

6. Верка

 

Тимофеевой Верке семнадцать

Уж пора б понимать, что к чему,

Поразборчивей надо влюбляться,

А не лишь бы прижаться к кому.

 

Только Верке, известное дело,

Посторонний совет не указ,

У неё загорелое тело

И туман малахитовых глаз.

 

Там, где Верка, всегда многолюдно,

Там весёлая стайка парней,

И худая молва неотступно

По пятам так и ходит за ней.

 

Только Верке, известное дело,

И худая молва не указ,

У неё загорелое тело

И туман малахитовых глаз.

 

Мать на Верку махнула рукою,

Отступился от Верки отец,

И решили тогда всей роднёю

Выдать замуж её наконец!

 

Только Верке, известное дело,

Эти планы родни не указ,

У неё загорелое тело

И туман малахитовых глаз.

 

Жениха ей нашли то, что надо,

Предводителя местных братков,

Здоровилу сурового склада

С парой, словно стальных, кулаков.

 

Что же с Веркой? Всё будто по делу,

Изменилась от радости в раз.

Как идёт к загорелому телу

Яркий блеск малахитовых глаз!

 

7. Чегольская девчонка

 

Чегольская девчонка однажды

Мне поведала так про любовь,

Что она не встречается дважды,

И что не возвращается вновь.

 

Я по личному опыту знаю,

Что неправду она говорит.

Это чувство я переживаю

Всякий раз если сердце велит.

 

И не то, чтоб была из таких я,

Про которых гуляет молва,

Но в пустыне сильней сила вихря

И сильней жаждет влаги трава.

 

Одиночество – та же пустыня,

Сила чувств – силе вихря сродни.

И душа вянет горькой полынью

Без спасительной влаги любви.

 

До пустыни душа выгорает

Если вдруг исчезает любовь,

Чегольская девчонка не знает

Чувств любви, возвратившихся вновь.

 

8. Недотрога

 

Я была девчонка-недотрога,

Что же это сделалось со мной,

Почему без всякого предлога

Может подойти ко мне любой.

 

Почему я без сопротивленья

Слушаю фальшивые слова,

Почему от этого мгновенья

У меня кружится голова.

 

Почему навстречу ложным ласкам

У меня ответно ноет грудь,

Слишком в детстве верила я сказкам,

Их прочесть прося кого-нибудь.

 

Здесь в Чеголях, осенью пустынно,

На берёзках скомкана фата,

Как недавно я была наивна,

Как давно уж я совсем не та.

 

Устилает жёлтый лист дорогу,

Словно ткёт из золота ковёр,

Словно ждёт, что к моему порогу

Вдруг подъедет сказочный сеньор.

 

Я была девчонка-недотрога,

Что же это сделалось со мной,

Почему без всякого предлога

Может подойти ко мне любой.

 

9. Чегольская-цыганская

 

Мне говорил он:

– Люблю тебя я.

А снег всё падал,

А снег всё таял.

 

Мне говорили

Ему не верить.

Но я зачем-то

Открыла двери.

 

Мне руки сжал он,

Я отклонилась,

Он умолять стал,

Я согласилась.

 

Со мною это

Впервые было,

Я не хотела,

Я уступила!…

 

Мне было сладко,

Мне больно стало,

Когда такие

Слова сказал он:

 

– Я безнадёжно

Люблю другую,

Чтоб отомстить ей

Тебя целую.

 

Мне говорили

Ему не верить.

Но я зачем-то

Открыла двери.

 

Чужой любимый,

Прощай навек.

А снег всё падал,

Всё таял снег.

 

10. Люблю опавших листьев шорох…

 

Люблю опавших листьев шорох,

И в дождь спасительный очаг,

И возраста печальный холод

Пью в дни рожденья натощак.

 

По-детски радуюсь подаркам,

И торту в пламени свечей,

И безнадёжно верю картам,

Гадая о судьбе своей.

 

Уже пора бы мне смириться,

Что к счастью нет пути назад,

Кленовая листва кружится

Червовой мастью в листопад.

 

Когда я под осенним солнцем

Одна сухой листвой шуршу,

Невольно в каждом незнакомце

Тебя, судьбу свою, ищу.

 

11. Отпуск

 

Этим летом я была на море,

Чтоб оздоровить свой слабый пол,

Там ко мне в морской парадной форме

Капитан-подводник подошёл.

 

Я была ещё не загорелой,

И стеснялась тело обнажать.

Но и в этом виде моё тело

Он любил подробно целовать.

 

Мы напрасно время не теряли,

Сутки проводя наедине,

И объятий мы не расплетали

Даже в наповал смертельном сне.

 

И когда вернулась я в Чеголи,

Может быть, белее, чем была,

Каждый приставал ко мне: «Ты, что ли,

В Антарктиде отпуск провела?».

 

12. Канарейка

 

От Петухова, что женился на еврейке,

С которой вместе он в Израиль укатил,

Осталась здесь в Чеголях птичка-канарейка,

Он отъезжая её Славке подарил.

 

А Славка спёр у тётки Марьи холодильник,

Его в ментовскую, а птичку деть куда?

И тётка Марья канарейку, как будильник,

Или как сторожа к себе домой взяла!

 

Но вскоре Марья попадает под машину

И канарейку взял к себе сосед Игнат

Вот после этого жену свою Марину

Он и застукал с кавалером, говорят.

 

Тогда мы поняли, какую злую птицу

Оставил нам еврейский хахаль Петухов

Лишь у кого-нибудь тварь эта поселится

Так у того беда случится, будь здоров.

 

Понявши это, мы собрались всей деревней

И из штакетин прочный ящик сколотив

Его отправили внутри с той птицей скверной

В столицу ихнюю, далёкий Тель-Авив.

 

Отправили мы наш презент авиапочтой

А на другой день нам сказали в новостях:

Над Тель-Авивом самолёт взорвался ночью

При не вполне понятных обстоятельствах.

 

Лишь уцелел от него ящик из Чеголей

В Иерусалим его отправили, чтоб вскрыть.

И стали парни там с еврейской семядолей

И палестинцы вновь друг друга колотить.

 

13. Кошка чёрная, пятна белые…

 

Кошка чёрная, пятна белые,

Мне дорогу вдруг перешла.

Эх, года мои скороспелые,

Нет, не так я вас прожила.

 

Разбросала вас, словно камушки,

Словно нить рассыпала бус,

Торопилась всё выйти замуж я,

Лишь бы выйти, там разберусь.

 

Сохранила я верность девичью

Для того, кто мужем мне стал,

В ласках с ним была гуттаперчевой

Отчего ж от них он устал?

 

Дочка спит, а мне не забудется,

Как не сплю и всё жду его.

Мне замужество в школу мужества

Слишком быстро переросло.

 

О таком ли я счастье грезила

В торопливые свои дни?

Здесь в Чеголях я друга встретила,

Что пришёл домой из Чечни.

 

У него лицо обожжённое

И в глазах темно от тоски,

У меня любовь сохранённая,

Как в золе костра огоньки.

 

Кошка чёрная, пятна белые

Наши судьбы переплела,

Эх, года мои, скороспелые,

Нет, не так я вас прожила.

 

14. Берегом простёрлась луговина…

 

Берегом простёрлась луговина,

Посевная кончилась страда,

За заборами цветёт малина,

У ларька пьют пиво господа.

 

Прошлое развеялось ненастье

В благодатном солнечном раю

Я узнала, наконец, про счастье

Я теперь любима и люблю.

 

Господа проснутся утром рано,

Заведут, кто трактор, кто ЗИЛок,

Я же заведусь от прикасанья

Наших после сна горячих щёк.

 

Каждое моё телодвиженье

Только эхо сильных ласк твоих

Каждое души моей мгновенье

Ненасытно, жадно жаждет их.

 

Всё у нас получится красиво,

И не распадётся никогда

Я сама тебе схожу за пивом,

Пропустите даму, господа!

 

15. Я своей любовью дорожу…

 

Я своей любовью дорожу,

Я тебя ни в чём не упрекну.

Пусть ты будешь хоть сто раз не прав,

Я смирить смогу свой гордый нрав.

 

Ах, какой в Чеголях нынче снег,

У любви назад дороги нет!

Ах, какой в Чеголях снегопад

У любви дороги нет назад.

 

Милый мой, любимый, дорогой,

Вот уж сколько лет, как мы с тобой!

Чем тебя я больше узнаю,

Тем тебя сильнее я люблю!

 

Ах, какой в Чеголях нынче снег,

У любви назад дороги нет!

Ах, какой в Чеголях снегопад,

У любви дороги нет назад!

 

Если ошибёшься, я пойму,

Провинишься – я не оттолкну.

Тот, кто скажет – беспринципная,

Не умеет так любить, как я!

 

Ах, какой в Чеголях нынче снег,

У любви назад дороги нет.

Ах, какой в Чеголях снегопад,

У любви дороги нет назад!