Александр Измайлов

Александр Измайлов

Все стихи Александра Измайлова

Ветрана по уши в тебя, брат, влюблена

 

«Ветрана по уши в тебя, брат, влюблена;

Женись-ка ты на ней: богата ведь она,

      Пять сот душ...» - «Разве я взбесился?»

- «А что? Небось стара? Ей, правда, пятьдесят...»

- «Напротив, молода: когда бы шестьдесят

      Ей было, право бы, женился».

 

Девушка и чиж

 

«Что это за житье? Терпенья, право, нет!»

(Так Лиза, девушка четырнадцати лет,

Сама с собою говорила.)

«Всё хочет маменька, чтоб я училась, шила,

Не даст почти и погулять.

Едва ль три раза в год бываю я на бале,

А то вертись себе без кавалера в зале!

Куда как весело одной вальсировать!»

Тут Лиза тяжело вздохнула,

Отерла слезку и взглянула

Нечаянно на верх окна,

И что ж увидела она?

Любимый чиж ее в решетчатой темнице,

Конечно, вспомнив про лесок,

Сидел на жердочке, повесивши носок.

«Ах! вольность дорога и птице! -

Сказала Лизонька. - Я по себе сужу.

О бедный Пипинька! Уж боле

Тебя не удержу,

Ступай, лети, мой друг, и веселись на воле...»

С сим словом отперла она у клетки дверь.

Встряхнулся Пипинька, летит в окно, кружится,

На крышу ближнюю садится.

Запел... «Как счастлив он теперь!» -

Мечтает Лизонька и видит из окошка,

Что к Пипиньке подкралась кошка,

Прыгн_у_ла на него и при ее глазах

Бедняжку растерзала!

 

*

 

В раскаяньи, в слезах

Вот Лиза что сказала:

«Как смела я на маменьку роптать!

Теперь я вижу очень ясно,

Что волю тем иметь опасно,

Кто слаб и сам себя не может сохранять».

 

Любовь инфернальная

 

Мы с тобой сплетёмся в забытьи…

………………………………………

Я увижу волны, блеск зари,

Рыб морских чуть дышащие жабры.

Бальмонт. Будем как Солнце.

 

Хочу быть смелым, хочу быть храбрым,

Любви примеры иной явить.

Хочу лобзать я у женщин жабры,

С тигрицей хищной блаженство пить.

 

Люблю протяжность я ласк суккуба,

К объятьям юных колдуний слаб.

Давайте мёртвых! К ним страсть сугуба!

Химер нотр-дамских и чёрных жаб!

 

Мне опостыли тела людские, –

Хочу русалок из бездн морских…

О, прячьте кошек! Я весь стихия!..

Я сам не властен в страстях своих!..

 

Надпись к портрету Вольтера

 

Великий это Аруэт,

       Историк, филос_о_ф, поэт.

       Его глупцы критиковали,

       Его монахи проклинали,

       Его монархи почитали,

       Которых почитал весь свет,

Его несчастные любили, прославляли.

Мир праху твоему, великий Аруэт.

 

Наседка

 

«Куда как я ужасно похудела! -

Наседка хвастала перед сестрой своей. -

         Подумать: двадцать дней

         На яйцах сидела, -

      Всё время не пила, не ела,

      Скажу, что много было дела!..»

- «А много ль у тебя, скажи, цыпляток всех?» -

      Подруга у нее спросила.

- «Да нет ни одного, попутал как-то грех,

      Все яицы передавила».

 

   *

 

      Как эта курица, точь-в-точь,

Иной твердит: «Сижу за делом день и ночь!»

И подлинно сидит, от места не отходит,

Да перья попусту с бумагой переводит.

 

Не знаю, как отмстить мне моему злодею

 

«Не знаю, как отмстить мне моему злодею,

Зоилу-демону?» - «Изволь, от всей души

Подам тебе совет: под притчею своею

              Его ты имя напиши».

 

Послушай, маменька мой друг

 

«Послушай, маменька мой друг, -

      Супруге говорит супруг. -

Ванюшка давиче мне в ноги повалился...»

      - «Что, верно, пьян вчера напился?

Ну, папенька, прости для праздника его».

- «Нет, маменька, не то, он, знаешь ли, влюбился»,

          - «Влюбился! а в кого?»

      - «Да в горничную Катерину:

Охотою идет Катюша за него...»

- «Велю я положить женитьбу им на спину!»

- «Ты шутишь?» - «Никогда я с вами не шучу».

- «Послушай, маменька...» - «И слушать не хочу!

Жените их, а я уж на своем поставлю,

          В деревню их отправлю

      И там свиней пасти заставлю.

      Вот вздумали женить слугу!

Да я, суд_а_рь, терпеть женатых не могу».

 

Приятная смерть

 

Я хочу, чтоб смерть застала

С трубкою меня в руках;

Чтоб в то время предо мною

Пунш на столике стоял;

Чтоб Милена на коленях

У меня тогда была.

«О всемощная богиня! -

Так бы смерти я сказал. -

Погоди-ка ты немножко,

Дай стакан мне мой допить,

Дай проститься мне с Миленой,

Буду я готов сей час;

Между тем мою ты трубку,

Если хочешь, покури».

Тут бы мигом пунш я допил,

Тут бы уж в последний раз

Милую мою Милену...

К сердцу крепко я прижал

И в минуту восхищенья

Закричал бы так на смерть:

«Что ж ты, глупая, зеваешь,

Ну! рази теперь скорей».

 

1805

 

Происхождение и польза басни

 

Однажды - кто б поверить мог? -

           К Царю в его чертог

      Вошла вдруг Истина нагая!

Царь в гневе закричал: «Бесстыдница какая!

Как смела ты войти и кто ты такова?»

- «Я Истина». - «Зачем?» - «Сказать лишь

                   слова два:

      Льстецы престол твой окружают;

      Народ вельможи угнетают,

Ты нарушаешь сам нередко свой закон...»

      - «Вон, дерзкая! вон! вон!

      Гей! стражи, гей, войдите,

           Возьмите, отведите

Ее в смирительный иль в сумасшедший дом».

      Хорош был Истине прием!

Вздохнула бедная и вмиг из глаз пропала.

      Охота после ей припала

Идти опять к Царю; подумала, пошла,

      Но уж не голая, как прежде, -

      В блестящей дорогой одежде,

Которую на час у Вымысла взяла.

Смягчивши грубый тон, к Царю она с почтеньем

Приближилась и с ним вступила в разговор.

Царь выслушал ее с великим снисхожденьем;

      Переменился скоро двор:

           Временщики упали,

      Пришел на знатных черный год,

      Вельможи новые не спали,

Царь славу приобрел, и счастлив стал народ,

 

Разговор матери с дочерью

 

Мать

 

Приятную тебе скажу я, друг мой, весть.

 

                    Дочь

 

Скажите, маменька.

 

                    Мать

 

   Жених тебе уж есть:

Отец поговорить об нем велел с тобою.

 

                    Дочь

 

Вы видели его? Хорош ли он собою?

 

                    Мать

 

Вчера у князя мы играли с ним в бостон,

И нам понравился обоим очень он:

Умен, достаточен и знатного же рода...

 

                    Дочь

 

А сколько лет ему?

 

                    Мать

 

    Да... шестьдесят два года.

 

                    Дочь

 

Неужто вы меня хотите погубить?

Могу ли, маменька, я старика любить?

 

                    Мать

 

А почему ж не так? Он женится по страсти;

Имение его в твоей всё будет власти:

Сто тысяч с деревень дохода одного...

 

                    Дочь

 

Извольте, маменька, иду я за него.

 

1808

 

Сонет одного ирокойца

 

Где холодно, цветы все худо там растут.

Лишь выходишь, они показываться станут,

То солнечные им лучи потребны тут,

Но вместо солнца дождь, снег, град - они и

вянут.

 

Канада есть сия холодная страна,

Цветы - писатели, а солнце - одобренье;

И наша нация, к несчастью, есть одна,

Где авторы в таком находятся презренье.

 

Утешьтесь, бедные! и прочие науки

Все одобряются не более у нас;

Возьмите, юноши, не книги, карты в руки,

Вертитесь, кланяйтесь - чины, места ждут вас.

Бостоном, {*} танцами составить счастье можно,

А с просвещением в леса сокрыться должно.

 

Стихи на кончину И.П. Пнина

 

Что слышу? Пнин уже во гробе!

Уста его навек умолкли,

Которы мудростью пленяли!

Навеки Сердце охладело,

Которое добром дышало!

Навек рука оцепенела,

Котора истину писала!

Навеки мы его лишились!

 

О смерть! исчадье ада злое!

Зачем, зачем его сразила?

Он был еще в цветущих летах!

А часто изверги ужасны,

Которы землю оскверняют,

Которы кровь пьют беззащитных,

Живут до старости глубокой!

Зачем не их, его сразила?

 

Как древо юное весною

В саду при солнце зеленеет

И, будучи покрыто цветом,

Плоды обильны обещает,

Плоды, которые бывают

На нем всегда год года лучше, -

Все им любуются и перстом

Его друг другу указуют...

Но мрак спускается на землю -

Валится цвет и лист зеленый...

Вотще садовник истощает

Свое искусство попеченья:

Прекрасно древо сохнет, сохнет,

И глядь... совсем уже засохло, -

Так точно Пнин погиб несчастный!

 

Сего ль, друзья, мы ожидали?..

Почтим же прах его слезами,

Цветами гроб его украсим

И памятник ему воздвигнем

Над хладною его могилой, {1}

Хотя он памятник поставил

Еще давно себе и вечный -

В сердцах у нас, в своих твореньях.

О Пнин! друг милый и почтенный!

Мир праху твоему навеки!

Твое век имя будет славно

И память вечно драгоценна

Для нас и для потомков наших!

 

Когда писать что должен буду

Для пользы я моих сограждан,

Тогда, о Пнин, мой друг любезный!

Приду я на твою могилу

И, тень твою воображая,

Твоим исполнясь вдохновеньем,

Писать тут лучше, лучше стану.

Когда же мне судьба сулила

Еще прожить на свете долго

И небо мне сынов дарует,

То им доставлю воспитанье

По правилам, изображенным

В твоем полезнейшем журнале. {2}

Тебя в пример им ставить буду

И приведу на то их место,

Где прах теперь твой почивает.

Слезами мы его окропим,

И с благодарностию будем

Произносить твое мы имя,

Пока с тобой не съединимся.

 

1805

 

Таврический сад

 

Сад Таврический прекрасный,

Как люблю в тебе я быть,

Хоть тоски моей ужасной

И не можешь истребить.

 

Только лишь одной природы

Ты имеешь красоты,

Просто всё в тебе: и воды,

И деревья, и цветы.

 

Просто всё в тебе и мило.

Для меня ты лучший сад.

Как приятно и уныло

Твой, лиясь, шумит каскад!

 

Ах! на травке на зеленой

Как люблю я здесь сидеть,

Дух имея утомленный,

На струи в слезах глядеть.

 

Ах! как временем вечерним

Хорошо в тебе Гулять

По тропинкам искривленным

И о милом помышлять.

 

Как в тебе я ни бываю

И как много ни хожу,

Только им лишь мысль питаю,

Но его не нахожу.

 

Он меня не повстречает

Никогда в аллеях сих,

Вздохов он не примечает

И не видит слез моих.

 

Сад Таврический прекрасный,

Нету мне в тебе утех,

Но зато в тебе несчастной

Можно плакать без помех.

 

1800

 

Я видел вас вчера в трагедии моей.

 

«Я видел вас вчера в трагедии моей.

      Вам нравится она?» - «Нимало».

- «А что ж вы плакали?» - «Сказать ли? Жаль

                                   мне стало,

      Что дал за креслы пять рублей».